Сергей Братчук: “Я этого “лохотрона” для избирателей допустить не могу!” (аудио)

 “Журналист уважает честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания, тактичен в общении с ними. Он избегает вторжения в личную жизнь

и допускает обнародование сведений такого рода исключительно в тех случаях, когда это необходимо для защиты интересов общества, прав и законных интересов граждан” - именно эта статья из Кодекса профессионального журналиста, а также все, что в последнее время происходит вокруг меня и моего имени, побудили меня приступить к проведению собственного расследования. Из сообщений СМИ, а не от сотрудников милиции (в адрес которых было подано официальное заявление!) я узнал, что мне отказано в возбуждении уголовного дела по представленному факту. К сожалению, наверное, для всего нашего общества, этому не удивился. Ведь об угрозах в свой адрес со стороны руководства “Родыны” уже заявлял несколько месяцев назад - никакой реакции правоохранителей. Им это не выгодно, или это молчание - “золотое”, то есть оплаченное?
 
Кстати, для особо непонятливых еще раз объясняю, почему произношу “Родына”. Согласно официальной информации Министерства юстиции Украины, официальное название партии “Родина” (“Родына” в русскоязычном произношении. -  С. Б.) зарегистрировано на украинском языке и его перевода на русский язык не предполагается. Об этом говорится в полученном агентством ИА “Контекст-Причерноморье” 9 августа 2010 г. ответе Минюста на запрос относительно партии “Родына” и ее названия.
 
Служба обществу и сильное желание бороться  за  правду и справедливость стали основными мотивами для начала моего журналистского  расследования. За несколько дней до произошедшего со мной случая, 10 октября меня пригласили на встречу член политисовета “Родыны” Александр Васильев и его друг - один из кандидатов в депутаты по одномандатному мажоритарному округу от той же партии Игорь Димитриев. И предложили устроить, по сути, “лохотрон”для избирателей. В частности, г-н Васильев, который баллотируется по тому же округу в городской совет, что и я (№31 - С. Б.), заявил, цитирую:
 
“…Идея такая,  ты приходишь и везде говоришь - главный конкурент Васильев, это “Родына”, их нельзя пускать во власть. А я говорю - это Братчук, это вы понимаете, какой человек, вот он такой, сякой, вот он за Гурвица.У тебя появляются шансы и у меня появляются нормальные шансы.

Сергей Братчук: "Не допустим "лохотрон!".

Вот я предлагаю такую стратегию”.То есть, на лицо явный “развод” избирателей, создание у них видимости некой идейной борьбы в конкретном округе. При этом я, как кандидат, заранее должен был “похоронить” своих избирателей: Васильев и “Родына” сегодня обладают огромным медиа-ресурсом, который стал бы, в случае моего согласия, работать на обман одесситов! А потом бы эти господа рассказывала о своей “принципиальной победе” над “воином тьмы”, продолжая дурачить горожан уже в качестве депутатов горсовета!
 
Я этого допустить не мог. Я не скрою, идя на ту встречу, был уверен - рискую. Опять таки, помня о звучавших ранее в мой адрес угрозах со стороны представителей “Родыны”.  После того, что случилось  со мной 13 октября - нанесенной мне неизвестными лицами травмы, беспокоясь о здоровье и безопасности своей семьи, соблюдая верность принципам честного ведения избирательной гонки, вынужден предоставить на суд читателей аудиозапись разговора с Димитриевым и Васильевым. Расшифровка записи без купюр проведена мною 23 октября 2010-го года. Делайте свои выводы, одесситы!
 
БРАТЧУК:“Что это у вас за причиндалы полные?”
ДИМИТРИЕВ:“А это его уже записал оппонент, в смысле ваш, на диктофон. Ну, в смысле ваш двоих оппонент”.
БРАТЧУК:“Кто именно?”
ДИМИТРИЕВ: “Терновский”.
БРАТЧУК:“Кто идет от “Сильной Украины”, не могу вычислить?”
ДИМИТРИЕВ: “Мы “Сильную Украину” не любим”.
ВАСИЛЬЕВ:“Не сильно любим!”.
