«В оперном театре должна быть живая жизнь». В одесском — тоже

 Гюляра Садых-заде как-то заметила, что самое ценное для музыкального критика - это репутация. И потерять её можно одной нечестно высказанной оценкой. 

Сейчас известная петербургская музыкальная критикесса участвует в научно-практической конференции "200 лет театральной жизни в Одессе" и от принципа "стараться говорить правду" не отступает:

- В Одессе я в первый раз. Поэтому впечатлений у меня много. Я посмотрела два оперных спектакля: "Лючия де Ламмермур" и "Тоска". Что я могу сказать...

Мне кажется, что при таком красивом здании уровень спектаклей мог бы быть и выше. Мне кажется, что стиль постановок и сама сценическая культура недостаточны, особенно это было заметно в "Лючии". Нужно что-то менять. Надо как-то решать эту проблему. Потому что нельзя жить всё время прошлым, говорить о том, что у нас замечательный оперный театр, что у нас замечательная история. Нужно созидать историю здесь и сейчас. И делать это нужно нашим современникам, нам с вами. А для этого нужны новые идеи, нужен творческий потенциал, нужны какие-то импульсы. Чтобы наша голова была повёрнута не назад, в прошлое, а вперед, в будущее. Для меня театр - это самый быстрый, реактивный способ реагирования на насущные проблемы жизни. У нас много видов искусств, но театр - это тот вид искусства, который актуализирует проблему быстрее всех. Поэтому театр, который всё время говорит:"Мы - традиционалисты", "Главное для нас - традиции", "Мы должны охранять прошлое" - это не театр, а музей. А люди живут в довольно сложном мире, который 
всё время меняется; человек порой не успевает осмыслить то, что происходит, он должен постоянно вписываться в изменяющуюся ситуацию.

Так вот, театр призван рефлексировать, призван осмыслять всё время происходящие изменения. Вот что главное. Это первое. А второе: в оперном театре должна быть живая жизнь. Он не должен просто ставить постановки и петь красивыми голосами, даже если это будет точно, правильно, аккуратно, чисто - ноты, которые когда-то, двести или триста лет назад, написал композитор. Так что музыка это не ноты, это то, что горит за нотами.

В России ситуация очень разная, в зависимости от того, про какой театр мы говорим. Существует Мариинский театр, где происходит живая жизнь. Может быть он тоже немножко отстаёт, может быть не всё там так гладко и хорошо, и качество исполнения бывает хромает - всякое бывает. Но то, что он живой и развивающийся, то, что он является лидером в области оперного искусства в России - несомненно. Но у нас существует масса провинциальных театров. У них хороший творческий потенциал, но им мешает то, что они не знают, как по-новому управлять театральным механизмом, не знают современного менеджмента.

    powered by CACKLE