Одесский журналист: пока суд да дело, льется кровь (ВИДЕО)

 В минувшее воскресенье активисты Куликова поля, или -- в другой транскрипции – «антимайдана», слегка побузили в районе трамвайного кольца, потому что на облюбованную ими сцену возле Дома Профсоюзов

милиция их не пустила, сославшись на то, что последняя заминирована. Эпизод был чрезвычайно показательным для тех, кто хотел бы получить исчерпывающую психологическую характеристику одесских сепаратистов.   Я не знаю никого из родственников погибших здесь второго мая    пророссийски настроенных одесситов, но почти уверен в том, что среди тех, кто в воскресенье отчаянно прорывался на оперативный простор с истошными театральными возгласами «Фашисты!» и «Ганьба!», близких «куликовцев», угоревших, расстрелянных или разбившихся   при падении с высоты, либо не было вообще, либо их число   было ничтожным.   Достаточно одного взгляда на беснующихся теток с оголтелым, бессмысленно упрямым выражением тупых лиц, чтобы вспомнить о разнокалиберных ряженых -- «солдатских матерях», «свидетельницах распятия трехлетнего ребенка», «жертвах насилия со стороны бандеровцев», -- которые, меняя грим и костюмы, кочуют по градам и весям Украины, от одной горячей точки к другой, провоцируя бунты, уличные столкновения, нагнетая истероидную атмосферу.

Подстать им был здесь какой-то батюшка – не из УПЦ ли Московского патриархата? – окруженный совсем уж дикими старухами и дедами, и громадного роста жлоб в наколках, бесплодно пытавшийся затеять с молодыми ментами драку, -- он матерился, крыл фашистов, но выглядел весьма неубедительно, и предписанных функций, наверняка, не выполнил, за что и будет оштрафован своими кукловодами. В довершение ко всему неудавшийся спектакль сопровождался путанным флешмобом. Какой урок нелепая пантомима уморительно серьезных девиц с драматически-лицемерным выражением лиц   должна была нам преподнести, не знаю. Но сам факт тщательной режиссерской подготовки   действа, сорванного милицией, по-видимому, получившей наконец-то внятные указания властей,   налицо. Ну, что тут скажешь!? Только одно. Наша уверенность в том, что культивировать в прагматичной и компромиссной Одессе сепаратизм – дело безнадежное, получила лишнее подтверждение. Тут достаточно простого окрика, чтобы отчаянные пособники собирателя земель поджали хвосты и попрятались по норам.

Тем более, что у них нет серьезной поддержки населения. Старичья, которому, судя по некоторым плакатам, украшавшим последнюю вылазку «ватников», все еще очень хочется в СССР, у нас маловато, чтобы считать их серьезной оппозиционной силой. Молодежь, склонная   похулиганить, прикрываясь политическими лозунгами, плохо понимает за что, собственно, дерет глотку. А правоохранители, если получают однозначный приказ «не пущать», способны выполнить его на пять с плюсом. Так что наше будущее зависит не столько от местных коллаборационистов, сколько от того, к чему приведет нас многотрудная дипломатия Порошенко.   Президенту сейчас приходится более, чем несладко. Мне иногда кажется, что он, будучи человеком умным и во многих отношениях – ведь успешно работал и в бизнесе, и в политике – опытным, при всей своей проницательности и предусмотрительности и предположить не мог в полной мере с чем столкнется, если его изберут главой государства. Как знать, не жалеет ли он теперь о том, что отважился на такой, почти суицидальный шаг… Надеюсь, что нет, потому что сегодня не вижу никого другого – от Тимошенко до Яроша, -- кто мог бы действовать в этих условиях разумнее него.        

Каких только обвинений --   в прямом предательстве лицемерии, двурушничестве, вынужденной сдаче позиций врагу и так далее – не услышал   Порошенко в последние дни! Причем не только от недругов, оценки которых нетрудно было предугадать, но и от тех, кто еще вчера возлагал на него большие надежды.   Некоторые из моих друзей, в патриотичности и чистоте чувствований которых у меня нет никаких оснований сомневаться, сейчас, например, кроют Президента почем зря. Особенно же усилился напор критики в его адрес после того, как стало известным, к чему сводятся его предложения парламенту по присвоению подконтрольным боевикам районам Донецкой и Луганской областей специального статуса    и амнистии   жителям тех же территорий, сражавшимся и продолжающим сражаться с Нацгвардией, отрядами самообороны и   украинской армией в ходе боевых действий в зоне российской агрессии.        

