Скандал в Одессе: стройки в прибрежной зоне начнут расти как грибы

 Юрий Никитин, общественный активист, один из лидеров движения «Генеральный протест», рассказал на брифинге об угрозах, связанных со строительными работами на Одесских склонах.

Масштабный проект по реконструкции Трассы здоровья назван ее благоустройством, чем он на самом деле не является. Он был подан, как благоустройство парка «Юбилейный», но вдруг мы увидели, что на этой парковой аллее есть выделенная полоса для движения автотранспорта. Мэр говорит, что это для спецтранспорта: скорой помощи, мусоровозов, пожарных. Но такой транспорт итак заезжает на трассу. А вот полоса говорит о том, что движение там должно появиться. Тем более что есть сопутствующие проекты: парковочная развязка на Ланжероне с въездом на Трассу здоровья и нахалстрой в виде автомобильного спуска в Аркадию с Гагаринского плато.

Вот так тихой сапой, под видом благоустройства, реализуется давняя идея Руслана Боделана превратить трассу здоровья в автодорогу локального значения. Еще одно свидетельство таких планов – сооружение параллельно еще одной узенькой аллейки для пешеходов. Зачем строить еще одну, узкую, если рядом, якобы, будет широкая центральная.

Уже сейчас мы теряем часть парка. Появление там дороги притянет к себе новое строительство и новые автомобили. В итоге, мы потеряем парк полностью.

Что утрачено уже сейчас. Первая потеря – парковка около дельфинария «Немо». Парковка в парке, в пляжной зоне, как и дорога в парке –ноу-хау наших властей, такого нет нигде  в мире. Сливы с парковки будут попадать на песок пляжа, а затем в море. Да и вырубка деревьев под парковку ничем не оправдана.  У нас приходится 7 кв.м. зеленых насаждений на человека при норме в 12 кв.м. Плюс экологический ущерб морю.

Возмущает то, что все проводится волюнтаристским способом. Не проходятся формальные процедуры, не оформляются документы, работы проводятся без проектов. Градсовет дал добро только на создание проекта благоустройства Трассы здоровья, а строительство идет там уже полным ходом. Все это нужно квалифицировать как нахалстрой.

По парковке на Ланжероне активисты подали заявление в милицию и прокуратуру. Ее организаторы должны нести ответственность за самовольный захват земли и самовольное строительство.

Что касается ситуации с Трассой здоровья, там все еще хуже. Жалобу прост не на кого писать:там нет заказчика, нет проекта. 5,5 километров вдоль побережья  – это очень масштабный проект, он обязательно требует общественных слушаний. Для такого проекта обязательно требуется ДПТ (детальный план территории), который должен проходить общественные слушания. Но решения принимаются силовым образом и силовым же образом проводятся работы.

Юрий Никитин уже 10 лет занимается защитой экологии и исторической городской среды. И все попытки законно защитить интересы одесситов в этих сферах были малоуспешны. Потому что проходит силовое продавливание, зачастую им занимаются сами власти. Поэтому общественные активисты призывают одесситов, которым не безразлично здоровье, здоровье их детей, культурная среда города, объяснять властям, что он  не правы на доступном для власти языке.

Вместо проекта сооружения парковки дельфинарий «Немо» показал только набор картинок, при этом они не понимают, как будут разъезжаться велосипеды и машины. На Трассе здоровья, помимо разметки, были обещаны пара смотровых площадок и общественные туалеты. Но будет ли это там – неизвестно, потому что официально проекта нет. Есть лишь набор картинок. Кроме того. шла речь о сооружении подпорных стен. Но сооружение подпорной стены требует тщательных расчетов и подробного проекта. А ничего этого у городских властей сейчас нет. Нет даже картинок. Попытку сделать такую стену сделал дельфинарий, но, опять же, никаких расчетов они не предоставили, хотят там оползнеопасный склон с большим количеством домов сверху.

С Трассы здоровья надо убрать выделенную полосу для авто вообще. А вот полосу для велосипедистов оставить надо. Никакой дорожной разметки, характерной для автодороги там быть не должно. Там всегда была парковая аллея.

Точно так же не должно в принципе быть парковки на Ланжероне. На эту площадку надо вернуть грунт и высадить деревья. Устраивать въезд 500 машин в пляжную зону, это преобразование ее в промышленную. Спуск с Гагаринского плато надо обустроить так, чтобы автомобили по нему двигаться не могли.

Законные методы борьбы, которые используют общественные активисты: запросы, получение ответов, подача заявлений о преступлениях. Ведь провести законно те проекты , о которых говорится сегодня на брифинге, невозможно.

Общественники  поясняют, почему они так упорно борются против строительства на склонах города. Работы там начались с 1963 года. Склонов тогда не было. Были осыпающиеся обрывы. Склоны был уположены. Внутри были сделаны галереи на глубине 30 метров, чтобы перехватить почвенные воды и сбрасывать их, минуя склоны, в море. Все пляжи кроме Лузановки искусственные, насыпные. Тогда были проведены масштабные работы, которая могла себе позволить проводить только огромная, не считающаяся с затратами страна. Если сейчас мы это потерям, мы никогда не сможем это восстановить. До реконструкции оползни в Одессе были 1-2 раза в год постоянно. С 1970 года оползней в Одессе не было.

Парк на склонах появился потому, что ничего другого там быть и не могло. Там не может быть жилья, производства, автотранспорта. Допустимо лишь развитие парковой инфраструктуры. Таких мест мало на земле, чтобы соприкасались пляжи и парк. Но одесский мэр не хочет слышать ничьих мнений, кроме своего собственного. Он делает то, что хочет, называя это парком, хотя по виду это все больше напоминает городские микрорайоны.

С момента событий на Майдане горсовет  в Одессе скорее мертв чем жив. Он бездействует. Была только создана только одна фракция под руководством Анатолия Балинова, но она «заточена» под мэра. Поэтому надежды на нынешних депутатов, что они защитят  интересы одесситов, нет никакой.

Можно легко увязать в одно целое реконструкцию улицы Успенской в 2005 г, нынешнюю Французского бульвара и побережья. Французский бульвар – это ключ превращения нашей рекреационной зоны в жилой микрорайон. У него нет иных функций, кроме того, чтобы обеспечивать подъезд к тем домам, что там уже есть. После таких реконструкций стройки в прибрежной зоне начнут расти как грибы.

httpss://www.odcrisis.org

    powered by CACKLE