ДИМИТРИЕВ: “Не сильно любим!”.
ДИМИТРИЕВ:“Куда? Ты сказал куда””.
ВАСИЛЬЕВ:“Прямо там, на шестой”.
ДИМИТРИЕВ:“Так, давай  быстрей души его, пока мы…”
БРАТЧУК(смеется).
ВАСИЛЬЕВ:“Надо же - два кандидата!”
БРАТЧУК:“Да. А коммунисты кто, тоже не знаете?”
ВАСИЛЬЕВ:“Нет”.
ДИМИТРИЕВ:“Такие бывают?”
ВАСИЛЬЕВ:“Я, знаешь, общался с дедушкой, он был у нас на всех эфирах, баррикадах”.
БРАТЧУК: “Тот, который идет первый в списке?”
ВАСИЛЬЕВ:“Я, не знаю, какой он в списке, но что-то он не говорит про какие-то амбиции КПУ”.
БРАТЧУК: “Штекель им нарисовал хороший процент, почти пять. Он же у вас был на канале!”.
ВАСИЛЬЕВ: “Штекелевские опросы?”
БРАТЧУК:“Ну, эта, его гражданская ерунда попала”.
ВАСИЛЬЕВ:“Это, как я помню, Назаров рисовал Козаченко всегда рейтинги, по которым у того чуть-чуть меньше трех процентов на мэрских выборах”.
ДИМИТРИЕВ: “Козаченко стабильно дать такой-то процент на мэрских выборах”.
ВАСИЛЬЕВ:  “Он не мог объяснить, зачем ему, делать, Козаченко в смысле, делать рейтинг. А меньше трех процентов это статистическая погрешность на выборке”. 
БРАТЧУК:“Ну, да”.
ВАСИЛЬЕВ: “2,6; 2,7, 2,8 - идем вверх! Когда я его стебал, oн - х…я,  тихо ты. Молчи себе. Когда я зашел в штаб, вижу  Козаченко, Азаров - те же на манеже”.
БРАТЧУК:“В “Регионах” или что?”
ВАСИЛЬЕВ:“Нет, в этом самом…”
ДИМИТРИЕВ: “Кстати, на моего тестя впечатление произвел Назаров. Хотя тот не слова не сказал, он говорит видно, что умный парень”.
ВАСИЛЬЕВ:“Отец, где твой здесь видел Назарова?”
ДИМИТРИЕВ:“Ты не знаешь! Я тебе сейчас тут объяснять буду. Когда я засовывал своих в  комиссии”.
ВАСИЛЬЕВ:“А, я понял. Первое впечатление, которое производит Назаров…”
ДИМИТРИЕВ:“Хлыст. Хлыщ, нет, п….р!”
ВАСИЛЬЕВ:“П…р, п….ок, первое впечатление, а потом оказывается, что он не глупый парень”.
ДИМИТРИЕВ: “Мы тебя на обратном пути задушим”.
БРАТЧУК: “Хорошо, так и будет”.
ДИМИТРИЕВ:“Ты от “Солидарности”?”
ВАСИЛЬЕВ:“Но, не в нашем районе”.
ДИМИТРИЕВ:“Мы сейчас шутим - сионисты пошли во “Фронт змін”, а либералы пошли в “Солидарность”.
БРАТЧУК:(смеется).
ВАСИЛЬЕВ: “Блок сионистов и либералов”.
ДИМИТРИЕВ:“Мы не любим Терновского (кандидат в депутаты Одесского городского совета по избирательному округу № 31) намного больше, чем тебя”.
БРАТЧУК:“Да, я понял”.
ВАСИЛЬЕВ:“Интересно, насколько ты впрягаешься в эту историю?”
БРАТЧУК:“Не, я бы не шел просто так. Интересно, хочется поработать”.
ВАСИЛЬЕВ:“Хорошо. Потому, что я говорю тоже самое, лучше личное мнение. Сегодня он [Терновский] на встрече… а я  встречаюсь с избирателями. Он мне говорит – Александр давайте мы не будем с вами вести компанию некрасиво. Вы вот я знаю, упоминали там мое имя…” 
БРАТЧУК:“Ты, что с ним уже говорил, что ли?”
ВАСИЛЬЕВ:“У меня спрашивают. Вот нам сделал Терновский”.
БРАТЧУК:“Ну, да. Ветки пилил. Мне тоже докладывают”.
ВАСИЛЬЕВ:“Да, да. Он [Терновский] на районе сделал все, что мог. Все лампочки, крышу сделал. Ветки, там асфальт. Он вложился. Пацан с 4-й школы. Весел его баннер, но, слава Богу сняли. Говорит - у меня есть запись. Давайте мы будем. У вас свои темы, у меня свои. Я говорю - я, что  про вас что-то особенное сказал?”
БРАТЧУК:“Нет, я уже ел, ничего не буду, спасибо”.
 
ВАСИЛЬЕВ:“Говорит [Терновский] – у меня есть запись. Я сказал [вероятно, избирателям] - как вы  думаете, если человек был 4 года в комиссии по земельным вопросам, наверное, он за это время что-то заработал.  
БРАТЧУК:“Он депутат получается?”
ВАСИЛЬЕВ:“Он действующий депутат”.
БРАТЧУК:“Я вспомнил, я с другим его перепутал”.
ВАСИЛЬЕВ:“В комиссии по земельным вопросам. Партия регионов, понимаешь. Короче появилась у меня одна идея, которая может нас с тобой объединять. Он мне говорит: “Александр, вы в этом округе не пройдете”. Типа, он все в комиссии решил. Типа, он решил. Хотя у меня есть другая информация. Не все. Неважно. Ну, на сегодня день он, сам бренд делает ему плюс это объективно, да. Он как бы реально. У меня [Васильева] есть такое предложение - мы выводим всю борьбу на нашем округе на персоналии. Но идея такая, ты приходишь и везде говоришь - главный конкурент Васильев - это “Родына”, их нельзя пускать во власть. А я говорю - это Братчук, это вы понимаете, какой человек, вот он такой, сякой, вот он за Гурвица. В любом случае, одесситы, если, я не знаю, как вы себя там будете позиционировать, но если ты...”
БРАТЧУК:“Не, не ничего не хочу, спасибо Игорь”.
ДИМИТРИЕВ: “Я с чайничка чай пью, ты со мной вторую чашечку”.
БРАТЧУК:“Хорошо”.
ВАСИЛЬЕВ:“Я, допустим, могу прийти, если у вас, допустим на РИАК. Будут дебаты.  По поводу округа…Я хочу сделать что, а я говорю”.
ДИМИТРИЕВ: “Задача вывести, конечно, выиграть, но минимум задача в…ть вот этого вот [Терновского]”.
ВАСИЛЬЕВ:“В любом случае, это тебе и мне это дает шанс. Мы на всех встречах с избирателями говорим - главный [конкурент] - это Васильев, главный - это Братчук. Есть еще там остаточное явление. Есть еще там один действующий депутат из комиссии по земельным вопросам, но вы же все знаете, что у них…[одно слово] … что они уже всех достали”.
ВАСИЛЬЕВ:“Мы изображаем очень жесткое противостояние. Очень жесткое!”.
ДИМИТРИЕВ:“Не мочить реально, просто не снимать…”
БРАТЧУК:“Я понял”.
ВАСИЛЬЕВ:“Чтобы мы, да, друг друга не замочили, чтобы не вызывать отторжение. Должна быть такая достойная идейная дискуссия. Вот мой главный оппонент на выборах. Одновременно говорим - все кто будет голосовать за Гурвица будут голосовать за тебя, а  все кто за Костусева поделятся между им и мной. У тебя появляются шансы и у меня появляются нормальные шансы. А ему уже придется реагировать. Вот я предлагаю такую стратегию”.
БРАТЧУК:“Что же я его перепутал? Я другого совсем имел ввиду. Я не знал, что он депутат”.
ВАСИЛЬЕВ: “Заходишь к нам на сайт “Ревизор”. Нажимаешь на кнопку. Его голосования.  Он там голосовал за кредиты, против там это, можно придумать…  Его мы сильно не мочим. Мы всегда говорим - да он есть, вы понимаете комиссия по земельным вопросам, действующий регионал, все. Но главный, которому нельзя пройти это Васильев. Главный - это Братчук. …не остановим… это человек который будет за старого… Это такие “Родина” они там  все, марковские бандиты, нам подходит”.
БРАТЧУК:“Вы это сами придумали или это?”
ДИМИТРИЕВ:“Это я придумал”.
БРАТЧУК: “Что тебе потом Игорь Олегович скажет или он не будет отвлекаться на такие?”
ВАСИЛЬЕВ: “Не, подожди, смотри. Давай. Мы с тобой будем вести себя эфире, в телевизоре…допустим… ты сам придумай такую правильную риторику, составить чтобы было корректно, но  как бы  против меня. Я подумаю, как ее сделать корректно, но против тебя. И мы, таким образом. Внимание всех будет приковано, всех этих групп. Мы будем как Гурвиц  с Костусевым. Это будет серьезно”.
ДИМИТРИЕВ:“Вы друг друга будете мочить и на этом…”
ВАСИЛЬЕВ: “Я пока перебираю. Мысль – вот мой главный оппонент такой-то. Можем мы на РИАКeмы дебаты  с тобой устроим…. Это идея чисто моя. Я ее не с кем не согласовывал. Я посмотрел на этого Терновского, мне просто стало противно. Он [Терновский] стоит и говорит мне – я в этом округе пройду, здесь никто”.
БРАТЧУК:“Как он связан с округом?”
ВАСИЛЬЕВ:“Он учился в 4-й школе. Он связан с округом так. Он реально с августа месяца прошел все дворы, собрал всю эту самую. Реально людям поделал крыши”.    
БРАТЧУК:“А что он говорит, что у него по комиссиям у него все схвачено. У него там свои люди или что?”
ДИМИТРИЕВ:“Вообще, да, паритетно. Сказали, комиссия будет работать не на него, не на него, ни на кого”.
ВАСИЛЬЕВ: “Мне сказали, да”.
ДИМИТРИЕВ: “Рассчитывает по честному пройти”.
БРАТЧУК:“Понятно”.
ДИМИТРИЕВ:“У тебя в комиссии будут свои? Потому что вас, я так понимаю, не допустят в комиссии”.
БРАТЧУК:“Я даже никого не приглашал, не подавал”.
ВАСИЛЬЕВ:“Надо было подавать”.
БРАТЧУК:“Тут так, могло повезти, могло, нет. Посмотрим”.
ДИМИТРИЕВ:“Хоть в деньги не вкладываешься”.
ВАСИЛЬЕВ: “Ты подумай. Можно красиво это разыграть”.
БРАТЧУК:“Он с тобой уже общался, получается?”
ВАСИЛЬЕВ:“Он [Терновский] со мной два раза общался. Я пришел как жилец, как избиратель”.
БРАТЧУК:“А ты на митинг, на встречу пришел к нему?”
ВАСИЛЬЕВ: “Я живу на округе. Просто в свой двор. Он хорошо говорит. Он приятный с виду молодой человек. Он манерный. Он обходительный. Он позитивный. Это не то, что у Игоря [Димитриева] идет кобыла….бр-р-р-р”.
БРАТЧУК:“Кто еще идет с таких?”
ДИМИТРИЕВ: “Главврач поликлиники на Болгарской. Он от Гурвица идет. Он такой. Это нормально. Верю в Одессу, верен Молдаванке”.
БРАТЧУК:“У тебя какой округ?”
ДИМИТРИЕВ:“45-й”.
ВАСИЛЬЕВ:“По дворам ты ходил, общался с  людьми? Ну, ты планируешь?”
БРАТЧУК:“Конечно. Нет, как бы ждал официальной регистрации. Чтобы не было каких-то моментов”.
ВАСИЛЬЕВ:“Я тоже”.
БРАТЧУК:“Это неправильно и некрасиво”.
ВАСИЛЬЕВ: “Я точно также. Чтобы никакой агитации не было”.