Здесь нельзя не вспомнить о том, что так называемый «мирный план Порошенко» с момента его оглашения сразу же вызвал сопротивление части украинского общества, уверенной в том, что только полное изгнание террористов с нашей земли приведет к материализации нашего европейского выбора. Это было понятным. Но лишь как попытка, пусть благородная, возвышенная, но не имеющая никакого отношения к жестокой реальности, идеализировать сложившееся к тому времени положение вещей. Поговорка «против лома нет приема» еще никем не оспорена. И упрямое следование постулатам перспективного национального проекта, патриотические эмоции, любовь к Родине, вера в Украину и прочие прекрасные, но увы бесплотные фантомы не могут компенсировать отсутствия военного обмундирования, продовольствия, средств индивидуальной защиты бойца, современного вооружения, бронетехники, «Градов», «Буков», самолетов,   военных кораблей, подлодок и всего прочего, что наполняет понятия «передний край» и «тыл» конкретным содержанием. Бежавший зек и его преступное окружение разокрало страну, уничтожило армию, превратило милицию в жандармерию, сдало органы безопасности в аренду российскому ФСБ, оставило нас голенькими и неприютными перед вооруженной до зубов многосоттысячной армией безнравственного, циничного, патологически лживого, страдающего неизлечимой паранойей   кремлевского маньяка. Да, в этой диспозиции украинцы продемонстрировали такую силу духа, такой уровень обучаемости, такую твердость характеров, такие мужество и бесстрашие, что наглая попытка обезбашенного агрессора мгновенно оккупировать восток и юго-восток страны, организовать новое, бесправное Приднестровье, обеспечить себе сухопутную коммуникацию с почти бескровно захваченным (это отдельный разговор) Крымом в первые же дни потерпела фиаско. Но этого мало.         Я не буду повторять сейчас того, что многажды было сказано – об уклончивой политике Евросоюза, о двурушничестве Меркель, о нерешительности Обамы, об идеологических пособниках Путина на Западе; не буду приводить примеров победы коммерческих интересов над здравым смыслом, когда желание сохранить высокий уровень прибылей застит политикам и бизнесу глаза и они не видят, что игрой в поддавки с азиатским тираном, сохранившим, похоже, некогда полученный от Орды ярлык на разграбление чужих земель, ставят себя на порог новой мировой войны.  

Все это вы и без меня знаете. И я не хуже вас учитываю сомнительные аспекты происходящего. Это и Медведчук, некогда серый кардинал власти, да и сам Кучма, второй президент страны, не меньше первого повинный в том, что с нами теперь происходит, в качестве переговорщиков; это   и   террористы, к диалогу с которыми нас как будто усиленно подталкивают; это и фактически односторонний режим перемирий, когда наши войска продолжают обстреливать и боевики, и российская сторона, а мы сидим со связанными руками. Это и пятая колонна, превосходно чувствующая себя в стране, где, между прочим, только что произошла революция чести. Тут и перекрасившиеся регионалы-провокаторы в Верховной Раде, и Нацбанк, расплачивающийся с банчиками   скрывающейся за кордоном «семейки», и многочисленные бизнес-проекты, которые продолжают кормить   вчерашних донецких феодалов, подпитывающих террор. Но что прикажете делать?         При всем уважении к бескомпромиссности, скажем, Татьяны Черновол, потерявшей в этой войне мужа, невооруженным глазом видна бесплодность ее партизанских наскоков на хорошо законспирированные сепаратистские и «рыговские» малины. И не потому, что она действует неграмотно, а оттого, что вся страна охвачена криминальной паутиной, которую Майдан лишь чуть-чуть пощипал. Мы уже говорили о том, что справиться с коррупцией, ставшей строительным материалом финансовой системы, в приказном порядке невозможно. При любой угрозе, нависшей над безоблачным существованием вчерашних «смотрящих», их бизнесом, схемами вывода миллиардов в офшоры, немедленно включаются многочисленные защитные механизмы, укоренившиеся в   милиции, судах, государственных структурах -- пропадают вещдоки, переквалифицируются обвинения, вступают в силу совершенно нелепые сделки со следствием,   выпрыгивают из штанов крышующие ворье парламентарии, -- и все заканчивается безобидным пшиком. Вон только что в программе «Д і стало» нам продемонстрировали один из киевских игорных домов, который уже в третий раз закрывают, а он спустя несколько дней возрождается из пепла, причем -- и это особенный цинизм – на том же самом месте. Как это понимать? Да очень просто. Майдан лишь поставил во главу угла вопросы, на которые нам предстоит отвечать еще не один год. Справиться с системой, которую бережно культивировали Янукович и его кодло, наскоком невозможно. Это все равно, что провести на зоне косметический ремонт и отрапортовать, что там заодно покончено с туберкулезом и наркоманией. Для того, чтобы последнее стало реальностью, нужно коренным образом перестроить пенитенциарную службу, предварительно уволив   к чертовой матери – сверху донизу -- ее личный состав, иначе все вернется на круги своя.        

