Мнение из Одессы: аксеновские 93% или как голосовали жители Крыма

 Когда российские войска начали оккупацию Крыма, я, встревоженная этим событием, стала обзванивать своих друзей, знакомых и коллег-правозащитников в разных городах Крыма с одним вопросом: «Что у вас происходит?».

Тогда многие мне отвечали: «Ничего особенного, может это и к лучшему, что российские войска будут охранять нашу безопасность от экстремистов с Майдана».  Другие говорили: «Они не посмеют стрелять в своих братьев». С развитием ситуации в Крыму, оценки происходящих событий начали кардинально меняться. Теперь уже они звонили мне с разными вопросами: «Сколько стоит домик под Одессой?», «Можно к тебе отправить детей с внуками?». Посыпались жалобы на поведение т.н. «самообороны» из числа ростовских казаков, на их хамское поведение с мирными жителями, факты мародерства, угроз жизни и здоровью.

Подруга из пригорода Симферополя рассказала, что к ее соседке 80-летней старушке вломились в дом группа пьяных казаков, и потребовала накормить их. Хлебосольная хозяйка накрыла на стол, что у нее было, «для сыночков». Насытившись, старший из них «хозяйским взглядом» осмотрел дом и объявил ей, что она, «грязная армянка» может убираться куда хочет, потому что ее дом ему очень понравился, и скоро будет принадлежать ему, т.к. им за службу «царю Путину и Отечеству» были обещаны дома и земли. Соседи с большим трудом смогли выдворить их из дома старушки, вызвав милицию, причем милиция играла в этом инциденте только роль статистов. Потом позвонила другая знакомая и спросила: «Мужа моей племянницы схватили вооруженные люди прямо из дома и повезли в военкомат, требуя присягнуть и служить на стороне России. Куда нам бежать: в милицию или в прокуратуру?». И знаете, впервые за всю мою 40-летнюю правозащитную деятельность, я не знала, что ей ответить, рекомендовала сообщить об этом факте журналистам иностранных и украинских СМИ.

Придать гласности этот произвол.  Но апогеем их переосмысления сегодняшней ситуации в Крыму стало проведение т.н. референдума. Вчера мой телефон был раскален докрасна. Близкие мне люди звонили и рассказывали, как проходит сие действо. Нарушения, о которых нам поведали новостные блоки «Интера», «1+1» и другие, только малая толика того, что происходило на самом деле. Да и освещение этого «спектакля», на мой взгляд, подавалось не совсем объективно. Нам показывали интервью только с гражданами, желающими присоединение Крыма к РФ, но не показали ни одного интервью с теми, кто приходил и писал в бюллетене: «За единую УКРАИНУ!». Об этом было сказано как-то вскользь. А между тем, таких людей было много, намного больше, чем сторонников пророссийского выбора. Результат «волеизъявления» зависел от региона голосования. Если в Севастополе сторонников присоединения к РФ было действительно большинство, то в Бахчисарае, Саках, Евпатории, Феодосии, Белогорске – в разы меньше. А надписи в бюллетенях: «За единую Украину!»  прямо указывали на мнение крымчан. И эти жители Крыма задавали мне только один вопрос: «Кто мешал тем, кто желает жить и умереть на русской земле, пойти в консульство РФ и выехать на историческую родину?».

Вопрос риторический. Люди оценивают все происходящее с простой жизненной позиции, люди не углублялись в логические размышления политической или геополитической направленности. Они просто хотят жить в своем доме, на своей земле, в мире и добрососедстве. Работать, растить детей, любить, созидать. Им в голову и не могла закрасться мысль, что Россия нападет на Украину, что брат и друг сможет стрелять в брата и друга, что полуостров будет оккупирован, что его заполонят тысячи агрессивных и экзальтированных политических туристов из РФ, что самих жителей Крыма будут использовать в качестве марионеток.  Что к ним в дома будут врываться члены избирательных комиссий в сопровождении вооруженных бандитов и направляя дуло автоматов на детей, «любезно» предлагать «добровольно» поставить крестик в нужном для них месте бюллетеня, как это имело место в Евпатории, жительница которого мне сообщила об этом по телефону. Могу быть уверенной, что такая практика применялась и в других городах и селах Крыма. «Почему нашей жизнью и жизнью наших детей должны распоряжаться  те, кто ностальгирует за СССР или Костромой, Орлом и Тулой?», - спрашивали они меня. И я их понимаю и поддерживаю. По понятным причинам, с целью безопасности этих людей, дорогих мне людей, я не называю их имена и фамилии. Я боюсь за их жизнь, но я не могу молчать о тех фактах, которые они мне рассказали. Для меня, этнической гречанки, коренной одесситки в 8-ми поколениях, Украина стала Родиной-Матерью, а не мачехой, как твердит на весь мир путинская пропаганда.