БРАТЧУК: “Не, не. Пока официально бумажки на руки не дали”.
ДИМИТРИЕВ:“…на плакатах у тебя на Адмиральском… Пока вот тут сидим, вы договариваетесь, я мог взять…”
ВАСИЛЬЕВ:“Серень, давай, если что держать связь через Игоря, чтобы не палиться. Подумай. Особенно было бы классно. Может быть, допустим, если у вас на РИАКЕ но это не правильно…устроить какие-то дебаты. Имеется сила, и мы ее разворачиваем. Каждый собирает своих избирателей, а этот парень.  Меня, просто вот это, честно говоря, наглая самоуверенность…записать, встреча с избирателями…человек. Ну, нормально?”
БРАТЧУК:“Ты, выступал, получается. Взял микрофон?”
ВАСИЛЬЕВ: “Да. Зашел во двор”.
БРАТЧУК:“Он был?”
ВАСИЛЬЕВ:“Нет. Были его люди. Ты, что, представляешь! Я говорю - о...я вас поздравляю, ну, молодец”.
БРАТЧУК:“Интересно девки пляшут”.
ВАСИЛЬЕВ:“Он [Терновский] мне такой  говорит: “Зачем мы будем сориться, нам еще работать?..” Hу, нормально? Потом [Терновский] такое говорит: “Мы тоже можем рассказать, что вы где-то на учете состояли!”. Я говорю: “На каком учете, интересно будет послушать!”.. Ты же знаешь, как они к этому подходят? Так я его сниму. Я [Терновский] ему бабла дам - съест. Не хочется быть, очень унизительно быть объектом такого отношения…”
БРАТЧУК:“Правильно”.
ДИМИТРИЕВ:“У него на агитаторов уже нападали. Без какой-то там. Просто отбить плакаты”.
БРАТЧУК:“Понятно”.
ВАСИЛЬЕВ: “В любом случае так или не так.На встрече с людьми качать тему, что есть такой оппонент, а это просто бизнесмен, депутат и его всерьез не стоит воспринимать. Это нам можно независимо друг от друга делать. Классно было бы по телевизору дебаты. Мы бы там. С тобой расклеили весь округ…”
ДИМИТРИЕВ:“Мы работаем так: демонстрация по телевизору кандидата, расклеиваем на весь округ - смотрите вашего кандидата!”.
БРАТЧУК:“Я видел - Левана видел”.
ВАСИЛЬЕВ: “Во-во!”. Мы обклеиваем районы, а тут представляешь, если мы где-то, допустим, подумаем, где можно провести, сделать такой эфир. Это было вообще бомба. Говорим красиво – я так вижу проблемы округа, а я так, вот это, вот это. Про себя бы каждый рассказал…”
ДИМИТРИЕВ:“Нужно не вестись, на фоне все что твориться… все несчастья…”
БРАТЧУК:“Это понятно. На этом и будет строиться предвыборная риторика”.
ВАСИЛЬЕВ: “…потому что с ним тяжело тягаться…”
БРАТЧУК:“Я думал, что он какой-то, я даже не сообразил”.
ВАСИЛЬЕВ:“Я тебе говорю. Если поучаствовать для “галочки”, тогда нет смысла как бы разыгрывать такие комбинации. Если это реально…Я бы не хотел, чтобы…”
БРАТЧУК:“А он придет, вопрос?”
ВАСИЛЬЕВ:“Если мы разбираем вот эту линию, что он нам не конкурент, тогда его приглашать не надо. Если мы, каждый включится на каждой встрече, плюс на каждом выступлении по телевизору говорить, что мой главный оппонент такой-то. По телевизору мы крутим целыми днями, что один, что другой, понимаешь”.
БРАТЧУК:“Логично”.
ВАСИЛЬЕВ:“То мы донесем до всех, не до всех. Знаешь? Определенное общественное мнение сформируем”.
ДИМИТРИЕВ:“Что есть депутат горсовета, личность себя уже проявила”.