Таким образом требовать от Порошенко, чтобы он в считанные месяцы привел в норму находящуюся в состоянии полураспада страну, осуществил необходимые реформы, проявляя идеологическую неуступчивость к любым фактам пробуксовки на месте; не смел идти ни на какие компромиссы, ни на какие переговоры с врагом, означало бы спрогнозировать для него судьбу нового Данко, а страну обречь на долгие годы стагнации и застоя, чреватого, не дай Бог, к возвращению в униженное положение вассала Российской Федерации.        

Добавим еще одну поговорку: «Плетью обуха не перешибешь», соплей – тоже. А у нас, отчаянных, гордых, свободолюбивых, независимых, нынче кроме плети, палки да увесистой сопли ничего, прямо скажем, нет. Те выдающиеся политики, вроде Тимошенко или Гриценко, которые, сверкая глазами или многозначительно поджимая губы, дают понять, что кое-что и у нас припасено, выдают желаемое за действительное.   Припасено-то, может, и припасено, да не столько и не такого, чтобы справиться с непрерывным пополнением арсенала боевиков с территории РФ. А пока суд да дело, льется кровь. И нам ничуть не легче оттого, что и в Россию непрерывным потоком везут гробы. Счет погубленных жизней наших парней и мужчин, составляющих – это бесспорно – цвет нации, ее генофонд, идет на многие тысячи. Я имею в виду не только погибших, но и раненых, искалеченных людей, для которых нормальная жизнь уже осталась в безвозвратно утраченном прошлом.        

Вот и выходит: с одной стороны – слабая армия сильных духом украинцев; с другой – зашедший в тупик   враг, лицемерный, подлый, злобный карлик, который, пытаясь   сохранить перед наивно-порочным Западом пристойную мину, хоть что-то из своей авантюры хочет все-таки извлечь для себя. По крайней мере, как ему видится, -- гарантию, что не хлынут не сегодня-завтра на его рынок через Украину качественные европейские товары, которые обесценят российские. Мы понимаем, что это сущий бред. Но великий Пу   и логика, безумный Пу и здравый смысл – вещи давно несовместные.        

Что же нам делать? Упереться рогом в стену? Заявить, что будем   стоять до победного конца или просто до конца, что вернее всего, ибо ждать от Запада военной помощи сегодня напрасное занятие, или   сыграть с шулером в карты, где наша сила состоит в том, что мы знаем, какая он сволочь и чего от него ждать дальше, а ему кажется, что удалось   обвести нас   вокруг пальца. В первом случае число смертей будет расти в геометрической прогрессии, во втором – резко сократится. При этом и Западу, изворотливому и двуличному, придется признать, что мы сделали невозможное. И если впоследствии перехитривший себя Пу опять нарушит торжественно данное слово, ему, Западу, придется наконец согласиться с тем, что бизнес – это хорошо, но демократические ценности, являющиеся основой его реального бытия, все же важнее, и тогда появится антипутинская коалиция, которая положит конец его самоубийственной авантюре.   Мы же получим драгоценное время, так необходимое нам для того, чтобы нарастить мускулы, сформировать боеспособную, мощную армию, действительно способную противостоять любому агрессору.        

Сейчас, накануне выборов, оппоненты единодушно вменяют Порошенко в вину намерение амнистировать тех, кто с оружием в руках воевал против нас на Донбассе, а кроме того упрекают президента в том, что он согласился на требование Путина отложить имплементацию одного из положений Соглашения об ассоциации с ЕС. Ну, с последним разобраться нетрудно. Годичная пролонгация одной позиции вовсе не означает, как вещает Тимошенко, что ратификация отложена вообще и, соответственно, преданы идеалы Майдана – дескать, не за то мы боролись. И Яценюк, и Луценко, и другие политики неоднократно объясняли публике, что при этом Украина продолжает поставлять на европейский рынок свои товары без пошлин, а обратный товарный поток, из ЕС в Украину, по-прежнему будет облагаться таможенными сборами. Это для нас даже в каком-то смысле выгодно. Прочее остается неизменным. А вот об амнистии следует потолковать отдельно.

