Уроки пандемии для Украины. Почему в Германии рекордно низкий уровень смертей от COVID-19, а в Италии — столь высокий

Медсестра в отделении реанимации, клиника в итальянском городе Кремона
Медсестра в отделении реанимации, клиника в итальянском городе Кремона

В дни, когда мир следит за стремительным распространением COVID-19, наибольшие вопросы вызывает статистика двух стран: ошеломляющие показатели смертности в Италии и поразительно низкие — в Германии.

«Контраст [Германии] с Италией особенно удивителен, поскольку в этих двух странах — самый высокий в Европе процент граждан в возрасте 65 лет и старше [которые особенно уязвимы для COVID-19 — прим.ред.]», — пишет британская The Guardian.

Мы собрали главные версии, объясняющие противоположные тенденции развития эпидемии в двух государствах.

Более 5 тыс. смертей и почти 60 тыс. инфицированных: опыт Италии

19 марта Италия взяла печальный барьер: число умерших от COVID-19 в этой стране превысило показатель Китая (около 3 тыс. умерших), хотя на тот момент заболевших в Италии было примерно вдвое меньше, чем в КНР (в Китае — около 80 тыс.).

За прошедшие с тех пор дни репортажи и цифры из итальянских городов стали настоящей хроникой ужаса. 20 марта в Италии было выявлено рекордные для нее 6,5 тыс. новых случаев за сутки, а 21 марта установлен новый антирекорд — ошеломляющие 793 смерти за сутки.

Сейчас уровень смертности от COVID-19 в 60-миллионной стране составляет более 9%, что намного выше, чем в среднем в мире: 5 476 смертей на почти 60 тыс. пациентов.

Пытаясь объяснить столь высокий уровень летальности коронавирусной эпидемии на Апеннинах, многие обозреватели и медицинские эксперты сходятся во мнении: Италия стала первой страной, опыт которой показывает губительность запоздалых мер против эпидемии.

«У Италии, нового эпицентра пандемии, есть несколько уроков для мира», — так называется статья американской The New York Times, в которой анализируются причины трагической статистики из этой страны.

Главные из них таковы.

  • Запоздалые усилия властей Италии

Несмотря на то, что в настоящее время в Италии действуют едва ли не самые жесткие меры изоляции в мире, итальянские власти провалили многие из этих шагов на раннем этапе заражения — когда это имело наибольшее значение. Как и многие западные страны, они стремились сохранить основные гражданские свободы, а также уберечь от рисков экономику страны, напоминает NYT.

«Частичные попытки Италии пресечь эпидемию — сначала изолировать города, затем регионы, а затем закрыть всю страну […] всякий раз отставали от смертельной траектории вируса», — пишет издание.

«Теперь мы гонимся за ним», — признает Сандра Зампа, заместитель министра здравоохранения Италии. По ее словам, Италия каждый раз делала все возможное, исходя из имевшихся в распоряжении правительства цифр и фактов — однако этого оказалось недостаточно.

Очевидно, власти страны упустили из виду значительное число первых пациентов, предполагают медики — особенно людей с легкой формой болезни.

«Я предполагаю, что многие молодые итальянцы заражены сейчас или были инфицированы, так и не будучи выявленными, — заявил немецкой газете Die Zeit вирусолог из берлинской больницы Charité Кристиан Дростен. — Это также объясняет предположительно более высокий уровень смертности от вируса».

  • Недостаточно внятная коммуникация с гражданами

Даже введенные в Италии меры по-настоящему стали действовать лишь тогда, когда цифры смертности стали говорить сами за себя.

На первом же этапе итальянское правительство не сумело ясно обозначить все риски и убедить собственных граждан в необходимости жесткого соблюдения правил изоляции — сначала в Северной Италии, а затем и всеобщей.

«Это нелегко в условиях либеральной демократии», — признал Вальтер Риккарди, член правления Всемирной организации здравоохранения и главный советник министерства здравоохранения Италии.

В итоге тысячи итальянцев попытались найти лазейку в новых запретах и обойти их — покидая изолированные регионы, не соблюдая требование оставаться дома.

Большинство из тех, кто погиб от вируса, были заражены в течение последней недели или двух — в то время, когда власти уже внедрили суровые ограничительные меры.