ВАСИЛЬЕВ:“Мы можем разыгрывать идеологическую тему - вот и все. Можем не вдаваться там в детали… за Костусева… но мы можем настроить, привлечь… зрителя. Чтобы все думали – ох там на 31 округе… сцепились Братчук с Васильевым. Вот они!”.
БРАТЧУК: “Окажется самый активный округ по явке избирателей”.
ВАСИЛЬЕВ:“А чем больше явка, тем меньше…”
ДИМИТРИЕВ:“У нас больше н..я. Можно подумать мы его отравим”.
ВАСИЛЬЕВ: “Отравим”.
БРАТЧУК:“У меня военный желудок. Не переживай - гвозди переваривает!”.
ВАСИЛЬЕВ:“…а перед этим с Терновским… беседовал … Подсыпали яду или …Посмотри про него репортажи. Я про него [Терновского] как бы чуть-чуть наводил справочки. Мне говорили, что у него [Терновского] там были какие-то [проблемы] с “растаможкой”. Все в Одессе немножко контрабандисты. Я думаю, если ты как бы понаводишь информацию - наверняка это тебе что-то…”
ВАСИЛЬЕВ:“Начал я с того,  что подстроил…”
БРАТЧУК:“Впечатляет!”
ВАСИЛЬЕВ:“Обычный регионал, которые голосовали по команде Кравца. На этом можно его привязывать. Он вышел во двор, рассказывает, что мы...”
ДИМИТРИЕВ: “Он Климовский? Почему Климовский?”
ВАСИЛЬЕВ:“Он не Климовский!”
ДИМИТРИЕВ:“Я понимаю”.
ВАСИЛЬЕВ: “Но Климовский.Я смотрел это самое. Посмотрел к нему у нас …как бы, несите, пожалуйста совокупную ответственность, что вы сейчас из себя изображаете оппозицию. Он приходит и заявляет: “Вот придет новая команда, Янукович, я в команде Януковича”. Ну, вот эту ахинею  рассказывает”.
Уважаемый, вы определитесь. Вот ваши голосования - вы поддерживали действующего мэра, его инициативы, считали их правильными, а теперь вы изображаете оппозицию? Некрасиво. Вот у тебя может быть очень хорошая по отношению к нему позиция. Т.е., я буду его давить со своей стороны, а ты со своей.  Разыграть можно это все”.
БРАТЧУК:“Он уверен, что уже все [избран]?”
ВАСИЛЬЕВ:“Он уверен… он мне прямо это говорит - я [Васильев] пролечу по этому округу. Стоит мне, как...Наполеон…”
ДИМИТРИЕВ: “Может побить его просто?”
БРАТЧУК: “Это не твой округ, не смей!”
ДИМИТРИЕВ:“У меня так решено было. Чай попробовал?”
БРАТЧУК:“Хороший?”
ДИМИТРИЕВ:“Тебе надо было на самом деле… чай. Ну, не можешь ты нормально, насыпь себе,  я же… не насыпал…отравить”.
БРАТЧУК:“Кто кого решил травить? Я посмотрел, в силу недавней специфики, “Сильная Украина” интересует. Они выставили всего 19 человек на “мажоритарку”!
ДИМИТРИЕВ:“Я не знаю. Света [Фабрикант] сначала у меня перебила”.
БРАТЧУК:“Ты же говорил!”.
ДИМИТРИЕВ: “Потом снимают”.
ВАСИЛЬЕВ:“Ты видел, как мы спалили их 12-й номер?”.
БРАТЧУК:“А, этот, ты имеешь ввиду “Привоз”?”
ДИМИТРИЕВ:“Да. Что деньги выронил, да…”
ВАСИЛЬЕВ: “Я не знаю. Это у Сережи надо спрашивать. Он это, лучше Свету знает”.
ДИМИТРИЕВ:“Света вернула деньги?..
ВАСИЛЬЕВ:“Он мне просто подсказал. Он [Терновский] говорит - давай не будем упоминать. Я думаю – о, классная идея. Не будем тебя упоминать. Будем другого упоминать…”
ВАСИЛЬЕВ:“У нас, лайт-боксов нет. Мы их не купили…”
ДИМИТРИЕВ:“Мировой сионизм”.
