Одесский журналист: в противном случае — неудержимое падение, превращение нас в скотов

 День сегодня, как вы понимаете, особенный. Хочется говорить о вечном; не претендуя на дар и право проповедничества, вспомнить о десяти заповедях Господних, которым, если верить нашим правителям, внезапно начавшим по поводу

 и без повода крестить лбы, они трепетно стараются следовать, а уж о нас, их пастве покорной, и говорить нечего…

 Скажете, что негоже в праздник ерничать, и я соглашусь, но с одной оговоркой. Насчет веры наших «очильников» и покорности паствы я действительно позволил себе лишку, но о заповедях; о текстах, дважды начертанных на каменных скрижалях в назидание всему сущему, – ничуть. Ведь они давно и прочно стали нормами нравственности и морали, добровольно принятыми для себя людьми. Ведь именно пренебрежение этими нормами всегда было, есть и будет причиной самых страшных несчастий, которые обрушивались, когда бы то ни было, на наши головы. Сегодня, в дни народного противостояния режиму, утратившему всеобщее доверие, обратившему страну в униженное, бесправное, нищенское состояние, самое время – и верующим, и вменяемым атеистам -- вспомнить о завещанном нам свыше; о законе, соблюдение которого – это доказано многовековой исторической практикой --  обязательно для сохранения человека как вида. В противном случае --  неудержимое падение, распад духовности, превращение нас в скотов. Продолжая, я буду пользоваться «дихотомией», взаимоисключающими словесными и понятийными фигурами – «Они» и «Мы». Но, убежден, каждому без всяких разъяснений будет понятно, о ком идет речь.

 Итак, сказано  НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА, а что на деле. Их  кумиром, которому Они  поклоняются денно и нощно, стал «золотой телец», тот самый, вокруг которого, потеряв голову, принялись некогда безумствовать наши далекие прародители, отчего творец разбил Скрижали с заветами на мелкие осколки, и лишь позже, смилостивившись,  идя навстречу заступничеству Моисея, повторил их снова.

Неуемная жажда денег, тяга к обогащению  любой ценой и, отнюдь, не для того, чтобы улучшить человеческую природу, дать в руки трудящимся массам новые технологии, преобразовать государственное устройство, сообщить новый импульс  развитию науки, искусств, культуры вообще, а лишь  с целью личного вознесения над другими, над ближними – это стало смыслом их жизни. Причем за счет этих самых ближних, ибо деньги  текут рекой из  казны державы и, стало быть, из наших карманов.

 Как иначе расценить гигантские средства, которые тратятся на содержание президентских резиденций, грандиозной чиновничьей своры; циклопически разросшегося, превратившегося в армию не правоохранительного, но карательного аппарата, использующегося для подавления любых проявлений свободомыслия? Как сопоставить без слез и гнева положение двух членов общества, один из которых едва ноги не протягивает на тысячу с небольшим пенсионного подаяния, а другой балует себя приобретением  где-нибудь в Лондоне особняка за десятки миллионов долларов? Как смириться с  ничтожными бюджетными затратами на медицину и абсолютно несуразными в своих размерах на прокуратуру? Где найти слова, чтобы  объяснить нормальным людям и не вызвать при этом взрыва разрушительных эмоций, как при нынешнем положении вещей простому стоматологу удалось за неполных три года превратиться в миллиардера в стране, которая постоянно стоит на коленях, выпрашивая то там, то здесь  детишкам на молочишко?

Сказано «НЕ ПОМИНАЙ ИМЕНИ ГОСПОДА ВСУЕ», а на деле Они, запакованные в пиджачные пары от Бриони, в дни церковных праздников стоят с богобоязненными минами  поближе к аналям; подходят первыми под благословение к священникам, которые недрогнувшей рукой осеняют их святым крестом, отлично зная, с кем имеют дело; прекрасно видя, что публика эта ни в Бога, ни в черта не верит; что это генетически те же самые гонители веры, какими были их отцы, истово занимавшиеся атеистической пропагандой. Но сейчас им позарез нужно поставить и церковь, как будто, отделенную от государства, в  ряды почитателей Золотого тельца, потому что любой воровской акт просто требует освящения, дабы в глазах толпы обрести некую  легитимность. Они твердят на всех углах о движении к истокам, о реставрации христианской морали, о восстановлении духовности, а вершат прямо противоположное, вступая с церковью в негласный сговор, возвращая ей в обмен на услугу по умиротворению, пусть даже кажущемуся, тысяч прихожан, все больше и больше некогда бандитски отобранной у нее и новой недвижимости. А когда церковь, как это было недавно в Киеве, на Михайловской площади, укрывает под  кровом монастыря людей, гонимых неправедным режимом,  или, как во время проведения нелепого круглого стола с участием экс-президентов и священнослужителей, становится на сторону справедливости, Они впадают в подобие ступора от нахальства клириков, которые, казалось бы, должны ручки целовать паханам за то, что существуют в режиме наибольшего благоприятствования.

Сказано «ЧТИ ОТЦА И МАТЕРЬ ТВОЮ», а интернетская хроника до отказа набита сообщениями, от которых кровь стынет в жилах. Детишки почем зря лишают жизни своих родителей. И чаще всего – за гроши, которых не хватило на очередную бутылку. Но если  искать причины резкого падения нравов – тут уж не о высокой духовности речь, не о каких-то нравственных ценностях, а об элементарном почитании, уважении к тем, кто тебя произвел на свет, -- если докапываться до самой сути, нам придется говорить об очень многом.  И о ничтожном уровне среднего образования; о девальвации образования высшего, при парадоксальном росте числа национальных ВУЗов; о нищенском пенсионном обеспечении, в связи с чем родители предстают пред чадами своими совершенно ничтожными, беспомощными людьми, не способными не то, что наследство им оставить, но  одеть их более-менее сносно; о  соблазнительных примерах быстрой сепарации  в сливки общества каких-нибудь деревенских ментов, которые на местах, не моргнув глазом вершат  средневековые суд и расправу. Вы не забыли еще о Врадиевке, надеюсь? Этот перечень можно продолжать и продолжать. Благодаря стараниям режима общество примитивно структурировано на богатых и бедных, без середины; на ужасающе нищих и баснословно богатых. Такой дистанции между дном и, так называемой, элитой нет ни в одной преуспевающей стране мира. Кого с нами сравнить, даже не знаю. Может быть, Сомали… И то вряд ли.

Сказано «НЕ УБИЙ».  Но и тут мы впереди планеты всей. Полное пренебрежение к правам и свободам личности делает издевательства над последней, от плевков в рожу,  избиений до физического уничтожения, приятной обязанностью  всякого рода киллеров и «титушек» (новое наше приобретение), несостоявшихся, нереализованных качков  из многочисленных спортивных школок, превратившихся постепенно в учебные центры подготовки циничных боевиков. Разве «беркутовцы», жестоко избивавшие на Майдане подростков и юношей с девушками, знают, что такое Божьи заповеди? Разве провокаторы под Администрацией президента, которые заставили тех же запакованных в доспехи ментов броситься на мирную демонстрацию, слышали что-нибудь о морали? Разве грязные подонки, едва не отправившие на тот свет Татьяну Черновол, могут называться людьми? А как квалифицировать тварей, которые разбили голову Ильенко, и укокошили бы парня, когда бы не прохожие? А нападения на активистов «Евромайдана» по всем градам и весям Украины? Это как?  А  начальнички, которые отдавали и отдают человеконенавистнические приказы; чиновники в законе и криминалитет в мундирах,  эти нелюди!? Они, должно быть, будут сегодня крестить себе лбы, то ли в столичных храмах, то ли в  сельских, где расположены их нехилые «маетки»; будут выглядеть благообразно, мирно, а потом с удвоенным энтузиазмом возьмутся, как все честные верующие, за свои вареники, но, разговляясь, опрокидывая законную рюмочку беленькой, наверняка, станут тихонько проклинать толпу, сбившуюся на «Евромайдане». Дай им волю, они бы тысячи раз за ночь нарушили эту надоевшую заповедь; охотно бы скопировали некоторых восточных владык, а затем вымыли бы  площадь с хорошим шампунем перед богослужением за упокой заблудших душ. Однако нельзя. Времена наступили другие. На улицы вывалит, взамен пострадавших, миллион-другой, тут уж без армии не справиться. А ведь армии давно нет. Прикончили армию. Так что, приходится сидеть пока и не рыпаться.

Сказано «НЕ ПРЕЛЮБОДЕЙСТВУЙ». Сказано «НЕ СВИДЕТЕЛЬСТВУЙ ЛОЖНО НА ДРУГА СВОЕГО». Сказано «НЕ ПОЖЕЛАЙ ЖЕНЫ БЛИЖНