Одесский журналист: Победа должна быть за Гурвицем

 22 мая на 1-ом городском телеканале состоялись дебаты нескольких соискателей должности одесского городского головы. Не умаляя достоинств тех, кто в дебатах принял участие, должен сказать, что наибольший интерес у телезрителей вызвала перспектива стать

свидетелями диалога между Эдуардом Гурвицем и самым активным или, точнее, нахрапистым участником мэрской гонки Геннадием Трухановым. Собственно говоря, полемика между ними, если происходящее можно назвать полемикой, разгорелась уже давно. Труханову понадобилась, вероятно, приобретенное на весьма своеобразном боксерском ринге чувство пренебрежения к чужой боли; взлелеянное годами специфических занятий ощущение безнаказанности и превосходства силы над здравым смыслом, чтобы рискнуть на участие в этих выборах. Он, словно забыл о том, как в 2010 году, будучи руководителем избирательного штаба карикатурного наследника Ришелье, упоенно занимался, вместе с тогдашним председателем облгосадминистрации Матвейчуком, фальсификацией результатов волеизъявления горожан.

Забыл о том, что хорошо помнят все вменяемые одесситы: его попросил об этом лично Янукович, в связи с чем Труханов прервал свой отдых, возвратился в Одессу и, для начала, поставил под знамена шкодливой партии школьников и студентов-первокурсников, нарушая тем самым избирательное законодательство; устраивал митинги, пикеты, манифестации с одной целью – помешать Эдуарду Гурвицу остаться на своем месте.

А затем пошли в ход прочие приемы нечистой предвыборной борьбы: черный пиар, подкуп избирателей, карусели на избирательных участках, бесконтрольное голосование на дому, конфликты с наблюдателями, бездействующие суды, подмена протоколов с мокрыми печатями. В итоге столь жуликоватый председатель территориальной избирательной комиссии Ахмеров так «подсчитал» голоса «за» и «против» Гурвица, что последний вынужден был уступить место абсолютной бездари, которой большинство горожан не хотело и которая за три года своего правления довела блестящий, развивающийся город до ручки.

Впоследствии Труханов оставался верным себе. Он возглавил самую многочисленную фракцию в городском совете и занялся, вместо конструктивной, созидательной работы во благо горожан, возней с идеологическими фетишами, вроде звездочки в гербе города, красного знамени на День Победы или защиты русского языка, на который никто не покушался. Зато когда началась последняя народная революция, поднялся против воровской власти «Евромайдан», он был в числе первых, кто обратился к верховной шайке с требованием обуздать бунтовщиков.

Он был в числе тех, кто не счел нужным на сессии горсовета почтить минутой молчания память о людях, расстрелянных на Майдане. Как же, располагая в своем трудовом активе столь красноречивыми «подвигами», Труханов посмел баллотироваться на пост мэра в городе, известном своим человеколюбием, толерантностью, прогрессивностью взглядов? Как он рискнул вступил в соревнование с человеком, из рук которого рычаги управления этим городом были по указанию партии преступников беззастенчиво, грубо вырваны; который был Трухановым и ему подобными, по существу, нагло ограблен?

Как Труханов отважился заявить, что готов управлять городом, который после трех лет оккупации им и его подельниками нужно долго и терпеливо лечить?

На эти вопросы у меня нет ответа. Зато они нашлись у Эдуарда Гурвица. После того, как Труханов умудрился обвинить своего оппонента в том, что тот был режиссером трагедии, разыгравшейся в Одессе второго мая, молчать стало невозможным.

Вот и напомнили г-ну Труханову, который с ножом у горла требует от одесситов доверять его весьма скромным делам, да еще и осуществлявшимся его собственными фирмами за счет городского бюджета, обо всем, о чем он предпочитает умалчивать.

И о многолетнем стаже обслуживания криминального авторитета, и двойном гражданстве (он оказался подданым государства-агрессора), и о конспирологической его связи с претенденткой на роль президента страны, по квоте которой было назначено в Одессу руководство милиции, пальцем не шевельнувшее, чтобы предотвратить бойню на Куликовом поле, и о много другом.

Теперь понятно, почему теледебаты между Гурвицем и Трухановым не состоялись. Не мог вчерашний охранник и тай-боксер; регионал до мозга костей, несмотря на побег из партии, пребывание в которой отныне просто неприлично, ответить, глядя в глаза Гурвицу, на его прямые вопросы.

О чем? Обо всем том, что вытекает из боевой биографии Труханова. Он предпочел в то время, пока Эдуард Гурвиц вежливо беседовал с его фанерной копией, «мочить» своего оппонента на шести телеканалах, часть из которых ему подконтрольна, а часть на часок продалась. Что случилось бы с ним, если бы дело происходило, скажем, в Америке? Ответ однозначен. Он снялся бы с выборов, понимая, что сокрушен и дальнейшая борьба бесперспективна. Но то в Америке. И не Труханов. Что ж, тогда дело за нами…

Валерий Барановский
Авторская программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE