Возвращение Эдуарда Гурвица на должность мэра спасёт Одессу от окончательной деградации

 Беспомощному врио городского головы снова несказанно повезло. Несколько дней длилась зима, и вот настало февральское лето. Это не означает, что снежок не посыпется на наши головы снова.

У нас и в марте бывают вьюги. Но недолие и нестрашные. Исключения, вроде зимы 2009 года, редкость. И это для  нынешнего горисполкома – счастье, потому что, сколько бы песчано-солевой смеси коммунальщики ни закупали; сколько бы ни тешили нас рапортами о неусыпной работе снегоуборочной техники, мы знаем доподлинно: ездить по городу в ненастные дни можно только по главным улицам, а ходить нежелательно вовсе, ни в центре, ни на окраинах. Торосы, сугробы, наледи, сосульки! Интересно, все же, как живут люди на севере, где в декабре-марте царит настоящая стужа, и Мороз--Красный Нос  не боится того, что патрули вывернут у него карманы и посадят его в обезьянник, как злостного пьяницу. Впрочем, спрашивать об этом одесскую мэрию глупо и бесперспективно. Всякую перемену погоды она воспринимает как эксклюзивное, экстремальное обстоятельство. И советовать господину Костусеву уже сейчас готовиться к весенним ливням, в связи с чем машины на Балковской опять станут не ездить, а плавать, -- глупейшее занятие. Все равно не поймет, а пожалуется на то, что денно и нощно страдает над тем, как выплатить долги «попередников».

 Ни на чем ином он вообще не способен соредотачиваться. Вот сейчас, например, его блистательное ведомство тоскует по поводу того, что по городу установлены сотни МАФов без всяких разрешительных документов. Если их, как того требует оппозиция, снести, город потеряет где-то 10 миллионов чистоганом. То, что улицы Одессы похожи на грязный, неряшливый базар; что таким образом поощряется грандиозная коррупция в горадминистрации,  Костусева нисколько не волнует. Более того, он способствует нарастанию хаоса в этой сфере.

 Возьмите злосчастный  сектор частной торговли под названием «Остров». Прикиньте, сколько месяцев кряду идет война хозяев этого клочка территории с предпринимателями, которые своими силами разбили здесь цивилизованные торговые ряды, честно зарабатывают себе на жизнь, исправно платят налоги. Их пытаются отсюда вышвырнуть, чтобы возвести на теплом, насиженном месте огромный паркинг.

 Я не хочу перебирать имена, выяснять, кому это выгодно. Скажу лишь одно. Это невыгодно городу. Во-первых, к указанной выше упущенной выгоде добавится еще несколько миллионов. Во-вторых, возрастет, пусть ненамного, уровень безработицы. В-третьих, власть, предлагающая предпринимателям переместиться в район, где нет покупателей, окончательно потеряет в их глазах авторитет. Ведь врио городского головы обещал встревоженным  своим согражданам, что будет искренне печься об их благоденствии.  Ну и, наконец, в новом паркинге, если он тут появится, скорее всего, при вполне понятном недоверии автолюбителей к разнообразным крытым стоянкам, за пользование которыми жадные хозяева сдирают с них безумные цены,  разместится очередной секонд-хенд. Тему парковок применительно к такому, перегруженному автотранспортом городу, следует рассматривать не спорадически, не локально, а комплексно, с учетом всех привходящих факторов, и размещаться они должны по Одессе, независимо от того, кто их строит, по научно обоснованной схеме.

 Когда сталкиваешься с  такими проблемами, сразу вспоминаешь о широко продекларированном намерении областных властей курировать происходящее в городе; надзирать за неадекватным городским головой, которого партия регионов все еще, по-видимому, считает надежным, послушным парнем, хотя, если честно, он  давно дискредитировал своих покровителей. Но коли взяли над  кем-то шефство,  приручили кого-то,  извольте за него отвечать. В том числе и за действия его профенепригодной команды, касающиеся сферы городского здравоохранения.

 Мы недавно говорили с вами о жалобе на имя народного депутата Эдуарда Гурвица от группы главных врачей Одессы, которых пытаются насильно перевести на контрактную систему трудовых отношений с управлением здравоохранения. Еще неизвестно, чем закончится тяжба, демонстрирующая полное пренебрежение законом со стороны контролирующего отрасль зама городского головы Павловой, а тем временем уже назрел новый, не менее серьезный конфликт. В прессе появилась информация о том, что глвный врач Еврейской больницы Андрей Вегержинский решил по собственной инициативе,  цитирую, «урезать зарплаты своим подчиненным», что стало, благодаря оперативности одного из Интернет-изданий, достоянием общественности и, кобы, вызвало возмущение коллег и граждан города. Вегержинский был немедленно вызван на ковер к Елене Павловой, и над ним нависла угроза дисциплинарного наказания.

