Сергей Горбунов: одного Саакашвили мало

 Сергей Владимирович, недавно в Одессе был проведен круглый стол с представителями общественности, где глава области Михеил Саакашвили призвал общественность объединиться в борьбе против коррупции, было заявлено, что функции контроля за этой сферой и вообще за деятельностью областной власти будут переданы общественности.

Вы имеете опыт антикоррупционной деятельности, на ваш взгляд, будут ли реализованы эти инициативы и будут ли они эффективными?

- Мне кажется, сейчас, когда впервые на таком уровне председателем обладминистрации принимаются волевые решения по реформированию системы областной власти, общественность приглашается для совместной работы  с властью в направлении борьбы с коррупцией и гражданам передаются функции контроля за чиновниками, существует уникальный шанс, который нельзя упускать. Есть возможность осуществить серьезные изменения. Одесская область может стать локомотивом таких преобразований в Украине.

Ведь раньше власть никогда не была готова сотрудничать с общественностью в антикоррупционной сфере. Могу привести множество примеров этому из собственного опыта. Я около 10 лет в той или иной роли участвовал в организациях антикоррупционной направленности и по моей инициативе создавалась региональная организация по вопросам борьбы с коррупцией.

Например, как только ко мне кто-то из граждан обратился за помощью, тут же прокурор района прислал сотрудников милиции снять с офиса организации табличку с ее наименованием и отнести в прокуратуру, мотивируя тем, что на табличке имеется полоска цвета государственного флага, а это якобы надругательство над государственным символом. Чуть позже прокурор говорил мне: «ну что вы так остро пишите на табличке – борьба с коррупцией – уберите эти слова из названия, нужно как-то мягче.. И вообще, зачем вам эти граждане, направляйте их сразу к нам в прокуратуру».

А когда, например, ко мне обратилась предпринимательница за помощью и защитой от действий приятеля действовавшего тогда прокурора области, тот направил в ГАИ письмо с требованием найти и задержать мой автомобиль за то, что он якобы «подрезал» автомобиль прокурора области на перекрестке. Вероятно, это был такой намек. Так же за мной было установлено наружное наблюдение, «люди в штатском» следили за мной, особо не скрываясь; так же мне поступали откровенные угрозы.

В 2004 году по некоторым материалам о коррупции, поступившим к нам, нами с журналистами был снят целый фильм, который показали несколько одесских телеканалов. Как мне рассказывали, это был шок для сотрудников правоохранительных органов, которые, расслабившись вечером после работы, увидели по телевизору откровенный рассказ о взяточничестве в городе: как требуют деньги за проведение срочной операции в больницах (и как человек умирает, если денег нет); как 3 года держат в СИЗО объективно невиновного парня только потому, что мать не нашла денег, чтобы его «выкупить»;  или, например, рассказ проститутки о том, сколько каждый день с нее и коллег собирают дани сотрудники райотдела и как сами развлекаются прямо в помещении отделения милиции и так далее. Все это, естественно, знали, но говорить об этом вот так, прямо, с экрана телевизора было не принято.

Одесситы, уставшие от взяточников и невозможности годами решить свои вопросы и защитить свои права, после этого фильма потянулись к нам, а через несколько дней ко мне в офис пришли лично целый начальник и его зам профильного управления «одной из Служб» со словами: «Это вы здесь боретесь с коррупцией? А мы тогда что делаем?!»  Пытались  убедить в том, что государство не заинтересовано в таких организациях и что надо ее закрыть, а если не закроем, то они будут нас долго и с пристрастием «проверять». Потом еще долгое время проводились бесцельные, но изнурительные проверки организации управлением юстиции и областной прокуратурой, смыслом которых было, очевидно, парализовать работу организации. (К слову, через две недели тех самых начальника и его зама уволили из Службы за то, что за 2, кажется, года у них было заведено всего одно дело по коррупции).

Как вы думаете, можно ли сегодня бороться с коррупцией с помощью нынешних кадров силовых структур?

