Колосс Райхельгауз предстал перед одесситами в своей мощи и противоречиях

Сегодня в Одессе начинаются гастроли Московского театра "Школа современной пьесы",которые продлятся до 2 сентября и приурочены к Дню города. Спектакли будут идти на сцене Театра

музыкальной комедии. Художественный руководитель театра народный артист России Иосиф Райхельгауз до начала гастролей провёл два мастер-класса с теми, кто чувствует себя причастным к искусству театра, - стремящимися стать актёрами, режиссёрами, а также с журналистами. Скажу сразу, что впечатление эти мастер-классы произвели грандиозное. Иосиф Райхельгауз родился в Одессе и прожил здесь первые восемнадцать лет своей жизни.

Поэтому, конечно, гастроли его театра в Одессе вызывают у него особое волнение. В беседах со слушателями Райхельгауз рассказал о том, как развивалась театральное искусство с древних времен, начиная от античности. Впрочем, в понятие "древность" у режиссёра и известного педагога попадает уже и начало ХХ века. То, что казалось гениальным лет двадцать назад, сегодня может вызывать недоумение. Что уж говорить о классиках 50-60-летней давности. Так, наверное, Райхельгауз подтверждает через театральное бытие философский закон отрицания отрицания. Райхельгауз рассказал, как главенствующая роль драматурга постепенно была заменена лидерством режиссёра. Началось это со Станиславского и Немировича-Данченко. -

Текст наименее значим в сегодняшнем спектакле, - говорит Райхельгауз,- например спектакль "Звёздная болезнь" - это сплошная импровизация. И артист становится не исполнителем, а автором. Одесский драматург Александр Мардань, в котором Райхенгауз опрометчиво пытался найти благодарного слушателя, интеллигентно слушал это чудовищное ниспровержение основ театрального бытия, но всё же с репликой "Сердце драматурга это не выдерживает" ушёл. (Замечу, что ему просто надо было уйти на другую встречу.)

- В театре никакой другой жизни, кроме той, в которой мы живём, быть не должно. Другое дело, что мы можем с ней играть, говорит режиссёр. Режиссёр часто задействует в своих спектаклях непрофессиональных актёров. Так, в нынешних гастролях участвуют писатель Александр Гордон и "главный энергетик России" Борис Вайнзихер, причём, по словам режиссёра, участие последнего не связано с его меценатством по отношению к театру. Острейшим моментом в суждениях Райхенгауза являются мысли о том, чтО в театре можно, а что всё-таки нельзя? Где граница дозволенного?

Он рассказывает, что в спектакле "Проститутка" молодая прелестная девочка отказалась произносить совершенно порнографический текст. И режиссёр вынес вердикт: "Не быть ей актрисой!". Хотя и не исключает того, что она сможет работать в другом театре. А всё-таки девочка молодец, что отказалась это произносить. Неужели все слова, которые говорятся в жизни, все отправления человеческого тела должны стать предметом показа на сцене? Тут Райхельгауз в некоторых сомнениях, хотя сейчас уже склонен к полной свободе. И в качестве примера приводит увиденный им с коллегами на фестивале спектакль - идущий, к счастью, не очень долго - очень известного западного режиссёра. Восемьдесят процентов времени этого спектакля зритель видит, как главный герой, глубокий старик, как изящно выразился Райхельгауз, какает.

Плюс на зрителя воздействуют ещё соответствующими запахами. Хочется сбежать от всего этого, рассказывает режиссёр, но никто не убегает из зала. Так неужели это и есть прогресс театрального искусства? Райхельгауз об этом не говорит. Но, скажем, мат на сцене, который для него был неприемлем ещё несколько лет назад, теперь для него в его спектакле возможен; ну, конечно же, для решения определённых художественных задач. Но всё-таки лучом света можно считать то, что для Райхельгауза критерием того, чтО можно, а чтО нельзя делать на сцене, является то, сможет ли он без стыда смотреть свой спектакль, сидя между своей 84-летней мамой и 20-летней младшей дочерью. И это обнадёживает.

Борис Штейнберг, журналист.
Для Интернет-газеты "Взгляд из Одессы".

    powered by CACKLE