Одесский общественник: Удивительный старец, батюшка Иона стал для меня первым наставником

В жизни каждого человека бывают тяжёлые испытания. От жестоких ударов судьбы многие ломаются и сдаются, отказываясь от борьбы. Иногда горе и отчаянье целиком поглощают нас, и в эти моменты мы ощущаем, что стоим на краю пропасти. Мы понимаем, что ещё один неверный шаг, и ты сорвёшься вниз. Именно в таких ситуациях Бог посылает нам человека, который удержит нас на краю и не позволит погибнуть. Господь по великой своей милости дарует нам человека, который даст мудрый совет и наставит на единственно спасительный путь. Таким человеком для меня стал батюшка Иона. С этим удивительным старцем я познакомился, когда мне было 17 лет.
Совершенно подавленный своим горем, я постоянно находился в состоянии отчаянья и уныния. Ничто меня не радовало, и никто не мог меня утешить.
Каждый доброжелатель при встрече мне говорил ‒ «Святослав, смирись!». И так изо дня в день я только и слышал ото всех: смирись, смирись, смирись! О, если б мои доброжелатели только знали, как меня раздражало это слово «смирись!». О, если б они только догадывались, говоря мне в тысячный раз «смирись!», как я всей душой возненавидел это слово. Да я уже просто не мог и не хотел его слышать.
Может если б они знали, какая для меня это мука, то не подливали бы масло в огонь моего раздражения и ненависти. В то время я не понимал: ну что значит «Святослав, смирись!». Это что у них всех заело пластинку, или это такая злая мантра, которая хочет меня добить?! Увы, я не понимал ни умом, ни сердцем, что значит «ты должен смириться». Для моего непокорного и свободолюбивого характера смирение, как я его тогда понимал, было хуже яда. Я очень хотел чтоб мне вернули зрение: жить в кромешной тьме для меня было невыносимо. Поэтому я готов был поверить любому экстрасенсу, любой бабке, быть может, даже самому чёрту, если бы он пообещал мне вернуть зрение.
От безнадёги я спрашивал у всех, нет ли у них знакомой бабки-ведуньи, или какого-то сильного экстрасенса, одним словом, не знают ли они случайно человека, обладающего паранормальными способностями, который сумел бы меня исцелить.
К сожалению, тогда я был очень суеверным и невежественным, и верил во всякую бесовщину, отравляя свою душу губительными иллюзиями и напрасными надеждами.
Не могу даже представить, сколько времени и денег потратила моя мама на шарлатанов, обещавших вернуть её сыну зрение. Сколько же деревень мы объездили, в каких только городах и пригородах не побывали, посещая «белых» магов, «великих» экстрасенсов и «всеведущих» бабок в надежде на исцеление, пока наконец моя мама окончательно не истратилась и я не разуверился во всех и во всём.
Итак, я перепробовал всё, чтобы вернуть себе зрение и, в полном смысли этого слова, достиг такого дна адского отчаяния, что до суицидальных попыток оставался всего один шаг. И вот однажды моя мама, Елена Анатольевна, мне говорит:
‒ Слава, ты знаешь, что в нашем мужском монастыре есть удивительный старец, батюшка Иона. Люди говорят, что он прозорливый.
‒ Нет, мама, я об этом человеке ничего не слышал. Да и вряд ли он сможет мне что-то новое сказать или чем-то помочь, ‒ безнадёжно отвечал я своей маме.
‒ Сынок, давай попробуем! Давай сходим к этому старцу! ‒ продолжала настойчиво уговаривать меня мама. ‒ Люди говорят, что он благодатный. Ну что, Славочка, ты согласен?
‒ Ну хорошо, мама, давай попробуем. Попытка не пытка, хотя я не верю, что какой-то там монах сможет то, что до него никто не смог, ‒ примерно такими словами я ответил своей заботливой маме и дал согласие на поход в монастырь к старцу Ионе.
Ох, с какой же неохотой я просыпался: воскресный день, на часах было 5 утра и мы с мамой собирались на раннюю службу в Свято-Успенский патриарший одесский монастырь, который находится на 16-й станции фонтана.
На улице была ранняя весна, мама вызвала такси, и мы поехали к батюшке. Монастырь нас встретил утренней тишиной и лёгким морским ветерком. Служба шла в Успенском храме, старец как раз на ней служил, и мне пришлось, скрипя зубами от досады, выстоять всю литургию от начала до конца.
Ведь я был ещё совсем не воцерковлённым человеком. Мог ли я тогда знать, что именно православная вера станет тем нерушимым фундаментом, на котором я построю свою жизнь, воскресну из тьмы языческих суеверий и смогу очистить свою душу от греха и всего оскверняющего её?!
Ну разумеется, в то время об этом я даже и не догадывался. Стоял себе на службе, ловил ворон и мечтал ‒ поскорее бы батюшка меня отпустил домой к моей Миранде. Историю о моей замечательной собаке Вы можете прочитать, перейдя по хештегу #тотктоникогданепредаст.