 Смотрите, какая прелесть! С одной стороны, --  старейший главный врач одного из самых крупных медицинских учреждений Одессы, годами выполняющего сложную роль больницы скорой помощи; организатор медицины с огромным опытом; с другой,  -- чиновник горздрава и без году неделя вице-мэр, удобная для Костусева, как он для Матвейчука, политиканствующая дамочка, то ли из «Озимого поколения», то ли из «Вече», то ли еще откуда-нибудь, рвавшаяся в свое время в нардепы, но, к сожалению для всех нас, угодившая в местную мэрию. И вот эта особа грозит наказанием человеку, мизинца которого в профессиональном смысле не стоит.  А ведь что там было на самом деле…

  Существуют определенные нормы делопроизводства, которые любой грамотный руководитель должен соблюдать неукоснительно. Вегержинский получил приказ сверху о том, что, в связи с понижением уровня финансирования медицины, резким сокращением цифры в соответствующем пункте бюджетной росписи, он обязан установить во вверенном ему учреждении строгий  режим экономии средств. Каким образом Вегержинский должен был выполнить этот приказ? Возможности у него было три. Либо сократить численность  медперсонала больницы; либо, как это цинично делают сплошь и рядом, отправить некоторое число людей в бессрочный отпуск без содержания; либо уговорить своих работников затянуть пояса. Он, будучи человеком гуманным, рациональным и опытным, выбрал третье. В соответствии с упомянутыми нормами деловых отношений, издал свой приказ, тот самый, угодивший в Интернет, где поставил медперсонал в известность, что отныне, под давлением объективных обстоятельств, доплаты, которые здесь всегда получали, становятся более скромными. Так, если  какому-то операционному блоку полагалось три медсестры, а на деле работало две, зарплата несуществующей, третьей, раньше делилась между этими двумя, выполнявшими больший объем работы. Они получали по 50% надбавки. Теперь же,  последняя сокращалась, процентов на десять. Ну, и так далее…

 В конце концов, вышло, что люди теперь  будут на руки получать на пятьдесят-сто гривней меньше. В совокупности эта экономия компенсирует дефицит бюджетных средств. Нрод согласился с решением Вегержинского безропотно. Все понимали, что бред, царящий в стране, когда-нибудь прекратится, а рабочие места они таким образом за собой сохранят. При этом, заметьте, снижение размеров зарплаты не коснулось, так называемых, дежурантов, тех, кто оказывает услуги по скорой помощи, трудится, не зная ни сна, ни отдыха, ночью.

 Скажите, разве может в этом случае идти речь о какой-то, там, дисциплинарной ответственности? Что, Вегержинский должен был действовать тихой сапой, пренебречь интересами коллектива, скрывать от людей правду; делать вид, будто идея о строжайшей экономии в обстановке зловещего обнищания медицины пришла в голову исключительно ему самому? За что же его винить? За то, что не хотел выглядеть в глазах подчиненных идиотом? Если же господин Шпак не лжет, утверждая, что в бюджете достаточно средств для оплаты труда медработников, чем объяснить его  тревожный приказ? Тогда, чего проще, легко отработать назад, и ему, и Вегержинскому, и оставить все, как было. Никакой экономии, жизнь прекрасна, министры лечатся не в Феофании или за рубежом, а в районных больницах и поликлиниках. Страна завтра – в Евросоюзе.

 Это, как вы понимаете, шутка. Хотя, быть может, и неуместная, потому что в ведомстве здравоохранения по-одесски, разгорелся еще один конфликт. На сей раз вокруг старейшей хозрасчетной поликлиники на ул. Жуковского. Причем, не в первый раз. Все тот же начальник профильного управления горсовета выступил со следующим заявлением: «Рассматривается вопрос эффективности работы поликлиники. Управление собирает информацию, чтобы определить экономические рычаги выхода из сложившейся ситуации. В настоящее время учреждение нерентабельно, кроме того, там нарушаются нормативные и законодательные акты в части выплаты заработной платы и системы найма. Так, на одном рабочем месте числится 10 человек, которые получают по 0,1 ставки». Давайте-ка попробуем разобраться и в этом, тем более, что к 15 февраля главврач поликлиники, опять-таки, старейший и опытнейший специалист Анатолий Шубин, приглашается на экзекуцию к выскочке  Павловой, что может окончиться чем угодно.