Да, мы не можем принять за чистую монету заявлений России о том, что на Востоке Украины идет гражданская война. Мы знаем, видим, сколько наемников, и консультантов ФСБ и разведки из Российской Федерации фактически руководят силами террористов в Донецкой и Луганской областях. Но перечитайте внимательно и непредвзято информацию о поведении временных переселенцев, которую в изобилии поставляют нам социальные сети. Эти люди то и дело плюют в дружелюбно раскрытую ладонь дающего. Они продолжают повторять росказни о виртуальных бандеровцах и фашистах, хотя признаются, что ни разу с ними не сталкивались, и не устают   клясться в верности России. Не все, но многие. Советую обратить внимание и на недавнее, прозвучавшее диссонансом заявление   Русланы, которая, если помните, вела себя на Майдане как святая, но особой политической образованностью и остротой ума, по-видимому, не отличается, хотя этот недостаток наверняка искупает ее искренность. Так вот, возвратившись с Донбасса, Руслана публично поделилась с украинцами своими наблюдениями. Ей показалось, что большинство жителей зоны АТО   к Киеву относятся с подозрением, новой власти боятся и, сегодня по крайней мере, тяготеют к России. Не будем здесь анализировать, отчего дела   обстоят на Востоке страны именно так и насколько права Руслана. Тут, как известно, главную роль сыграло существование этого региона в режиме замкнутого анклава, который исправно обдирали олигархи и верховный вор и который был своеобразным аналогом Советского Союза с его рабским трудом и колбасой за два двадцать. В силу однобокости внешней информации, смешной надежды на то, что Батя (Янукович) «порожняков не гонит»; в силу внушаемой этим людям иллюзии, будто они, на самом деле выживающие за счет громадных дотаций, кормят Украину, и так далее, и тому подобное, сознание дончан и луганчан претерпело жестокую деформацию. И, хотим мы того или нет, многие из них взялись за оружие, стали нашими ситуационными врагами.    

Так что же, причесать их всех -- людей, искренне заблуждающихся, находящихся в трагическом положении добровольно обманутых, и откровенных преступников, не солдат, но бандитов, повинных в сотнях смертей украинцев, -- одной гребенкой? И таким образом загнать страну в тупик? Думаю, нет. Тот факт, что Порошенко нашел в себе достаточно сил, взял на себя грандиозную ответственность; предложил амнистировать тех, кто запутался и кому предстоит еще долгий путь к истине, к правде, свидетельствует о том, что он в должной степени наделен ясным прогностическим мышлением, без которого немыслим   серьезный политик. Прав я или нет, посмотрим. Но уже сейчас хотелось бы вас предостеречь от популистских, провокационных параллелей. Едва ВР проголосовала за специальный статус некоторых территорий и амнистию, о который мы вели речь, как   тут же нардеп Шевченко, сын бывшего председателя Нацрады по вопросам телевидения и радиовещания, который замечательно манипулировал телерадиопространством по указанию Администрации Януковича, поставил знак равенства между голосованием за предложения Порошенко и преступным голосованием за диктаторские законы в январе – мол, и сейчас, как тогда, совершенно неясно, кто тянул руку; фальсификация, де, налицо. Знаете, если он не видит различий между идиотскими требованиями закона Олийныка и смыслом проекта Порошенко, то совершенно непонятно, зачем ему было учиться в Йельском университете. Впрочем, стоит ли бросаться на защиту Президента? В течение месяца до выборов он еще и не то услышит. И выстоит. Такова его карма.        

А теперь самое, пожалуй, важное. Соглашение об Ассоциации с ЕС наконец ратифицировано. Только что сообщение об этом появилось в социальных сетях. Ратифицировано синхронно – нашим парламентом и Евросоюзом. Вот теперь уже действительно началась новая эра в политической жизни Украины. «Атмосфера, господствующая в парламенте, -- сказал Порошенко, -- очень напоминает атмосферу, которая царила здесь в 1991 году, когда мы обрели независимость». Он напомнил, что Небесная сотня и почти 900 украинских военных отстаивали право Украины на жизнь с Европой.   «Ни одна нация не платила такой высокой цены за право быть европейцами. Кто отважится закрыть перед нами   дверь в Европу? Кто будет против предоставления Украине перспективы членства в ЕС, куда мы делаем сейчас первый шаг?» -- спросил Президент, добавив, что в Соглашении не изменено ни одного параграфа. Закон о ратификации был подписан прямо в зале Верховной Рады. С этим я вас и себя от всей души поздравляю. История продолжается…

Валерий Барановский
авторская программа "Отражения"
krug.com.ua
    powered by CACKLE