Однако итальянцы чувствовали себя в безопасности, не веря в серьезность ситуации, и продолжая жить прежней жизнью. Именно «такому поведению» обязан всплеск случаев инфицирования на прошлой неделе, убежден Роберто Буриони, вирусолог из университетской клиники Сан-Раффаэле в Милане.

Советуем прочитать:  Хроники коронавируса

Важность ясной коммуникации с населением особенно показательна на контрасте с примером Германии, где 19 марта Ангела Меркель обратилась к нации с одной из самых сильных своих речей. «Ситуация серьезная. И прошу вас воспринимать её всерьёз», — таким был главный посыл канцлера, которая детального разъяснила вводимые правительство меры и требования их соблюдать. Это было первое обращение Меркель к нации за 14 лет не по случаю Нового года.

  • Неверная оценка истинной траектории инфицирования и числа заболевших

Предполагаемый «нулевой пациент» и «суперноситель» вируса в Италии — 38-летний мужчина из Кодоньо (Ломбардия), — не был таковым, хотя успел заразить сотни людей, включая врачей и медсестер. К такому выводу позже пришли итальянские медики, предположив, что к тому времени вирус уже был активен в Италии и в течение нескольких недель его передавали люди без симптомов либо со слабыми симптомами, а медики часто принимали за грипп.

«Тот, кого мы называем „пациент номер один“, был уже, возможно, двухсотым пациентом», — пояснил Фабрицио Прельяско, эпидемиолог и вирусолог из Миланского университета.

Пересменка медсестер в больнице в Кремоне, Италия. 13 марта 2020 года
Пересменка медсестер в больнице в Кремоне, Италия. 13 марта 2020 года

Германия: низкий процент смертей и первые признаки спада темпов инфицирования

Последние недели страна входит в мировую топ-пятерку государств с наибольшим числом заболевших. По состоянию на 13:00 23 марта в Германии было выявлено более 26 тыс. случаев болезни (данные статистической страницы о коронавирусе на портале Worldometers). При этом летальных случаев — лишь немногим более сотни.

Таким образом, смертность от COVID-19 в Германии (соотношение числа умерших к общему числу заболевших) составляет лишь 0,42%, тогда как в Италии — более 9%, в Великобритании — около 4,5%. Это самый низкий показатель в десятке стран мира, где выявлено наибольшее число заболевших.

Кроме того, в Германии наметился еще один обнадеживающий тренд. За последние два дня в стране сокращается количество новых случаев инфицирования. Если в пятницу, 20 марта, немецкая эпидемия установила собственный антирекорд (более 4,5 тыс. подтвержденных диагнозов за сутки), то 21−22 марта в стране фиксировалось уже по 2,5 тыс. новых случаев.

Первые признаки замедления темпов эпидемии в понедельник, 23 марта, прокомментировал на пресс-конференции Лотар Вилер, президент Института Роберта Коха — главного немецкого учреждения по изучению инфекционных заболеваний, который стал «мозговым центром» Германии в недели эпидемии COVID-19.

Вилер отметил выравнивание стремительной кривой роста заболеваемости, однако призвал к осторожности в оценках: по его словам, еще не все медучреждения предоставили данные за выходные. «Я смогу окончательно подтвердить эту тенденцию только в среду [25 марта]», — заявил глава Института Коха. Однако признал, что склонен быть оптимистом в этом вопросе.

Пока же весь мир пытаются понять, в чем заключается секрет немецкой статистики и относительно невысокого количества смертей от коронавируса.

Среди самых состоятельных версий, объясняющих этот тренд, мировые СМИ называют такие причины.

  • Обширное ранее тестирование

Германия относительно рано начала тестировать людей даже с легкими симптомами COVID-19, пишет The Guardian. А это означает, что общее количество подтвержденных случаев (включая легкие) может давать более точную картину распространения вируса и более низкий уровень смертности, чем в других государствах.

По данным Национальной ассоциации врачей обязательного медстрахования Германии, страна способна проводить до 12 тыс. тестов на COVID-19 ежедневно. О еще больших возможностях заявлял глава Института Роберта Коха Лотар Вилер, отметив способность Германии тестировать 160 тыс. образцов еженедельно.