 Итак, Игорь Шпак утверждает, что поликлиника нерентабельна. Как тут не обратить внимания  господина чиновника на тот неоспоримый факт, что это хозрасчетное учреждение содержит себя само, и потому за допустимым уровнем собственной  рентабельности следит, к его вящему сожалению, самостоятельно. Если бы поликлиника не зарабатывала на свое содержание, она бы давно закрылась и без вмешательства Шпака. Предъявлять этому учреждению фантастические претензии – дескать, занимая здание, относящееся к числу объектов коммунальной собственности, находящихся на балансе управления здравоохранения, оно приносит слишком малый доход казне,  глупо и безосновательно. Поликлиника исправно платит налоги,  в среднем -- 850-900 тысяч в год. При  нынешнем состоянии медицинской отрасли для весьма демократичной по ценовой политике (70 гривен за визит к врачу) консультативной поликлиники это совсем немало. Конечно, сеть пунктов кардиологической помощи клиники Св. Екатерины  пополняет казну налогами куда круче, но разве можно сравнивать оснащенные новейшей техникой операционные совместного предприятия с поликлиникой, которая  при советской власти была первой ласточкой в сфере оказания платных медицинских услуг, надеется только на себя и продолжает, выполняя важную социальную функцию, пользоваться огромной популярностью у горожан,  едва сводящих концы с концами.

 Я сам тут постоянный  гость вот уже добрых пятьдесят лет. И вижу – коридоры  поликлиники всегда  битком набиты больными. Консультируют здесь лучшие одесские врачи, остепененные и знающие. Лаборатория -- одна из самых точных в Одессе.  Ветераны войны, труда, другие заслуженные граждане, а то и неимущие старики, обслуживаются бесплатно. Кому пришло в голову все это уничтожить, можно только догадываться. Скорее всего, понадобилось помещение в центре города. То, что оно принадлежит горздраву, ровно ничего не значит. С горсовета и горисполкома станется в порядке взаиморасчетов черт знает с кем и черт знает за что, отдать его в частные руки. Не буду грешить – возможно, не Климов с его «Андромедом», находящимся тут же, рядом, решил, во что бы то ни стало, расшириться и положил глаз  на чужое. Но ясно, что  тут дело нечисто – и к гадалке не ходи. Допустить очередного акта духовного вандализма никак нельзя. Хватит с нас идиотских шагов по реформированию медицины, которые уже сделаны по всей стране и услужливо подхвачены в Одессе.  Отрыжка нас будет мучать еще много лет, пока все не вернется на круги своя.

 Не стоит, наверное, подыгрывать и градостроительному совету при управлении архитектуры, который, как стало известно, готовно поддержал предложение компании «Компас-Проект» строить совсем другую магистраль «Север-Юг» (можно ли присваивать  себе чужой бренд?), нежели достраивать ту, что была частично сооружена при Эдуарде Гурвице. Неужто законный одесский мэр не видел, не понимал того, что дорога в обход центра города для движущегося транзитом, из одного спального района в другой, экспресс-транспорта эффективнее сложного пути через центр. Но авторская группа прежней трассы «Север-Юг», под руководством ушедшего от нас, к сожалению, инженера Боровского, преследовала следующие цели. Прежде всего, хотелось упорядочить транспортную ситуацию на всем протяжении этой трассы,  используя уже существующие улицы, реконструируя их, повышая их пропускную способность и тем самым сделать движение по пути следования из района в район более комфортным, цивилизованным. Кроме того, прельщала относительно невысокая стоимость проекта. Ведь то, что сейчас предлагает группа Руслана Тарпана, с тоннелем под Жеваховой горой, с пропускной способностью до 40 тысяч автомобилей в сутки, со скоростным режимом в 100- 110 км. в час, требует 8-ми миллиардов гривен. Только проект будет стоить более 50 миллионов.

 Не стану утверждать, что идея Тарпана неосуществима. Наверное, это не так. Но, уверен, отнюдь, не сегодня. Разве что, какому-нибудь инвестору на уровне правительства, потому что такие крупные затеи чаще всего осуществляются с его участием, покажется весьма заманчивым провернуть на этом строителстве громадные деньги. Впрочем, что это я?! Мы знаем о том, что страна находится на пороге дефолта. Нам известно, какие долги накопил наш Кабмин под руководством доблестного попередника. Откуда же возьмутся  свободные миллиарды?

