Одесский руфер-волонтер: Донбасс – это территория для тренировок боевиков

 Евгений Лата, одесский руфер, рассказал на брифинге о своей волонтерской поездке с экстремалом Mustang Wanted в Донецкий аэропорт.

Последние годы я провел в Лондоне, и когда в Украине началась война, я вернулся на родину и стал волонтером. Если не можешь служить – помогай армии, я так считаю. Кроме этого я снимаю кино.

ДНРовцы подняли свой флаг над Донецким аэропортом еще 18 апреля, через четыре дня после начала АТО. Буквально через 6 дней его сменил наш, украинский флаг и с тех пор вот уже почти полгода наши бойцы держат аэропорт. Самолеты взлетали и садились там еще до конца мая.

Мустанг объявлен в международный розыск, Украина отказалась его выдавать, Аваков ему даже вручил табельное оружие, которым он воевал в Донецком аэропорту. Машину, на которой  добирались туда руферы-волонтеры, террористы взорвали из гранатомета. Она сгорела вместе с гуманитарная помощью, которую они везли нашим бойцам, и всей техникой для съемок фильма.

Многие защитники аэропорта даже радуются, что есть раненые – значит приедут с «большой земли» их забирать. Конечно, это звучит цинично, но это правда. Старый терминал контролируется Правым Сектором, там часто бывает Ярош. Соединения нового терминала со старым нет.

Евгений вернулся из Песков два назад, а сейчас ситуация в районе аэропорта стала еще сложнее. Ротация проходит каждые три дня. Там нет возможности поспать. Три дня люди находятся без сна, не могут нормально покушать или попить чай.

Когда Евгений был в аэропорту, третий этаж там занимали «кадыровцы». По его словам, было очень жутко, когда они начинали молиться. Сейчас третий этаж нового терминала – наш украинский.

Помимо «ополченцев» – наёмников самого разного происхождения, там воюют высококлассные российские военные – в основном, снайперы. Снайперы снимают только профессионалов – докторов, артиллеристов, наводчиков. Простых солдат они, по словам Евгения, не трогают, чтобы не выдавать позиции.

Сам Евгений Лата альпинист и в Песках ему помогали его друзья из Донецкого альп-клуба. Через несколько дней он опять уезжает на фронт.

Когда он был в Песках в сентябре, там  взяли в плен русского десантника-офицера из Питера. Евгений же его снимал, вместе с документами, но ему запретили это делать, сказав, что с такими высокопрофессиональными пленными «занимается СБУ», его забрали и увезли. Сказали, что в Днепропетровск, в СБУ.

Среди террористов «ДНР» есть каталонцы. Это испанские сепаратисты, которые приезжают в Украину тренироваться. Вообще Донбасс – это территория для тренировок всяких боевиков.

Взлетно-посадочная полоса Донецкого аэропорта в хорошем состоянии, а с вышки можно контролировать полёты. Это стратегический объект. Если наши бойцы бросят посёлок Пески, то это автоматически будет означать сдачу аэропорта. Если оставят аэропорт, Пески окажутся в глубоком тылу врага. Были попытки украинских властей дать команду бросить Пески, аэропорт, но бойцы не бросают. Потому что если сдать Пески и аэропорт – автоматически сдается Карловка. А это водохранилище, которое питает весь Донецк.

Все украинские бойцы в Донецком аэропорту – добровольцы. Никто никого не заставляет туда идти воевать. Самые сильные обстрелы Донецка начались после 4 ноября – после того, как туда зашел очередной российский «гумконвой».

Армия держится благодаря волонтерам. В прошлый свой визит Евгений спросил бойцов регулярной армии: «Хлопцы, что вам государство дает?» они ответили: «Да, вот форму новую поставили, летнюю». Это всё. Всё остальное бойцам доставляют волонтеры.

httpss://www.odcrisis.org

    powered by CACKLE