Одесса: у жизни на краю (ФОТО)

 На сегодняшний день региональный центр кардиохирургии на базе Одесской областной клинической больницы является лидером по количеству проделанных операций. В том числе с применением

собственных, эксклюзивных методик. В активе специалистов центра — 3493 коронарографии (исследование сосудов сердца), 1154 стентирования (вмешательство с целью установки стента); 154 операции по протезированию клапанов сердца; 353 шунтирования, 854 имплантации кардиостимуляторов; 1587 катетерных аблаций аритмий (нехирургическая техника, основанная на разрушении патологических проводящих путей, являющихся причиной аритмии).

  Ноу-хау одесского центра — совмещение двух методик в лечении сердечных патологий. На первом этапе пациент проходит обработку с помощью ударно-волновой терапии. В результате увеличивается количество периферических сосудов, снабжающих сердце кровью, компенсирующих недостаточную работу основных. Иногда и этого бывает достаточно, но если нет — проводится операция по пересадке стволовых клеток. Хирург определяет зону наибольшего поражения сердца и начинает введение специально приготовленного концентрированного раствора. Обычно таких инъекций делают до двадцати, и каждая из них — искусство. Ведь врачу необходимо ввести раствор в строго определенную точку мышцы сердца диаметром в миллиметр. Не забудем при этом, что перед хирургом живое (и больное!) сердце. Ритм его натужных сокращений, в отличие от здорового, достигает ста восьмидесяти — двухсот ударов в минуту.

 Неудивительно, что для проведения такой операции необходима слаженная работа целой бригады специалистов, в том числе и биоинженеров, наблюдающих за аппаратурой, дающей трехмерное изображение хирургического поля.

 С учетом всех составляющих цена одной такой операции достигает ста тысяч гривень. Один только одноразовый катетер для введения стволовых клеток в ткань миокарда стоит сорок тысяч. Что ж, давно и всеми признано: медицина — дорогое удовольствие. Тем более медицина с применением сложнейших технологий, а сегодня без них лечение сердечно-сосудистых патологий и заболеваний сердца представить невозможно.

 По мнению руководителя регионального центра кардиохирургии профессора Юрия Карпенко, для нормального функционирования этого учреждения требуется восемь-десять миллионов гривень в год — это только на расходные материалы. Государственное финансирование составляет примерно три миллиона шестьсот тысяч. Что же в результате? Часть расходов ложится на пациента. Например, за операцию с искусственным кровообращением необходимо доплатить около десяти тысяч гривень.

 По словам Юрия Карпенко, пока в центре есть запас практически бесплатных кардиостимуляторов. Но, подчеркивает он, хирургия аритмий не ограничивается установкой кардиостимуляторов. Бюджетное же финансирование, например, устранения тахиаритмий, составляет всего десять процентов.

 Что касается инвазивной кардиологии, расходных материалов — стентов, катетеров, баллончиков для коронарных вмешательств — осталось примерно месяца на четыре.

 — Если пять лет назад (на закупку оборудования тогда было затрачено до тридцати миллионов гривень) мы были оснащены на высоком уровне, то сейчас износ оборудования составляет семьдесят пять процентов. Оно постепенно приходит в негодность, если не подумать об этом сегодня, то примерно через год достигнутые результаты могут остаться в прошлом, — говорит Юрий Карпенко.

 За цифрами дензнаков стоят другие — количество возможных проведенных операций. Небезынтересны и другие цифры. По европейским стандартам, на город-миллионник приходится от пятисот до тысячи операций на сердце с искусственным кровообращением. Население Одесской области составляет два миллиона триста тысяч человек, а это от тысячи ста до трех тысяч операций. Если добавить две-четыре тысячи мини-инвазивных вмешательств, выходит от трех до семи тысяч операций в год.

 Может быть, наш народ все еще здоровее, чем избалованный благами цивилизации западный? Официальная медицинская статистика свидетельствует: в Одесской области в год страдают от инфарктов до двух с половиной тысяч, из них умирают — до трехсот человек. Внезапные, «ураганные» смерти, связанные с аритмией, уносят жизни до трех тысяч человек ежегодно.

 На смертность от сердечно-сосудистых заболеваний приходится две трети от общего количества сердечных патологий. И с этим связана еще одна серьезная проблема — удаленность срочной квалифицированной медицинской помощи для жителей области.

 Так, в Одесский центр пациентов из Измаила, Котовска обычно привозят через десять-шестнадцать часов после инфаркта. Слишком много проходит времени, и усилия врачей не дают результатов. В одесских клиниках в 2012 году проведено четыре тысячи коронарографий, полторы тысячи стентирований, однако процент летальных исходов не снижается. В 2011 году смертность от острого инфаркта миокарда составляла 12,3, в 2012 — 12,8 процента.

 Каков же выход?

 Юрий Карпенко считает — в создании мощных, хорошо оснащенных кардиохирургических центров не только в Одессе, но и в области. В частности, в Измаиле, Котовске. Медицинскую помощь надо приближать к пациенту, правильно ее организуя и хорошо финансируя, причем делать расчет не на койко-место, а на количество проводимых операций.

 В рамках программы «Народный медосмотр» врачи рекомендовали обратиться в центр кардиохирургии примерно пятистам пациентам. На консультацию приехали лишь двадцать. Если бы на местах специалисты ФАПов, районных больниц проверяли, обращаются ли люди за помощью, получают ли лечение, возможно, и смертей от различных заболеваний у нас было бы меньше?

 Проблема эта давняя, но в нашей стране так и не решенная. А еще остается все тот же вопрос: где взять деньги на реализацию правильных, но дорогостоящих планов?

 Когда в США лет двадцать пять назад сложилась похожая ситуация, ее обсуждали на уровне Агентства национальной безопасности. В итоге принятых мер смертность от сердечно-сосудистой патологии не превышает в Америке тридцати процентов.

 Думается, вряд ли сегодня наше государство сможет уделить подобное внимание украинским гражданам. Так что, значит — пат?

 Профессор Карпенко предлагает обратиться с некоторыми предложениями в частные клиники города. Так, в Одессе кардиохирургия хорошо представлена в клиниках «Святая Екатерина» и «Инто-сана». Что, если им предложить приобрести для городских лечебных учреждений, скажем, ангиографы? В ответ же оплачивать проведение операций, скажем, по коронарографии и стентированию? В Грузии, например, государство компенсирует частным клиникам расходы на каждую кардиохирургическую операцию. Какой в этом смысл?

 Прежде всего, не надо тратиться на строительство и оснащение новых государственных кардиоцентров. Их функции, оставаясь при этом независимыми, успешно выполняют частные центры.

 Похожий «медицинский бартер» уже применяется в центре «Святая Екатерина». Клиника освобождена от арендной платы, а на эту сумму делает коронарографию пациентам по направлениям городского управления здравоохранения.

 Вопросов здесь тоже много, но все же какое-то действие лучше полного бездействия.

Елена АНТОНОВА // yug.odessa.ua

    powered by CACKLE