 При всем уважении к проектам Руслана Тарпана, я думаю, нужно прежде всего закончить начатое.  Разговоры о том, что  при строителстве трассы «Север-Юг – 2» не придется сносить частных строений, и это один из плюсов проекта, мне кажутся несерьезными. При Гурвице одесская мэрия прекрасно вышла из положения со сносом некоторого количества частных домов на пути к улице Малиновского. Все, кто получил большие, благоустроенные квартиры и солидную денежную компенсацию, были всемерно удовлетворены. Почему бы не продолжить работу, которую костусевская администрация, побаловавшись кое-где свежим асфальтом, бросила на полувздохе?

 Сейчас самое время взяться за это и, пусть понемножку, не спеша, проложить хотя бы тот кусок магистрали, который соединит Балковскую со Щорса и, через  Черемушки, выведет нас на поселок Таирова. Речь идет о коротком перешейке частного сектора. Как только это будет сделано, пробки у Горбатого моста исчезнут навсегда. Прийдет время и для более дорогостоящего проекта. И тогда новая объездная магистраль действительно разгрузит центр Одессы. Но случится это, повторяю, нескоро.

 Еще одна новость минувшей недели могла развеселить одесситов. Вы помните, с каким энтузиазмом Костусев дарил Кауфману и Грановскому одесский аэропорт? Помните  о компании с уставным капиталом, меньшим, чем ежедневное содержимое карманов названных  товарищей, которой было отдано в распоряжение прибыльное предприятие? Должно быть, удивлялись вместе с нами тому, что коммунальное предприятие Одесский аэропорт (доля города в образовавшеймся анекдотической связке) возглавил бывший директор водочного завода Михаил Крайтман?  Наверное, не могли поверить своим ушам, когда услышали, что город дарит добрых сорок гектаров земли частному ООО, которое обязалось выстроить здесь новый пассажирский терминал? При этом взлетно-посадочную полосу предстояло сооружать, как ни странно, за счет Одессы.

 В общем, тут сам черт ногу сломит, да и не об этом сейчас речь, а о том, что врио городского головы проверил деятельность Крайтмана, по определению, занимавшегося дерибаном имущества КП, и, внезапно осерчав, уволил его с занимаемой должности. Коммунальное предприятие, дескать, не выполнило обязательств по наполнению бюджета. А это вам не хозрасчетная поликлиника. Город  еще недавно жил за счет аэропорта, а сейчас стоит с протянутой рукой перед владельцами ООО; либо, если точнее, перед теми, кто маячит за ним. А кто это, догадайтесь сами.

Что еще? А еще мы судимся с «Инфокс-водоканалом», который намерен взыскать с города 274 миллиона гривен, разницу между действительной стомостью услуг и тарифами, которую должно было, да не стало компенсировать наше замечательное государство. Эта война развязана, разумеется, что бы там ни говорили, в ответ на планы врио городского головы повысить для «Инфокса» арендную плату за эксплуатацию водопровода и канализации. Словом, они между собою будут сражаться, а мы пить чудовищную водичку и ждать, сколько еще протянут изношенные водопроводные магистрали.

А в парке им. Шевченко началось, невзирая на все протесты экологов, строительство электроподстанции, в непосредственной близости к обсерватории.

А яма на Греческой площади приняла огромные объемы воды от таяния наполнившего ее снега, и вся эта влага ушла под фундаменты окаймляющих площадь зданий.

А местные антифашисты продолжают рассказывать о своей ненависти к партии «Свобода».

А город по-прежнему утыкан билл-бордами, сити-лайтами и прочей рекламной продукцией, с помощью которой Костусев нам внушает, как нежно он любит Одессу и одесситов.

Продолжать можно до бесконечности, ибо, похоже,  никому в стране нет дела до того, что один из наиболее комфортных, красивых и спокойных ее городов пытаются, не мытьем, так катаньем, довести до ручки.

 Что остается? Выход один. 30 января, в день рождения Эдуарда Гурвица, сотни одесситов высказались на этот счет совершенно недвусмысленно. Внеочередные выборы. Возвращение нашего мэра. Вот, что спасет город от окончательной деградации. Так тому и быть.

 Валерий Барановский
 Авторская программа «Отражения»
 Одесса

    powered by CACKLE