ВАСИЛЬЕВ:“…одного порядка наружная реклама.
БРАТЧУК:“Я про “Фронт змін” забыл. Кто у нас идет? Надо посмотреть”.
ВАСИЛЬЕВ:“Они наверно не ставили сильного…”
БРАТЧУК:“Я без понятия. Вообще”.
ДИМИТРИЕВ: “…Вот этот сектор как бы. Понимаешь, у Сережи есть … однозначно по Гурвицу”.
ВАСИЛЬЕВ:“Я понимаю. Что мы будем изображать. Мы сыграем. Все поделились, одни фейсы на одних каналах, другие - на других. Нет места для четырех. Если ты думаешь, что сможешь этот момент сгладить, да? Его не получится сгладить. Это уже, как бы…”
ДИМИТРИЕВ:“Ты так не спеши. Мы тебя еще душить будем”.
ВАСИЛЬЕВ:“Мы сейчас на поля орошения поедем”.
БРАТЧУК: “Там воняет…”
ДИМИТРИЕВ:“…Поля орошения. Фирсов баллотируется от Партии регионов, а  традиционно от Тарпана. От Руслана Тарпана. Я звоню Фирсову”.
БРАТЧУК: “А Тарпан от кого идет?”
ВАСИЛЬЕВ:“От Соцпартии”.
ДИМИТРИЕВ:“Звоню, ржу не могу. Говорю: “Привет Андрей, я тебя могу поздравить это твое самое успешное коммерческое предприятие”. Гоню с него. Говорю - квартиру у моря будешь тянуть с них, ну, что. Короче, он [Фирсов] у них на собрании Партии регионов встает и говорит. Губернатор говорит - если вам будут угрожать или что. Он [Фирсов] – да, да, да, меня подкупают. Тарпан уже подослал ко мне эмиссара. Пытаются меня купить, но я не продаюсь!”   
БРАТЧУК:“Он же [Фирсов] боролся с Партией регионов!”
ВАСИЛЬЕВ:“Только хотел сказать. Все время боролся с Климовым и идет от ПР”.
ДИМИТРИЕВ:“Чему удивляться. Хорошо, что он не сказал, что я его подкупать решил”.
БРАТЧУК:“Все еще впереди, подожди”.
ДИМИТРИЕВ:“Если будут подкупать, то я в долю…”
ДИМИТРИЕВ:“Представляешь, торговец с рынка идет на …От партии людей, которые хотели быть владельцами…”
БРАТЧУК:“Интересно в других городах такая же интересная ситуация или только у нас?”
ВАСИЛЬЕВ:“Только у нас есть 32 телевизионных канала”.
ДИМИТРИЕВ:“Только у нас приезжает 500 международных наблюдателей. Эдуард Иосифович мобилизует весь мировой сионизм, чтобы снивилировать влияние Костусева на комиссии”.
БРАТЧУК:  “Ну, что по коням? Люди провожают взглядом”.
БРАТЧУК:“На 4-й меня выброси. Пойду супругу забирать из гостей”.
ДИМИТРИЕВ:“А, у тебя там просто жена в гостях!”
БРАТЧУК: “Да, сходила с магазин в “Таврию”, говорит, пока ты будешь общаться. Так пойду”.
ДИМИТРИЕВ:“А ты думал, мы тебя подкупать будем, да? Васильев тоже рассчитывал”.
ВАСИЛЬЕВ: “Да, да, кто бы меня подкупил!”.
ДИМИТРИЕВ:“Вот подонок, да? Пока твои друзья воюют на 15-х местах в списках, ты пытаешься...”
ВАСИЛЬЕВ:“Мне, да. А это ты, друзья”.
ДИМИТРИЕВ:“Ты же понимаешь, я же непроходное место”.
ВАСИЛЬЕВ:“14-е”
ДИМИТРИЕВ:“15-е. Мы так с Игорем [Марковым] в общем, и обсуждали, я не рассчитывал вообще”.
БРАТЧУК:“У тебя “мажоритарка” изначально, правильно?”
ДИМИТРИЕВ:“Да, да”.
