Одесский правозащитник: вернулись 90-е, но в извращенном виде | Новости Одессы. Последние Одесские новости и происшествия в Одессe - Взгляд из Одессы

Одесский правозащитник: вернулись 90-е, но в извращенном виде

1-138-150x150 Одесский правозащитник: вернулись 90-е, но в извращенном видеКруглый стол на тему: "Почему нельзя остановить беспредел в органах милиции-полиции, прокуратуры, судах?”, состоявшийся в пресс-центре «Паритет» объединил людей, далеких от политики и «не вхожих» в «высокие» кабинеты, пострадавших от многолетнего беспредела всех перечисленных структур.

- Мы собрались на этот Круглый стол по поводу грубейших нарушений прав человека со стороны правоохранительных органов и узаконению этих нарушений судьями разных инстанций, - сказал известный в Одессе эксперт по правам человека, президент Центра Международной правовой защиты Эфтехар А. Хатак. На протяжении многих лет он добивается судебной справедливости для простых людей Одесского региона. Участники круглого стола рассказали свои истории. Их четыре.

История первая. Грабеж или «балаклавы» с Майдана?

- Моих детей Андрея (1991 г.р.) и Павла (1994 г.р.) арестовали в январе по подозрению в грабеже валютчика, который менял валюту на рынке. Сделали обыск на съемной квартире, где они проживали, - рассказывает Петр Флоря. – Дети живут отдельно. У них нашли 10 тысяч в евро и в долларах, которые мы заработали совместным трудом. Я с 1985 года работаю моряком, а деньги в банке никто не держит. Старший сын по моей доверенности снимал со счета деньги, которые я им перечислял. К тому же они работали и копили деньги на квартиру. Арестовали и сыновей, и деньги. Следователя мы увидели только на второй день, а в первый с нами никто не хотел говорить. О том, что их обвиняют в грабеже, я узнал позже. Их держали в милиции шесть дней и били. Их заставляли говорить то, что было нужно. От них требовали, подписать бумагу о том, что они согласны передать эти деньги потерпевшему. Через 6 дней их перевели в тюрьму г. Измаила. 20 февраля, спустя 25 дней после задержания, когда еще шло следствие, суд принял решение, передать наши деньги на хранение потерпевшему(!).

- В моей юридической практике, - сказал Эфтехар Хатак, - такого еще не было, чтобы во время следствия, без обвинительного приговора, деньги на сохранение передавали потерпевшему. А почему не на специальный банковский счет?

По словам правозащитника, ему в считанные дни удалось собрать доказательства законности денег братьев Флоря, хранившихся на съемной квартире. Получены выписки из счетов, с которых они снимались, кроме того накануне проданы земельный участок с теплицей и машина.

- На основании этих доказательств, сыновья Петра уже должны были быть освобожденными, но их не освободили, а стали искать возможность других обвинений, - сказал Эфтехар Хатак.

- Мои сыновья, - продолжал отец, - ранее не привлекались и не судимые, но старший Андрей два года назад был на Майдане. При обыске на квартире нашли его балаклавы с Майдана. Их забрали вместе с деньгами, но два месяца о них никто не вспоминал. Как только появились доказательства законности денег, то 15 марта по решению суда у моих сыновей принудительно взяли анализы слюны и крови. Это незаконно, у них было право отказаться от анализов, но это право проигнорировали. Сыновья сопротивлялись, а пять полицейских грубо бросили их на стол и взяли анализы. Им выкручивали пальцы, и у них шрамы от наручников.

Вопрос, если обвиняются в грабеже, зачем слюна и кровь?

- Им объяснили так, - сказал правозащитник, - якобы, в этих балаклавах ранее могли быть совершены другие преступления, но какие преступления им не сказали. Никто не предъявил им доказательств того, что такие преступления совершались и по ним ведется следствие. Незаконное взятие анализов можно расценивать, как попытку оговорить их в несовершенном преступлении. Например, в каком-нибудь изнасиловании. Таких примеров очень много.

Семья Флоря проживает в с. Новосельское Ренийского района, но так как ограбление валютчика произошло в Измаиле, братьями занимается Измаильское РОВД.

