Одесса: если не найдутся деньги на очередную порцию лекарств, Иры не станет

 Одесская журналистка в сети «Фейсбук» обратилась к ветеранам-подводникам. Никогда не думала, что придется обратиться к Вам с такой просьбой. Но вот пришлось - потому что как дочь офицера я воспитана на искренней вере в военное боевое братство.
А братство подводников - это, пожалуй, понятие еще более сильное и знаковое.

В Одессе умирает дочь подводника капитана второго ранга Юрия Анатольевича Крамаренко, много лет прослужившего на Северном флоте в Мурманске и на окрестных военно-морских базах. В девяностом году Юрий Анатольевич перевелся в Одессу, служил в морском подразделении на подлодке, затем работал в штабе военно-морских сил. В 2003 году он скоропостижно скончался от инфаркта в возрасте 40 лет.

Осталась жена с двумя девочками. Незалежное государство семьями военнослужащих не интересовалось, ни помощи, ни пенсии по потере кормильца они не получили. Началась нищета, которая продолжается по сей день. Жена Юрия Анатольевича работает в социальной службе по уходу за престарелыми, дочери - где придется. С работой в Одессе очень сложно - рабочих мест практически нет.

Младшая дочь капитана второго ранга Ирина (27 лет) две недели назад почувствовала недомогание и сразу обратилась за врачебной помощью. Участковый терапевт собиралась в отпуск, отправив пациентку на рентген, эскулап… испарилась. Началась переброска Ирины от врача к врачу, для которых главной задачей было избавиться от пациентки. Каждый новый врач ставил свой диагноз: ОРЗ, бронхит, пневмония… а Ире становилось все хуже.

Через десять дней ее сознание отключилось. Но и на этом наша «гуманная» медицина не прекратила издевательства над несчастной девушкой.

Она была в коме, а врачи «скорой» в течение трех часов возили ее от больницы к больнице – ни одно лечебное учреждение не соглашалось принять тяжелую больную с непонятным диагнозом. Повезло в одесской инфекционной больнице – тамошние врачи не только занялись оказанием экстренной помощи Ирине, но и четко поставили диагноз – очаговый мозговой энцефалит (тяжелое течение).

Состояние Ирины действительно очень тяжелое: сознание отключено, она то впадает в кому, то открывает глаза, абсолютно не реагируя на окружающих. Один раз случилась остановка сердца, но врачи сумели вывести ее из состояния клинической смерти. Кормят Ирочку через вену. Но самое страшное, что на дорогостоящее лечение денег практически нет. В день на препараты нужно не менее 1000 гривен, что практически составляет сумму месячного заработка мамы. Исчерпаны все финансовые ресурсы семьи, заняты огромные суммы, которые погашать нечем, и если завтра не найдутся деньги на очередную порцию лекарств, Иры не станет.

Вы, конечно, уже догадались, зачем я пишу это письмо?

Да, я прошу помощи у Вас, коллег Ириного папы, его сослуживцев и товарищей по Северному флоту. В нашей стране, с ее потрясениями, войной и ставшими привычными ежедневными смертями мы, журналисты и друзья Ирины, не можем собрать сколько-нибудь значительную сумму. Люди не только обеднели, но и стали равнодушными, затравленными, злыми и бесчувственными. Кого волнует жизнь какой-то девушки, если на восточном фронте ежедневно гибнут сотни солдат, убивают детей, женщин, стариков? Еще - одна смерть - это только капля в море страданий, заливающем

Украину сегодня. Пробить эту стену не получается.

А Ирочка умирает. Умирает по вине некомпетентных врачей, по вине всеобщего равнодушия, по вине государства, которому она не нужна, по вине рока, сделавшего ее жертвой обстоятельств.

Помочь можете только Вы, дорогие мои подводники. Об этом я Вас очень и очень прошу. Пожалуйста, проявите жалость, милосердие и братскую морскую солидарность. ПОМОГИТЕ!!!

Перевод материальной помощи: р/с 5577212715062421 в Приват Банке, Крамаренко Светлана Ивановна, для лечения Ирины Крамаренко.

Контакты для дополнительной информации: +38 (048)066-981-13-18 (мать Светлана Ивановна).

Я заранее благодарна всем Вам, потому что знаю: подводники в беде никого не бросают.

С уважением,

Елена Марценюк,

журналист, Одесса.

    powered by CACKLE