Одесские СМИ: в случае с Виктором Федоровичем Бог, кажется, принял меры

 Вечером в среду, 13 марта, из трубы над Сикстинской капеллой в Риме к небу поднялся белый дым. Это означало, что конклав из ста пятнадцати кардиналов католической церкви, представляющих все населенные континенты планеты, выбрал нового главу Святого Престола.

ЗАСТУПНИК УНИЖЕННЫХ И ОСКОРБЛЁННЫХ

Новым Папой Римским впервые за тысячу двести лет стал неевропеец — уроженец Аргентины Хорхе Марио Бергольо. Это справедливо, поскольку из миллиарда двухсот тысяч католиков мира больше всего верующих живут в Центральной и Латинской Америке. Показательно и то, что новый Папа выбрал для себя имя святого Франциска Ассизского, проповедника аскетизма и евангельской бедности.

Образ жизни аргентинца подтверждает — он следовал заповедям основателя Ордена нищенствующих. Пребывая в сане архиепископа Буэнос-Айреса и кардинала, Хорхе Бергольо обходился без охраны, ездил в общественном транспорте, жил в тесной квартирке при кафедральном соборе и сам готовил себе еду. Постоянное посещение кварталов столицы и городов, где обитают отверженные и униженные граждане, реальная помощь нищим в течение многих лет была основной заботой архиепископа. И совершалось это не под телекамеры, не напоказ, а в соответствии с заповедью Христовой: «Когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая».

В долгой и полной значительных событий жизни нынешнего Папы особый интерес представляет деятельность его во время правления сменяющих друг друга аргентинских диктаторов. Особенно в период правления хунты с 1976-го по 1983 год. «Прогрессивная общественность» в современной Аргентине обвиняет тогдашнего главу ордена местных иезуитов чуть ли не в сотрудничестве с теми, кто за преступления против человечества, убийства и пытки граждан отбывает сегодня пожизненное заключение. Но сотрудничество заключалось в том, что Бергольо просил у жестоких властителей снисхождения к заключенным. И многих вызволил из тюрьмы.

Похожую позицию во время Второй мировой войны занимал глава Украинской грекокатолической церкви митрополит Андрей Шептицкий, благодаря которому сотни, если не тысячи, человек избежали пыток, заключений и казней в застенках гестапо. Сходство этих людей, надо сказать, не случайное. Будучи студентом Салезианской монашеской школы, будущий Папа Римский стал воспитанником украинского священника грекокатолика Степана Чмиля. И затем во все время служения в Аргентине постоянно общался с клиром и прихожанами Украинской грекокатолической церкви.

Во время пребывания в Аргентине в 2011 году патриарх УГКЦ Святослав (Шевчук) пригласил архиепископа Буэнос-Айреса посетить Украину, и Хорхе Бергольо приглашение принял. Надо надеяться, что этот визит состоится теперь, после того как архиепископ и кардинал стал Папой Франциском.

По предположению некоторых западных обозревателей, одной из причин, которая заставила предыдущего Папу Римского Бенедикта XVI покинуть Престол святого Петра, стала не столько старческая немощь, сколько осознанная невозможность лично противостоять лавине скандалов, подрывающих авторитет католической церкви в мире. Папе Франциску в связи с этим досталась тяжелая ноша в наследство. Сложно сказать, как он справится с этой ношей, но власть духовная превращается в пыль при аморальных носителях власти.

Власть Папы и католического духовенства в современном мире переоценить трудно. Зато недооценить легко. Сталин дважды (сначала в беседе с французским премьером Лавалем, затем с британским премьером Черчиллем) задавал одинаковый вопрос: «А сколько дивизий у Ватикана?». Советский вождь с удовольствием ставил собеседников в тупик. Но, в конечном счете, в тупике оказались его наследники. Невидимых «дивизий» хватило, чтобы разрушить государство, созданное диктатором. Советского Союза нет, а крохотный Ватикан существует.

АМОРАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ СТАНЕТ ПЫЛЬЮ

Это доказывает, что в пыль, в конечном счете, превращается и светская власть, если ее представители попирают человеческую мораль и божеские установления. Современная Украина, где со вступлением на престол четвертого президента фактически перестала действовать Конституция и многие законы, не избежит общего правила. Она падет, если сохранит аморальных правителей.

Трудно, конечно, надеяться на то, что, не справившись с тотальной коррупцией в стране, глава государства подаст в отставку и, подобно бывшему Папе Римскому, уступит место новому человеку. Все поведение хозяина Межигорья свидетельствует — за власть он и его опричники намерены цепляться до конца жизни последнего избирателя, до окончательной победы хватательного инстинкта над разумом.

Роскошь, которой окружил себя Янукович, разительно контрастирует с нищетой миллионов его подданных. Масштабам средств, сосредоточенных в руках «семьи» и связанных с «семьей» украинских олигархов, могут позавидовать даже арабские шейхи. Шейхи, правда, делятся с бедуинами доходами от нефтяных богатств.

Филантропия наших нуворишей до бедных, как правило, не доходит. В лучшем случае она сосредоточена на содержании футбольных клубов и строительстве стадионов.

Можно допустить, что эти люди, при всей показной религиозности, забыли, что за беззаконные дела придется ответить перед Создателем, но помнить об ответственности на земле им бы не помешало.

Между тем, пришедшая три года назад к власти орда ведет себя так, как будто собирается править вечно. Как будто судьи вечно будут защищать власть, вынося неправосудные решения, как будто «Беркут» в марсианских шлемах, жертвуя собой, навсегда оградит их от народа.

Навсегда вообще никогда не бывает. А монолитная власть, железная вертикаль и однопартийная система, как показывает недавняя история, могут внезапно рухнуть и рассыпаться. Вариантов и сюжетов таких событий множество. В некоторых странах диктаторы передавали власть демократии мирно, в других помогала им уйти революция.

На постсоветском пространстве дело осложняется унаследованной от коммунистического режима традиционной зависимостью от государства. Эта зависимость культивируется нынешними тиранами, а путы, политические и экономические, все крепче привязывают население к диктаторам, с каждым годом их правления делают все более трудной смену власти.

Трудной, но все же возможной. И «цветные» революции — не единственный способ вернуть народу утраченные права и свободы. Поэтому оппозиции нет смысла в Украине повторять уже пройденный путь, проводить выездные вече, копировать кампании «Украина без Кучмы», «Повстань, Україно!», да и сам Майдан 2004 года.

Смену нынешней власти, как ни странно, лучше всего готовит не оппозиция, а действующий президент Украины. Господь, желая кого-либо наказать, прежде всего лишает человека разума. В случае с Виктором Федоровичем Бог, кажется, принял меры. Не верите? Следите за внутренней и внешней политикой главы нашего государства.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ.

http://yug.odessa.ua

Фото: lenta.ru

    powered by CACKLE