И хотя тестирование населения в Германии еще не стало таким обширным, каким его сделали в Южной Корее (около 15 тыс. тестов ежедневно), на протяжении нескольких недель на первом этапе эпидемии в стране действовали четкие рекомендации относительно категорий людей, подлежащих тестированию. К ним относили людей, у которых проявились даже легкие симптомы ОРВИ/ОРЗ, если они контактировали с инфицированным либо недавно посетили «зоны повышенного риска». Их список, включавший провинцию Ломбардия в Италии, был утвержден на правительственном уровне.

Советуем прочитать:  Коронавирус итоги дня 18 марта

Именно поэтому средний возраст заболевших в Германии в первые недели был ниже, чем в других странах — в стране выявляли даже молодых и здоровых носителей вируса, вернувшихся, к примеру, с горнолыжных курортов Италии.

На этом же сделал акцент Матиас Штоль, профессор медицины в Ганноверском университете, в комментарии Financial Times. «В основном то были [пациенты первого этапа эпидемии в Германии] люди намного моложе 80 лет, находящиеся в достаточной форме для катания на лыжах или участия в подобных активностях. Их риск умереть сравнительно невелик», — пояснил медик.

  • Готовность немецкой системы здравоохранения к первому наплыву пациентов

Медицинская система Германии считается одной из лучших в мире, однако даже она не справится, если поток инфицированных коронавирусом — особенно тяжелых пациентов — станет массовым, заявила в своем обращении к нации 19 марта Ангела Меркель.

Задача «растянуть» вспышку COVID-19 во времени и разгрузить немецкую систему здравоохранения стала приоритетной для Германии — именно ради нее в стране были введены все действующие ограничения, от свежего запрета собираться более чем по двое (кроме членов семьи) до закрытия детских площадок.

Мэрилин Аддо, возглавляющая инфекционное отделение в медицинской клинике Гамбургского университета, констатирует, что сейчас немецкие больницы еще не переполнены так, как итальянские. А значит, у медиков есть больше времени для освобождения коек, накоплению оборудования и перераспределению персонала.

«Одним из преимуществ Германии стало то, что мы начали проводить полное отслеживание контактов [инфицированных], когда были зарегистрированы только первые случаи, — констатирует Аддо. — Это позволило нам выиграть немного времени, чтобы подготовить наши клиники к грядущей буре».

На прошлой неделе правительство Германии заказало дополнительно 10 тыс. систем искусственной вентиляции легких у немецких производителей — вдобавок к 25 тыс., которые уже установлены в больницах страны. Берлин, в котором на сегодняшний день зарегистрировано около 400 случаев коронавируса, уже реорганизует местный выставочный центр в больницу на 1 тыс. коек для будущих пациентов. Аналогичные шаги предприняты по всей стране.

  • Более ранний этап эпидемии, чем в Италии

Несмотря на низкие цифры смертности, впечатлившие весь мир, немецкие медики пока не считают их очевидным «успехом». Они предупреждают, что нынешняя статистика может свидетельствовать лишь о более тщательном выявлении случаев инфицирования, тогда как пик эпидемии для Германии еще может быть впереди.

«В большинстве случаев заболевание протекает в легкой форме и имеет слабо выраженные симптомы, и мы предполагаем, что выявление таких легких случаев варьируется от страны к стране. В статистическом плане это приводит к разнице в показателях летальности», — пояснил в комментарии Financial Times Ханс-Георг Кройсслих, профессор медицины и заведующий кафедрой вирусологии в Университетской клинике Гейдельберга.

Он констатирует: картина в Германии может стать иной в предстоящие недели и месяцы: «Мы все еще на относительно ранней стадии вспышки. Большая часть пациентов заразилась только в последнюю неделю или две, и мы, вероятно, увидим более серьезные случаи в будущем, а также изменение уровня смертности», — прогнозирует он.

  • «Занижение» статистики — фейковая причина

В соцсетях также нередко можно встретить утверждение о том, что низкое число летальных случаев в Германии обусловлено иным подсчетом. Якобы это связано с тем, что немецкие медики не учитывают тех, кто имел другие тяжелые заболевания и умер на фоне заражения коронавирусом.

Эти утверждения 23 марта опроверг глава Института Коха Лотар Вилер. Он пояснил, что в Германии любой, кто умер с диагнозом COVID-19, регистрируется как умерший от коронавируса, даже если у него были другие заболевания или осложнения.

Новости от od-news.com в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://t.me/odnews

powered by CACKLE