Упаси меня, моих детей и внуков, мою Украину, Боже, от «защиты» мракобеса Путина!
По сообщению информированных источников, в Ананьеве, Одесской области, в Золочеве, Харьковской области, в Гранитное, Донецкой области,  набирали людей для поездки в Крым.  Цель поездки - голосование на референдуме в качестве «карусельщика» или участие в массовых беспорядках: митингах, блокировании воинских частей и др. Заработок составляет 2500 грн. в сутки.

И такие любители легких денег, несмотря, что такой вид заработка попадает сразу под несколько статей Уголовного Кодекса Украины, находились. Их даже не останавливала высокая  вероятность вообще не вернуться домой или приехать обратно в новеньком «цинковом плаще».
К слову. Все, наверное, помнят кадры с протестных митингов Луганска, Харькова, Донецка, на которых две плачущие «одесситки», они же «луговчанки, они же «харьковчанки», они же «донечанки», просят Путина спасти их и Одессу от «бендеровцев». Так вот, страна должна знать имена «героев». Могу назвать имя одной из них – это Таьяна Саламатина, из пгт. Великодолинское, Овидиопольского р-на, Одесской области. И опознали ее сами жители этого поселка, ее соседи. Реакция их на это открытие была настолько гневной, что эта просительница путинской «защиты» с трудом удалось избежать суда Линча. Теперь ей придется искать себе другое место проживания. Остается только непонятной реакция милиции, не задержавшей гастролирующую экстремистку.

Вот за счет этих политических туристов и иуд, что за 30 сребников готовы продать, и мать, и отца, и Родину, г-н Аксенов и набирал «свои 93%».
А вот теперь и у меня появились серьезные вопросы к парламенту Украины, к ее спикеру и и.о. президента Украины пану Турчинову, к главе СБУ пану Наливайченко, к министру внутренних дел Украины пану Авакову: «Что будет с патриотами Украины, составляющими реальное большинство жителей Крыма, крымскими татарами, украинцами, греками, армянами, болгарами, крымчаками, караимами, показавшими властным бандитам в Крыму свою непоколебимую гражданскую позицию в ходе референдума?», «Какие меры они намерены предпринять на их защиту, защиту их жизней?» или власть намерена продолжать ждать реакции мирового сообщества?
Пока мы ее ждем, бандиты начинают похищать, пытать и убивать непокорных.
Может пора остановить всю эту экстремистскую вакханалию в стране, дать по зубам бандформированиям в Крыму и восстановить статус-кво Крыма и общественный порядок в Украине?

Сколько еще жизней украинских граждан будет положено на алтарь дипломатического урегулирования интервенции РФ в Крыму?
Сто раз прав Джемилев, сказавший, что «лучше умереть на родной земле, чем пережить еще одну депортацию». Полностью его поддерживаю, я также готова умереть за родную мне украинскую землю, чем дать возможность агрессору на репрессии моих детей и внуков. Ребенком я их уже пережила, я знаю, что это такое. Я знаю, что такое лагеря для депортированных. Я этого и врагу не пожелаю. Я знаю, что такое ГОЛОД, но сегодня согласна еще туже затянуть пояс, для возможности дополнительного финансирования украинской армии, для обороны Украины. Полагаю, со мной будут солидарны миллионы моих соотечественников. Мои дорогие военнослужащие Украинских Вооруженных Сил и ВМФ Украины! Мои дорогие Сыночки! Я молюсь за вас, как только может молиться мать, молюсь за ваши семьи, я горжусь вами! Спаси и сохрани вас Господь!
А еще у меня вопрос к руководству Одесского областного управления СБУ: «Когда будет арестован Антон Давиденко? Когда вы остановите провокацию кучки маргиналов, сеющих экстремизм, межнациональную рознь, ксенофобию и великорусский шовинизм в украинском, толерантном, интернациональном городе Одессе? Разве пресекать подобные провокации не ваша прямая обязанность?!».

Ирина Голобородько, журналист- правозащитник

P.S.

Только что вновь позвонила подруга из Евпатории, и со слезами сообщила, что семью ее племянницы (семья военнослужащего пограничника) выселили из служебной квартиры.  И они не единственные из семей пограничников, кто уже оказался без жилья.
Вот и началась истинная «защита» Путина русскоязычного населения Крыма…

    powered by CACKLE