БРАТЧУК:“Так же как и я”.
ДИМИТРИЕВ:“Как говориться, никого это самое. У вас по спискам шансов не много, а так за счет узнаваемости по “мажоритарке”.
БРАТЧУК:“Вообще журналистов многовато мне кажется для выборов”.
ДИМИТРИЕВ:“Надо было, как-то журналистов распределить по разным корзинам”.
БРАТЧУК:“Так в разных и есть”.
ДИМИТРИЕВ:“Нет, я не в том смысле. Потому, что так получается – лоб в лоб. Не могу я поверить, что выигрывают те, которые крыши делают. Ну, не хочется в это мне верить. Противно от этого. А Тарпан до последнего времени не шел, а потом запрыгнул в последний вагон, когда все было распределено. А сейчас продемонстрирует, что он типа ас. Что он даже за последние три недели  с баблом, сможет он, типа уже 5 раз побеждал. С другой стороны Козаченко его, когда-то тюхал”.
ДИМИТРИЕВ:“Когда спрашивал, какая фабула компании. Говорю - какая еще.  Выходить и говорить во всех роликах пока эти мандят о политике,  мы должны вкручивать лампочки. Заниматься делом”.
БРАТЧУК:“А чего Наташа [Перевалова] не пошла, вроде ее нет в списке?”
ДИМИТРИЕВ:“Натаха не захотела”.
БРАТЧУК: “Не захотела, я так и понял”.
ДИМИТРИЕВ: “Она говорит, что и так весь город знает, что я шлюха”.
ВАСИЛЬЕВ:“Да, сделали  мне, говорит, рекламу”.
ДИМИТРИЕВ:“Она похудела, отлично выглядит”.
БРАТЧУК:“Кто с тобой сидел рядом этот, как я его назвал, депутат Балтики. От Молдаванки, на программе?”
ДИМИТРИЕВ:“Шкоропатов. Он из соседнего просто округа. Там, где Иеремия”.
ВАСИЛЬЕВ:“На твоем, Игорь, эфире он был слабенький. На этом эфире он разговорился. Проще говорил”.
ДИМИТРИЕВ: “Он в жизни ярче”.
ВАСИЛЬЕВ:“Да, я про это и говорю”.
БРАТЧУК:“А Саня Филиппов идет по какому округу?”
ВАСИЛЬЕВ: “А вот там.Напротив нашего. Нет, вру. Это Христофоров идет напротив нашего.  А он идет…”
ДИМИТРИЕВ:“Бреуса-Рекордная”.
БРАТЧУК: “Кто у него [конкурент] идет знаковый?”.
ДИМИТРИЕВ:“Олег Звягин. Леши - гончаренковский от Партии регионов”.
БРАТЧУК:“А, знаю”.
ДИМИТРИЕВ:“У Филиппова есть бренд – он директор “АТВ”.
БРАТЧУК:“Ну, да”.
ДИМИТРИЕВ:“Можешь на плакатах писать –  Александр Филиппов, директор “АТВ”. Как мы шутили, надо бы конечно всех назначить директорами “АТВ”…
БРАТЧУК:“Перед выборами. Или первый зам, или зам”.
ДИМИТРИЕВ:“Ну, зам, знаешь. На Самхарадзе написали просто – руководитель “АТВ”.
БРАТЧУК:“Да, я что-то видел. Давай я тут выйду. Хорошо, что я кофе не пил. Чаек взбодрил тоже”.
ДИМИТРИЕВ: “Васильеву чай не понравился”.
БРАТЧУК: “Не знаю. Я не любитель чая. Ну, ничего, прикольно”.
ДИМИТРИЕВ: “…надо тебя, а не Братчука высадить”.
ВАСИЛЬЕВ:“Давай  Сережа, ты подумай, я же говорю, как ты это видишь, сядем...”
БРАТЧУК:“Хорошо”.
ДИМИТРИЕВ:“А вы мне долю какую-то там потом”.
ВАСИЛЬЕВ:“Долю разделим”.
БРАТЧУК:“Все, давай”.

    powered by CACKLE