Одесситка впервые поделилась воспоминаниями о событиях 2 мая 2014 года: Это ужас, который мне снится

6 лет назад. Ужас. Меня на каждом шагу преследовал страх. И я впервые делюсь в ФБ воспоминаниями об этих днях. Об этом пишет одесситка Julia Mglosiek.

По её словам, этому предшествовали месяцы страха.

Интернет газета «Взглдяд из Одессы» знакомит своих читателей в этими воспоминаниями (с некоторыми сокращениями):

«Когда мы все были в группах в Zello. Закрытых и открытых. С левых аккаунтов сидели в группах сепаратистов, чтобы услышать об их планах. Хоть как-то суметь отреагировать, и бежать спасать друг друга.
Когда я улаживала детей спать, а сама ехала ночью в штаб, мне в машину сажали ребят, и мы патрулировали город. Я их возила. Они выходили в подозрительных местах, обходили, я их ждала у машины, вглядываясь в темноту, не надо ли еще звонить в штаб чтобы позвать помощь .. Ибо так инструктировала Sophie Vagapova. Спокойно? Хорошо, поехали дальше. К 3-4-5 утра. Затем пару часов сна и на работу.
Хорошо помню брифинг Луцюка 30 апреля, когда мы пришли на Еврейскую, Луцюк пригласил всех и рассказывал, что они почти достигли договоренности с куликовцами. Что те переедут на 411 батарею.
Как мы ездили на 411 батарею 1 мая с последней попыткой достучаться до совести этих людей. Ходили с детьми. Я была с Сашкой, Андрей Вагапов был с дочерьми... Говорили, что это наш город, и никому из нас не нужна и война. Нашим детям нужен мир. Это была последняя попытка. Отчаянная.
А потом утром 2 мая в группах Сепар в Zello начались призывы идти бить бандеровцев. Были две девушки, сами проклятые в этих группах. Помню, как плакала, ждала Вову, когда он приедет чтобы остаться с Сашкой - еще совсем маленьким. Если что-то случится - деньги лежат здесь. Все будет хорошо, мама скоро будет.
А я к центру. На Греческую.
Была там, где шел бой со стороны Дерибасовской. Затем побежала на Преображенскую, там на углу с Дерибасовской уже лежал Игорь, его туда принесли, и уже там накрыли с головой флагом. подошла к Греческой, а там медпункт на скамейке После окончания боя, собрали лекарства, перевязочные материалы и с девушками машиной (какой белый Жигули) отправили на Куликово, потому что было почти понятно, что там потребуется. Выпили, я - кофе, Наташа - бокал вина, и поехали на Куликово.
Очень, очень много людей несли нам медикаменты. Подбегали и спрашивали - что нужно? Вот принесли. А мы перевязывали руки и головы. Помню одного парня. С очень обожженными руками. Я его перевязываю, и спрашиваю - "Что же ты маме скажешь, малыш? С руками беда". Он говорит - "Скажу, что капусту резал». Не спрашивайте меня, почему капусту. Я не знаю.
Готовили пакеты врачам, которые носились по полю, бежали за врачами с пакетом с лекарствами, чтобы подавать перевязку доктору. Было много интернов, которые прибегали и на ломаный языке говорили - "Бежим туда, там ранен". И мы уже бежим по очереди с очередным кульком. Прячемся с Наташей за деревьями от выстрелов. Я не поняла сразу - а она мне "Юля, за дерево, стреляют с крыши!". О, мама, все-таки стреляют.
Затем ужасная ночь. Когда ребята бегали по этому проклятому Дому профсоюзов, искали живых и раненных.
Это не победа. Это ужас, который мне снится.
И когда меня спрашивают, почему я ненавижу Россию - мне хочется чтобы были устройства, которые передавали мои воспоминания. Как омут памяти в Гарри Поттере. Чтобы те, кто спрашивают, смогли пережить со мной эти дни».

Советуем прочитать:  В Одессе найдено тело неизвестного мужчины
Новости от od-news.com в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://t.me/odnews

powered by CACKLE