Как хорош был “Приват-банк”: версия правления лжива | Новости Одессы сегодня, происшествия, события - Взгляд из Одессы.

Как хорош был “Приват-банк”: версия правления лжива

Бывшее правление “Приват-банка” опубликовало опус, как злодейка Гонтарева уничтожила их прекрасный банк. Факты иные.

1. “Экс-правление” возмущено, что им не дали учитывать в качестве реальных залогов 143 млрд в корпоративных правах, заложенных в обеспечение кредитов.

Тот факт что 143 из 180 млрд кредитов выданы без нормального залога, как банк того требует для любого реального заемщика, говорит как минимум о том, что связанным лицам кредиты выдавали совсем на других условиях, чем сторонним заемщикам – что является уголовным преступлением в любой цивилизованной стране.
Судя по отсутствию нормального залога, связанным лицам кредит выдавали попросту без залога – то есть, под разворовывание. Иное толкование невозможно и потому, что при депозитной ставке около 26%, гривневый кредит связанным лицом можно было выдавать по ставке более 30%. Но крупные предприятия (а именно такие могут получать миллиардные кредиты) никак не могут обеспечить годовой рентабельности более 50%, чтобы погасить такие кредиты и проценты по ним. То есть, кредиты выглядят как заведомо невозвратные.

Стоимость корпоративных прав в Украине оценивается решением учредителей и не может быть основанием для банковского залога. Рассуждения о “независимых оценщиках” несколько анекдотичны, учитывая, что стоимость наиболее распространенных корпоративных прав – акций – на биржевых рынках является классическим примеров непредсказуемости. Иными словами, если “независимые оценщики” Привата могут оценить стоимость корпоративных прав предприятия Х, то почему бы им не оценивать акции на американских биржах, зарабатывая на этом неимоверно больше?

По их версии, требуемый НБУ залог недвижимости невозможно оформить, поскольку у крупных объектов есть несколько собственников и все они должны подписаться. Во-первых, это никогда не было преградой для сделок по недвижимости. Во-вторых, собственники есть у компании, а она уже владеет недвижимостью в качестве единственного собственника, и как правило, может передавать в залог самостоятельно, без корпоративных собственников.

“Экс-правление” утверждает, что дыра в 148 млрд образовалась в результате “резкого изменения правил НБУ”. Почему тогда не обанкротились все остальные банки? И если эти изменения вступают в силу со следующего года, то неужели все предыдущие годы у Привата этой дыры не было? Тогда зачем было гигантское рефинансирование?

“Экс-правление” высмеивает тех, кто предполагает, что деньги из банка вывозились “ночью на тачке”. Даже оставив в стороне устойчивые слухи, что наличные вывозились микроавтобусами Привата в Венгрию, банку не нужна тачка, чтобы украсть деньги вкладчиков, сливая их в качестве кредитов на свои предприятия, конвертируя и выводя из Украины.

2. Авторы заявления утверждают, что проблемы с погашением кредитов имеются у “практически всех украинских предприятий”, а не только у связанных заемщиков. Между тем, обычные должники, при малейшей просрочке, ощущают на себе все давление Привата, включая взыскание на имущество.

Крупные заемщики, как правило, ориентированы на экспорт. Поэтому украинский кризис и девальвация гривны привели к снижению их валютной себестоимости и резкому росту доходов, даже с учетом умеренного снижения цен на сырьевые товары на мировом рынке.

Было бы корректно сравнить процент дефолтов по связанным и остальным кредитам.

3. Авторы заявления утверждают, что НБУ не тех лиц отнес к связанным.

Критика позиции НБУ по определению связанных лиц основана на использовании термина insider lending. Между тем, релевантной является более широкая категория related persons (имеющие отношение), и отнесение к этой категории в США осуществляется на разумное усмотрение регулятора (http://www.dfs.ny.gov/legal/interpret/lo051110.htm). В любом случае, круг related persons, кредиты которым являются регулируемыми, очень широк.

Попадание в список кредитных инсайдеров “Динамо-Киев” выглядит вовсе не так абсурдно, как утверждает экс-правление банка, если вспомнить, что А-банк Суркиса использует систему Приват24.

Позиция экс-правления, что у них все было прекрасно, поскольку аудит показал лишь 18% кредитов связанным лицам, не выдерживает критики. Даже в островных банковских системах вроде Мальдив, потолком для insider lending является 15%, а в развитых странах и 5% вызовет вмешательство национального регулятора. Что важно, кредиты связанным лицам должны быть secured – обеспечены твердым залогом, что Приват как раз и не делал.

Авторы меняют свою позицию: кредиты связанным лицам это хорошо, поскольку тогда банк контролирует заемщика, чтобы тот не обманул, выведя имущество из-под залога. Неплохая попытка, пока не вспомнишь, что у связанных заемщиков Привата как раз и не было нормального залога.

Тот факт, что Приват привлекал рефинансирование НБУ и депозиты в Украине по сверхвысоким ставкам, а не осуществлял займы на внешних рынках, свидетельствует, что и иностранные банки считали Приват ненадежным. Проблема, таким образом, не в стандартах НБУ.

4. Экс-правление возмущено тем, что выплатило 13 млрд процентов за 30 млрд рефинансирования. По ставке 28%, за три года набежало бы куда больше, поэтому похоже, что Приват не выплатил НБУ даже проценты за рефинансирование.

Возмущение высокой ставкой рефинансирования трудно понять на фоне привлечения Приватом депозитов по 15% в валюте и 26% в гривне, причем затраты на привлечение и администрирование таких депозитов явно делают их более дорогими, чем рефинансирование НБУ. Если ставка НБУ слишком высока, зачем Приват привлекал еще более дорогие депозиты?

Авторы заявления объясняют, что рефинансирование пошло исключительно на maturity mismatch – выплату депозитов в ситуации, когда срок погашения кредитов еще не настал. Но за три года с момента начала масштабного рефинансирования, кредиты должны были уже подойти к выплате – по крайней мере, реальные кредиты. Тем не менее, Приват не погасил две трети рефинансирования. То есть, проблема не в оттоке депозитов, а в качестве кредитов. Тем более, что Приват все это время хвастался притоком депозитов.

5. Экс-правление позиционирует себя принцем на белом коне, утверждая, что предложило Минфину выкупить банк, чтобы сохранить деньги вкладчиков. Важно понимать, что нормально функционирующий банк, честно выдающий кредиты, всегда может выплатить депозиты – с поправкой лишь на сроки выплаты. Но поскольку в Привате 80% депозитов срочные, то проблема совпадения сроков возврата депозитов и кредитов практически не стоит. В крайнем случае, вкладчикам пришлось бы подождать несколько месяцев, или дыру можно было временно перекрыть за сет рефинансирования.

Как бы лично Гонтарева ни относилась к лично Коломойскому, вес их настолько разный, что трудно поверить авторам заявления в том, что она сожрала его банк. Тем более, что обвал системного банка мог не оставить места ни от украинской экономики, ни от Гонтаревой. Тем более, что еще при Януковиче Коломойский угрожал банкротством Привата, если не будут учитывать его бизнес-интересы.

В-целом, репутацию банка можно было обелить, просто опубликовав список ста крупнейших заемщиков, сумм их кредитов и уплаченных процентов. Впрочем, вряд ли бы оказалось, что этот список не совпадает со списком крупнейших неплательщиков.

Источник: hrabro.com

    powered by CACKLE