Мнение: надеяться одесситам не на что (ВИДЕО)

 Два события недавних дней вызывают желание возвращаться к ним снова и снова. Открытие сочинской Олимпиады и акция одесских «западенцев». Кто-то обязательно скажет, что они несравнимы по масштабам,

и будет прав, но лишь отчасти.  Конечно,  сочинский спектакль стоимостью в рекордные 52 миллиарда долларов и колонна одесситов, которые прошли в воскресенье маршем свободных людей по центру города,  сравнивать, как будто, некорректно. Это так, если смотреть на то и другое ну, скажем, из космоса. Оттуда зимняя вампука в субтропиках, поставленная западными мастерами фантазийных шоу с соблюдением незыблемых принципов идеологии чучхе, и нестройная, живая, энергичная колонна охваченных праздничными чувствами горожан, видятся действительно несопоставимыми. Но с расстояния вытянутой руки, откуда смотрим мы, все выглядит иначе.  Потуги человечка в черном стать  в своем декоративном величии на одну ступень с тенями парадоксального и трагического прошлого человечества -- иначе поразительного феномена зимних игр в субтропиках не объяснить –  иных чувств, кроме горького сожаления, не вызывают. Недаром кто-то из аналитиков заметил, что нет, увы, на Путина своей Ленни Рифеншталь. К самой сути олимпиады, к спортсменам это, конечно, никакого отношения не имеет. Они состязаются там, куда их пригласили. Выбирать не приходится. А вот одесский марш, сомасштабный  по своей духовной значимости тому, что сейчас, сию минуту происходит на киевском Майдане; являющийся, в известном смысле, его производным, согревает сердца честным зрелищем возвышенного, осознанного единения нескольких тысяч людей в борьбе против зла и несправедливости.

Так уж вышло, что  во времени открытие олимпиады и акция одесских протестующих в нашем воображении наложились друг на друга. Амбициозное псевдоисторическое представление, превратившее  теплый и радостный курортный город в потемкинскую деревню; в  подобие гетто для попавшего под раздачу населения и моментальный интеллектуальный портрет города, просыпающегося от спячки, сбрасывающего с себя тенета мещанской морали, провинциальной опасливости и невежественного следования стереотипам мертворожденного  медведчуковского проекта. Цирк дю Солей на русофильский манер и правда реальной жизни, наконец, вернувшейся на улицы Одессы, износившиеся за последние три года похуже, чем за предыдущие пятьдесят; изуродованные варварскими пилами зелентреста; униженные публичными признаниями в любви канувшего в небытие врио городского головы;  утыканные билл-бордами с фальшивками  «народного бюджета».

Боже, сколько грязи выплеснулось на головы наших земляков, принявших участие в  «марше западенцев»! Дескать, не смейте проводить параллели между строителями уникального города и  «европейцами» с Майдана;между гениальными французами, итальянцами, греками и вашим занюханным Бандерой, убийцей и погубителем, пособником фашистов. Впрочем, ничего более разумного со стороны местных  троллей и вообразить было нельзя. Они, бздарные и жалкие, не умеющие самостоятельно мыслить, воспитаны годами  пропаганды школярских фетишей из истории, написанной фальсификаторами, ведущими свою родословную из глухого совка. Какого бы из наиболее значимых  событий прошлого  мы ни коснулись – от становления советской Украины до голодомора, от перипетий второй мировой войны до принятия акта независимости, -- у них есть собственный, незыблемый взгляд на вещи, имеющий столь же отдаленное отношение к жестокой реальности, как  «азировский» волапюк к украинскому языку.

Мы хорошо помним, сколько копий было сломано по поводу права ветеранов войны использовать красное знамя в День Победы, чего никто и никогда не запрещал; какая истерика нагнеталась в связи с защитой русского языка от иллюзорных его недругов; с каким наслаждением вечные враги прогресса по любому поводу начинали разыгрывать националистическую карту, формируя какие-то липовые антифашистские комитеты, движения, чья деятельность всегда сводилась и сводится сейчас к боям с тенями, ибо никаким фашизмом в нашем городе и вообще в Украине  не пахнет. Да что там, достаточно восстановить в памяти, хоть это и вызывает тошноту,  монологи бесноватого Кваснюка на почившем в бозе АТВ; болтовню одиозного, полуграмотного модератора телеканала, который национализм отождествлял с фашизмом, законного мэра отправлял  на историческую родину; с издевкой картавил, вспоминая о евреях, а украинцев называл хохлопитеками. Это вот такие кваснюки, послушные лакеи лицемерной власти, вбивали в головы молодых людей, родившихся уже после обретения Украиной независимости, бред собачий об истории их страны; чушь, извлеченную из учебников лукавых времен стагнации.

Вряд ли кто-нибудь из хулителей Бандеры, Шухевича, Коновальца, множества иных значимых персонажей украинской истории могут внятно и обоснованно, опираясь на реальные факты, доказать правоту своих утверждений. Тут они ничем не отличаются от тех сеятелей паники, которые недавно объявляли срочную эвакуацию евреев из-за того, что  их жизни угрожает существование Майдана. В этом они недалеко ушли от некоторых эмигрантов, которые лет двадцать назад покинули страну, а нынче, имея самое отдаленное представление о том, что здесь на самом деле происходит, при одном упоминании о Всеукраинском объединении «Свобода» впадают в транс ожидания немедленных погромов. Они, живущие в анабиозе искаженных представлений об украинской действительности, не видят, не желают видеть правды; не слышат, что говорят наиболее толковые  спикеры этого объединения; не замечают, как радикальная партия уличного типа превращается в партию  парламентскую, способную на цивилизованный диалог с оппонентами.

Одесские митингующие впервые в истории города продемонстрировали такой уровень сплоченности, политической грамотности, организованности, что заставили своих земляков, по крайней мере, тех из них, кто склонен к размышлениям, поверить в  громадный протестный потенциал, накопившийся в Одессе и, естественно, ищущий выхода. И вот что тут любопытно. Одно дело – баррикады и уличные бои. Другое – мирный протест. Этому нас история научить не могла, ибо такой формы сопротивления постылому режиму страна  до сих пор не знала. Любо-дорого было посмотреть, с каким достоинством вела себя колонна протестующих, фиксируя, помимо сочувственных оценок, и неблагожелательные взгляды зевак и  реплики, вызывающие желание соответствующим образом ответить. Именно это, а еще энтузиазм несогласных, их единодушие, выражающиеся в слаженных, отчетливо звучащих лозунгах -- «Банду геть!», «Пшонку на тушонку», «Менты с народом, мусора – с уродом» и, главное, «Одесса, вставай!», -- постепенно, при движении колонны от памятника Дюку до здания СБУ и дальше, к милицейскому управлению и облпрокуратуре, наэлектризовали город. Я не преувеличиваю, ибо сразу же после окончания марша его видео было выложено в нескольких вариантах в Интернет, и уже к вечеру вся Одесса, фигурально выражаясь, приняла в нем участие.

На этот раз одесский «Евромайдан», объединивший в себе местные ячейки оппозиционных политических партий, идейно близкие им общественные организации и движения, продемонстрировал генетическое родство с протестующими по всем градам и весям Украины. Требования к власти, выдвигаемые в Одессе,  были теми же, что и везде, – возвращение к редакции Конституции 2004 года, переформатирование правительства с участием оппозиции и Майдана, безусловное освобождение из-под стражи всех задержанных активистов и политзаключенных;  покарание виновных в гибели людей, в издевательствах над ними  и так далее. Флеш-мобы у зданий СБУ, милиции и прокуратуры, в ходе которых горели портреты Берия, Пшонки, Захарченко были столь же выразительными, что и повсюду. Даже охрана шествия, которую осуществлял недавно народившийся на свет «Правый сектор», усиливала сходство одесской акции с киевскими. Впрочем, так оно и было. Ведь невиданное для Одессы количество протестующих – пять тысяч, если ввести коэффициент, связанный с численностью городского населения, по киевским меркам равнялось бы, по меньшей мере, тысячам тридцати.

И, наконец, если еще недавно одесситы выходили на акции несогласия лишь в тех случаях, когда дело касалось сугубо городских противоречий и конфликтов, то с появлением «Евромайдана», с его созреванием, ростом, их все увереннее  начали занимать общеукраинские проблемы. Дополнительный импульс этой перемене в настроениях передового отряда наших сограждан придало недавнее  выступление местных антимайдановцев, конечно же, по привычке именовавших себя борцами с, якобы, наступающим нам на пятки нацизмом.

Тут очень кстати подоспело и обращение к жителям Одессы Облгосадминистрации, вкупе с управлением МВД, призывающее одесситов вступать в народные дружины «для противодействия попыткам захвата государственных учреждений». Как видите, самозванцы с проспекта Шевченко до сих не могут преодолеть испуга, который заставил их еще недавно перед лицом неопределенной, никак не материализовавшейся опасности загородиться бетонными брустверами. Объединение граждан в отряды самообороны от преступлений действующей власти, спевшейся с криминалитетом; способствующей похищению людей, молчаливо покрывающей пытки над ними; бросающей  несогласных за какую-нибудь чепуху,  косой взгляд или строительную каску на голове,  в тюрьмы, -- такие попытки защититься от произвола ментов квалифицируются, видите ли,  как противоправные. А  незаконное формирование дружин (естественно, с участием титушек и прочей нечисти); незаконное, потому что и оно никакими правовыми нормами не обеспечено, предлагается поощрять, регистрировать и оказывать этим самопальным отрядам боевиков всемерное содействие.