И вот, наконец, после службы отец Иона вышел из алтаря. Я и представить себе не мог, что он так известен среди людей и что они его так сильно почитают и любят. Людей в храме было очень много, и каждый хотел получить благословение у благодатного старца. Поэтому тот же час все присутствующие в храме обступили его, прося у него благословения. Некоторые говорили батюшке о своём горе и своих проблемах, только мы с мамой робко стояли в сторонке, уже не надеясь, что удастся подойти к старцу.
Но вот батюшка заметил нас и позвал к себе: «А что это вы так далеко стали? Почему это ты такой унылый? ‒ спросил он у меня ласково и прижал к своей груди, погладив рукой по голове.
‒ Батюшка, а каким же я могу быть, если я полностью слепой, ‒ тихо, чуть ли не плача, отвечал ему я.
‒ Как тебя зовут? ‒ кротко спросил меня отец Иона.
‒ Меня зовут Святослав.
‒ Так вот, Святослав, не надо унывать и отчаиваться. Ты вот знаешь что, лучше найди в себе силы и смирись!
И опять прозвучало это ненавистное мною слово «смирись», вот только странно ‒ в этот раз у меня оно не вызвало раздражение, а совершенно наоборот. В моей душе, измученной отчаянием и сомнениями, наступила тишина. Некий незримый свет заполнил всего меня изнутри, буквально ослепляя. Хотя для некоторых может показаться это странным: как это свет изнутри может слепить слепого. А вот и может. Но не только слепил, а и согревал душу и сердце, точнее сказать, отогревал от мертвящего льда, который их сковывал. И в эти мгновения я ощутил невероятную сладость в сердце, буквально огонь запылал в моей груди. Неземной свет, изливаясь из сердца, озарил мой помраченный разум, и я сразу осознал, что означает смирение в православной вере. Не разумом своим я это постиг, но Бог открыл мне через своего угодника, батюшку Иону.
Быть смиренным, совсем не означает быть слабым, жалким, убогим, робким, нерешительным или, как считает современная молодёжь, быть безвольным и забитым, подчиняясь каждому, кто сильнее или наглее. Нет, смиренным является тот, кто познал свою немощь, и понял, что он без Бога никто и ничто. Как говорят в народе: без Бога, не до порога. Это совсем не слабак, который не способен бороться с превратностями судьбы, бросая им дерзко вызов. Напротив, это очень сильный человек, который сумел найти в себе мужество, чтобы взглянуть правде в глаза. Такой правде, какой она есть, и эта правда не сломала его, а помогла встать с колен. Но не своими силами, а с Божией помощью и со смиренной душой, твёрдой верой и пламенной молитвой. Я сподобился познать, что смирение ‒ это та сила, которая превыше любой силы в мире, так как смирение ‒ это высшее проявление человеческих сил в Боге и с Богом свершаемых.
Но понял я это, только когда благодать Божия коснулась моего сердца словами удивительного старца, батюшки Ионы. Непостижимо, как простой, необразованный инок, не обладающий даром красноречия, смог то, что не удалось, ни бабкам-ведуньям, ни знаменитым экстрасенсам, колдунам и народным целителям. Да, именно отец Иона одним своим словом озарил мою душу божественным, нетварным светом, вразумил меня и наставил на путь воцерковления.
На первый взгляд вполне справедливо может показаться, что батюшка не сказал ничего нового, он всего лишь повторил то, что говорили многие до него.
На самом деле это не так, потому что в данном случае важно не что сказал, а кто сказал. Вернее, что «Святослав, смирись!» мне сказал духоносный старец, который сам стяжал сердце сокрушенное и смиренное. Именно поэтому его слова обладали чудодейственной силой и смогли не только исцелить моё сердце и душу, но и дать спасительный ориентир на всю мою дальнейшую жизнь.
И пусть я не сразу воцерковился, и не за один день воскрес для новой жизни (да и в моей душе ещё осталось много сорняков, которые необходимо было усердно выкорчёвывать), но из монастыря я ушёл домой с крепкой верой, что с Богом я смогу преодолеть все сложности и все испытания, которые выпадут на моём жизненном пути. А удивительный старец, батюшка Иона стал для меня первым наставником, и у нас с ним было ещё очень много встреч и сокровенных бесед, о которых я расскажу Вам в следующих моих рассказах.

Советуем прочитать:  В Одесской области начинают выкорчевывать виноградники: садят бананы

Святослав Огренчук (Одесса)

Новости от od-news.com в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://t.me/odnews

загрузка...

powered by CACKLE