- Все наши деньги забрали, и взять платного адвоката нам не за что. От бесплатных пришлось отказаться. Вели они себя странно: советовали не злить судью и прокурора и признаться в грабеже, - продолжал отец. – В канцелярии суда отказались выдавать решения судов. Мимоходом от следователя узнал, что в валютчика стреляли, но он живой и здоровый. Официально мне ничего не сообщили. Не предъявили никаких доказательств, по которым можно было бы подозревать моих сыновей.

По словам П.Флоря, дело дошло до абсурда. Им запретили отказаться от адвоката по той причине, что якобы, потерпевший с этим не согласен. В материалах дела не указано, что за валютчик? Валюту на рынке он менял законно или нет? Почему изъятые деньги «на хранение» передали ему? Вопросов больше, чем ответов.

- Следователь поняла, что я ничего не понимаю в юриспруденции, и откровенно надо мной насмехалась, - сказал Петр. – Потерпевший через следователя предлагает адвоката. Абсурд. Под стражей сыновья находятся потому, что якобы могут оказать давление на потерпевшего. Мне даже не сказали, что я, как отец, согласно 63 статье Конституции Украины мог и не давать показаний.

- Судебные решения – это документы публичные, не выдать их родителям, серьезное нарушение, - сказал правозащитник. – Вместе с тем их не выдают, так как они не выдерживают никакой критики.
История вторая. Доказать вину нельзя, оправдать не хотят.

Шесть с половиной лет провел в СИЗО без приговора Юрий Крутелев из с. Новоградовка Овидиопольского района Одесской области. Освобожден по определению Апелляционного суда ввиду отсутствия оснований для дальнейшего его пребывания под стражей. Не получив за эти годы ни обвинительного, ни оправдательного приговора, человек вышел на свободу не на подписку о невыезде, а просто, как подозреваемый, чья вина еще не доказана, а уголовное дело возвращено на доработку в Белгород-Днестровскую прокуратуру. Как ему жить дальше?

- Мою вину доказать не смогли, а смириться с этим, не хотят, - сказал Юрий.

Что же случилось в Виноградовке 6,5 лет назад?

- Свою единственную дочь Светлану я нашла мертвой в 30 метрах от дома, а на ней сверху в бессознательном состоянии лежал Юрий, который сидит сейчас перед вами, - сказала мама убитой девочки Алла Колесник. – Убийцы, которых не нашли до сих пор, просто положили его на труп. Парня подставили, а следствие пустили по ложному пути. В августе месяце труп был мокрый и окоченевший. Было понятно, что убили ее в другом месте, а потом перевезли. Светлана с Юрием знакомы не были. Все эти годы мы с мамой Юры ждали его возвращения.

За 6,5 лет чего только не было. Следственные органы пытались обвинить его и в убийстве Светланы, и в изнасиловании несовершеннолетней односельчанки. Суд первой инстанции приговорил его к пожизненному заключению. К счастью, Апелляционный суд этот приговор отменил за недоказанностью.

На вопрос журналиста, так почему же не освободили, Юрий ответил:

- Прокурор настаивал на моем содержании под стражей, ввиду тяжести статей. Не допрашивались свидетели ни с моей стороны, ни со стороны потерпевшей. Правоохранительные органы ничего не делают: десятки людей сидят в СИЗО ни за что, а их дела не расследуются.

Вообще-то, беды Крутелевых начались, с мягко говоря, непростых отношений с местной милицией, невзлюбивших их семью и лично Юрия. Посадить его под любым предлогом, стало задачей номер один. Подключилась прокуратура, суд, и - покатилось. Младшему брату Юрия пришлось покинуть пределы Украины.

Журналисты поинтересовались, может ли Юрий Крутелев рассчитывать на какую-либо компенсацию за незаконное содержание под стражей, за украденные лучшие годы?

Правозащитник Эфтехар Хатак, приложивший немало сил для его освобождения, из своего опыта знает, что добиться этого почти невозможно. Для этого нужен суд, который определит виновных в нарушении прав человека, а судьи и прокуратура в таком суде не заинтересованы. Как долго ходить Ю.Крутелеву в подозреваемых, зависит от прихоти далеко не беспристрастной Фемиды.

- Битва выиграна, война продолжается, - сказал правозащитник. – Теперь надо ждать провокации: очень скоро подбросят наркотики, патроны или что-то еще.
История третья. «Хоронить, как убиенную».

Из Балтского района Одесской области на Круглый стол приехала Виктория Папура – мама умершей в 2012 году Анжелики Папуры. Она привезла с собою очередную отписку (от 10.03.16 г) прокуратуры Одесской области. Отписка ничем не отличается от многих других, но Виктория Папура надеялась, что на личном приеме и.о. прокурора Одесской области г-н Жученко был с нею искренним, а оказалось, что нет.

- Красиво принял, сказал, что разберется и поможет, но вот вновь отписка, - сказала она.

«Досудебное расследование продолжается, оснований для принятия мер реагирования нет», - написано в ответе, и так пишется уже четыре года...

Виктория напомнила хронологию трагических событий. Анжелику нашли мертвой в частном доме ее жениха в г.Балта в апреле 2012 года. Молодые готовились к свадьбе и уже четыре месяца жили гражданским браком. Родные девушки знали, что она беременная. Накануне трагедии, она весело общалась с родными по телефону, а на утро семья жениха объявила, что невеста повесилась в доме на трубе с помощью шарфа. Повешенной ее не видели ни милиция, ни следственные органы. Жених свидетельствовал, что снял тело, разрезав шарф ножом, но следствием нож обнаружен не был.

Отец жениха – бывший депутат областного совета, директор Балтского педагогического училища, человек влиятельный и со связями. С похоронами очень спешили, и к телу никого не допускали. Но родственница Анжелики все же ухитрилась заснять ее в гробу на мобильный телефон. Эта фотография в последствии очень спутала планы семьи жениха, представить все как суицид.

На шее, умершей не было борозды характерной для повешенной, но зато были многочисленные синяки, ссадины, сломанные пальцы и переносица.

После похорон, родственники девушки обратились во всевозможные инстанции, доказывая, что Анжела - не самоубийца, а ее убили. Они обратились и к президенту центра правовой защиты, правозащитнику Эфтехару Хатаку.

Совместными усилиями добились разрешения на эксгумацию тела и повторную независимую экспертизу в районном центре Любашовка, т.к. прежней экспертной группе не доверяли.

Параллельно с экспертами, видео съемку процедуры эксгумации вели и правозащитники.

Экспертиза тела не ответила: была ли девушка беременная или нет, когда были нанесены телесные повреждения: до или после смерти? Но исследование шарфа показало, что края его были ровные, двух петель (на трубе и на шее) на нем не было, значит, тело на нем не висело. Значит, Анжелика не была повешена. Родственники единодушны во мнении, что она умерла от побоев. Все остальное – имитация.

Против бывшего жениха должно было быть возбуждено дело по факту доведения до самоубийства или убийство по неосторожности, но ничего этого не было, несмотря на все экспертизы.

Возникли проблемы с похоронами. Служители православной церкви отказались отпевать самоубийцу. Титанические усилия, затраченные на поиск истины, в принципе, достигли своей цели. Экспертиза, хоть косвенно, но вынуждена была констатировать, что тело девушки не висело. На вопрос журналиста, как решился вопрос с отпеванием по православным обычаям, Виктория Папура сказала, так. Собрала все документы, включая заключение эксгумации, фотографию и прочие, и обратилась с заявлением в Православную епархию. Там разбирались пару дней, после чего выдали документ, в котором было написано: разрешается хоронить, как убиенную. Анжелику отпевали по православным обычаям.

- Получается, что служителям церкви понятно, что человека убили, а следственным органам это не понятно? – спросила журналистка.

- Им тоже понятно, - ответил Эфтехар Хатак, - только признаться в этом им не выгодно.

История четвертая. Суд узаконил неизвестно что

- У меня, конечно, не такая ужасная история, как у вас, - начала рассказывать Наталья Окишор из пос. Бородино Тарутинского района Одесской области. – Мою семью лишили возможности владеть землей, которая принадлежит нам по закону. Это наши земельные паи. Сделано это не без участия судей.

В 2004 году отец сдал землю в аренду на 49 лет организации ООО «Делены», которая находится в нашем же поселке. Заключил с организацией договор. Арендатор, ссылаясь на финансовые затруднения, арендную плату отцу не платил.

В 2007 году с отцом на связь вышел глава организации и предложил упорядочить земельные документы, после чего, якобы, будет начисляться арендная оплата. Отец согласился, т.к. отношения были соседские.

По словам Натальи Окишор, для составления акта приема- передачи земли в аренду, к ним домой пришел главный бухгалтер организации и заявил, что не знает, как надо составлять этот акт, а потому по-дружески попросил подписать чистый лист бумаги, на котором потом будет акт приема-передачи земли. Отец по доверчивости подписал чистый лист, и это было его ошибка.

Бухгалтер написал на этом листе не акт, как обещал, а расписку от имени Василия Окишора, который якобы получил 9 тысяч долларов за аренду земли до составления договора, в чем, и расписался.

Сама по себе расписка не выдерживает никакой критики. Написана она от руки посторонним человеком, а не тем, кто расписался, далеко не образцовым почерком. Рядом с росписью нет расшифровки фамилии. Нет привычной для такой ситуации фразы: «с моих слов записано верно». Не заверена ни нотариусом, ни поселковым советом. И, несмотря на все перечисленное, «расписке» дают не просто ход, а зеленую улицу.

- В 2009 году и.о. судьи Юрий Горбань в судебном заседании признал ее законным документом, - рассказывает Наталья Окишор. – Арендную плату отец не получал. Земельные документы были утеряны арендатором. Отец их вновь восстанавливал.

-По новым документам, землей занялась я, так как работы в городе нет. Я взяла у отца землю в аренду на 10 лет. Нотариус легко заключила этот договор, внесла нас в книгу регистрации, сказав, что третьих лиц на этом земельном участке не присутствует, и не присутствовало вообще.

Осенью 2015 я начала подготовку земли к посеву. Через полчаса явился охранник фирмы и представитель прокуратуры Тарутинского района. Мне сказали, что я не имею права пользоваться землей. Я предъявила все документы на землю, кадастровые номера мой и отца. Однако на меня и на отца милиция открыла уголовное дело за, якобы, незаконное пользование землей. Я считаю, что это был «заказ». Организация ссылалась на договор аренды от 2004 года, который нигде не был зарегистрирован. В нем нет ни строчки о том, на основании чего были выплачены 9 тыс. долларов? А почему бы об этом не написать, если такой факт, по их мнению, был?

- Налицо беспредел органов милиции, прокуратуры и судей, - сказал Эфтехар Хатак. – Первое. Суд, узаконив расписку, взятую незаконным путем, совершил преступление. Почему у судьи не возник вопрос, как и кем будут оплачиваться налоги государству с суммы в девять тысяч долларов, указанной в ней? Второе. Это единоразовая плата за 49 лет или нет? Третье. Договор не зарегистрирован арендаторами в 2004 году в установленном порядке, а, значит, не вступил в законную силу. Именно поэтому нотариус не увидел в компьютерной базе третьих лиц. Теперь это пытаются объяснить потерей журнала регистрации, хотя он должен храниться пожизненно. Четвертое. Суд, принимая решение в пользу организации ООО Делены , не поинтересовался, почему договор у них не зарегистрирован? Почему государство столько лет не получало налоги? Почему предмет договора – выращивание винограда? А не потому ли, что за 1 га винограда государство тогда обещало выплачивать 8 тыс. грн? А, может, организация намеревалась получить эти деньги и не заниматься виногр
адом, потому и внесла этот пункт в договор?

По словам Натальи Окишор, арендодатели – все жители поселка Бородино (около 1000 человек), но ни у кого из них нет подлинного экземпляра договора аренды, никто не получает арендной платы. Фактически все лишились своего имущества – земли. Выступать против организации, боятся. Госакты на землю у них тоже забрала организация. Прокуратура, милиция никакой помощи в возврате земли не оказывает, а вот против Натальи и ее отца в пользу организации, милиция охотно завела дело и передала его в суд.

Эфтехару Хатаку звонил человек, у которого договор на сдачу в аренду земли заключали его покойные родители. Теперь у него нет документов. Он не может вступить в права наследования и забрать у организации свою землю.

- Вернулись 90-е, но в извращенном виде, - подытожил правозащитник суть всего сказанного на Круглом столе. – Изменение законов и замена милиции на полицию, ничего не изменило в жизни простых людей. Если права человека не для нас, а только для политиков и олигархов, то пусть нам выдадут разные с ними паспорта. Мы будем знать, что со своим паспортом мы не вправе обращаться за защитой своих прав человека, и не будем беспокоить чиновников, суды и прокуратуру.
Автор: Елена Удовиченко
Для Интернет газеты "Взгляд из Одессы"

powered by CACKLE