- Дело в том, что большинство из этих людей давно уже являются единым целым с тем, с чем они борются. Все эти люди или вместе когда-то учились, или живут в одном доме, или у них дачи по соседству. Они являются партнерами и совладельцами бизнесов, ресторанов, клубов. Они годами вырабатывали доверие друг к другу, «решая» вопросы, покрывая один другого. Это огромная корпорация, система кланов. У них совершенно другая мотивация. Какую бы большую им не установить зарплату, их не заставить работать по-честному. Мы уже видим, как этот «коррупционный спрут» огрызается на первые действия нового губернатора. Кадровые изменения в правоохранительных органах, произошедшие по его инициативе, конечно, дают большие надежды.

Вы посмотрите, как они устарели! Саакашвили упраздняет несколько управлений за то, что они ничего не делали. Эти видео с совещания губернатора просмотрели миллионы людей в Интернет. Сидели какие-то унылые люди. Десятки людей. Ходили «на работу», писали какие-то бумажки, обменивались ими, никакого эффекта, какие-то вялотекущие бессмысленные процессы, финансируемые за счет граждан. Как они устарели и существовали вообще отдельно от жизни. Управление по противодействию коррупции не нашло коррупции. Это, как, помните, в СССР не было секса, а в Одессе – коррупции.

Но одного Саакашвили мало. Общественность должна включиться в эту работу и стать партнером власти. Граждане должны осознать собственную ответственность  за положение дел и выработать в себе отторжение коррупции.

Но неужели вы думаете, что этого неприятия взяточничества у людей нет? Что сейчас, при такой тяжелой жизни, люди не устали от коррупции?

- Вы знаете, у меня есть много знакомых, которые несколько лет назад участвовали, например,  в распродаже имущества Минобороны, в частности, земель. Это была целая отрасль: продажа участков, перепродажа, помощь с их оформлением, «перевод» целевого назначения земельных участков, согласование проектной документации для строительства на этих участках. Это были приличные деньги. И каждый был рад прикупить хороший участок недорого.

Думали ли все они тогда об обороноспособности государства? Сегодня почти у всех из них жовто-блакитни аватарки в социальных сетях и они носят майки с надписью «Ukraine fuck corruption». А еще пару лет назад были счастливы выиграть тендер  в Кабмине Азарова, как мы догадываемся, не за просто так. Они что-то осознали?

Кто все те люди, которые брали гречку и голосовали за Януковича? Думали ли они, за кого они голосуют? Все те предприниматели, которые шли не на «Податковий майдан», а в прокуратуры и налоговые «решать» свои вопросы, они тогда не думали, какую систему они питают? До чего эта система может довести страну?

Может быть, вы помните, в 2004 году политически активная молодежь, общественники носили оранжевые значки с надписью «Майдан».  Уже в 2005-м большинство из них носили значок «Я не был на Майдане» . Чуть позже большинство из них были членами партии «Батькивщина», а еще через пару лет они же вступали в «Молодые Регионы» и хвастались, кто больше приемных Партии Регионов открыл к выборам. Это были, в основном, одни и те же молодые люди. Они активны и сегодня.


Существуют ли какие-то конкретные рецепты в борьбе с коррупцией?

- Прежде всего, нужно несколько сместить фокус и понимать, что коррупция, как явление – неотъемлемый побочный эффект государственной системы.

В начальных положениях Конституции мы читаем, что государство существует для гражданина, человека. Но на практике, человек не является верхушкой пирамиды государства, вся мощь государственной машины не нацелена на защиту прав человека и удовлетворение его потребностей. Любой участок государственной власти почему-то начинает паразитировать, создавая себе ненужные, по сути, функции, забирая на них финансирование, выдумывая полномочия, которые не помогают, а, наоборот, усложняют жизнь гражданина, предпринимателя.

Все это происходит из-за системных ошибок в устройстве государственной власти. Если на системном уровне задачи государства будут сформулированы четко и будут нацелены на достижение одной цели, то все процессы, все проблемы будут решаться сами собой. Мы же можем наблюдать на территории почти всех государств – бывших республик  СССР, что государственная система стоит «на голове».

Поэтому, необходима воля и взаимодействие власти и общества в изменении системы – государство должно существовать для человека; нужны правильно мотивированные и не испорченные государственные служащие; необходима свободная конкуренция на всех участках государства и экономики; необходим действенный общественный контроль и неотвратимость наказания.


Беседа с руководителем Центра правовой защиты одесситов Сергеем Горбуновым.

    powered by CACKLE