  Но пора бы понять, что на дворе – революция. Мирная. Не жаждущая крови. Предпочитающая коктейлям Молотова язык дискуссий. Но -- революция, которая сама пишет свои законы. А раз так, с ней логично смириться; попытаться найти с народом общий язык. Не врать ему почем зря, утверждая хотя бы, что лицемерный закон об амнистии, который подсунул парламенту Мирошниченко, вопреки всем заверениям лжецов, наподобие Олийника, не действует, ибо людей не осовобождают от ответственности за преступления, которых они не совершали, а просто меняют для них меру «запоб1жного заходу» -- выпускают из СИЗО и тут же сажают под домашний арест. Хрен редьки не слаще. Как вы понимаете, закон этот работать не будет. И по истечении пятнадцати дней с момента его принятия, людей снова начнут хватать на всех перекрестках. Вряд ли Майдан это стерпит.

К вопросу о лицемерии.  Хочу процитировать здесь одесского журналиста, с которым я, было дело, работал; человека безусловно честного и прямого. Вот как он, хорошо знающий о чем говорит, потому что достаточно долго занимался журналистскими расследованиями, за что был не раз был изгнан с телеканалов, предпочитающих бить властям поклоны, -- вот как Александр Жуков отозвался на антимайданский шабаш в Одессе.

«Стыдно стало за любимый город. Фашисты, сепаратисты, ряженые, сумасшедшие бабки, которым все равно на что, на кого молиться — на иконы ли, портреты Ленина, на Януковича  или на золотой унитаз; попы-расстриги, бандиты и прочие «уважаемые» и «достойные» личности… У меня единственный вопрос к тем, кто был в этом кодле: почему вы такой-же пестрой и грозной армией не пошли в ту-же Магнолию (был такой санаторий  на Французском бульваре, если кто не знает), чтобы защитить от злодеев, которые ее НЕЗАКОННО сносят?! Или не помешали уничтожению единственного в Украине санатория для деток с проблемами опорно-двигательного аппарата -- "Люстдорф". У него владельцы поселка для богатых - "Совиньон", которые, между прочим,  платят ровно 1 гривну (!) арендной платы за гектар земли, украли 75% территории, включая ту, что когда-то выходила на берег моря. На месте парка теперь дворцы, а дети (кстати, со всей страны), море видят только в окошках и во время редких экскурсий…»

Наивный человек Жуков, не правда ли? Нашел, кого спрашивать. Да они за двести-триста гривен в день мать родную продадут. А он им – о каких-то больных детишках. Еще бы спросил, встанут ли они стенкой на дороге вандалов, которые сносят  старые продовольственные склады, расположенные между площадью Льва Толстого и Старопортофранковской? Ведь это еще одна из выразительных примет старой Одессы, которую мы неудержимо теряем. Хотя,  что это я завожу старую песню о главном? С момента, когда стало ясным: Генплан Одессы засунут в долгий ящик именно для того, чтобы в процессе детальной разработки локальных территорий города, растащить шкодливыми ручками все, что еще осталось не присвоенным, не украденным, не перепроданным, надеяться одесситам не на что, кроме возвращения в Одессу ее законного мэра. Ему будет безумно трудно, но он сумеет то, что еще возможно, вернуть законному владельцу – городской громаде.

Нас ждет в ближайшее время еще два сюрприза. Один из них – закрытие олимпиады, которое,  рискну предположить, окажется не менее пафосным и фальшивым, чем ее фантасмагорическое начало. Разве что не будет позорной детали – украинского флага на трибуне для VIP гостей, который подпрыгивает сам по себе – ведь нашего «найкращого» в тот день замаскировали по чьему-то высокому распоряжению черной планкой. Второе – дебаты Януковича и Кличко, если, конечно, состоятся, как  предлагает лидер «Удара», на сцене Майдана. Янукович, конечно, Майдан отвергает. Ему куда больше по душе – телевизор. Он на собственном опыте знает, какая это удобная штука. Особенно в ситуации, когда большинство всеукраинских телеканалов находится под контролем. Вы помните, что во время открытия сочинской олимпиады одна из пяти гигантских снежинок не преобразовалась в олимпийское кольцо. Тогда российское государственное телевидение во время трансляции подменило картинку отснятым в ходе репетиций материалом. Как же не процитировать одного из политических аналитиков, господина Галеотти, который высказался о возможностях телевидения  следующим образом. «Реальные успехи не имеют значения, -- заметил он, -- до тех пор, пока ТВ говорит, что они есть. Как долго эта метафора будет определять то, что мы могли бы назвать «поздним путинизмом»?»  Зададим себе тот же вопрос и мы. По-моему это будет вполне уместным.

Валерий Барановский
Авторская программа «Отражения»
Одесса // krug.com.ua

    powered by CACKLE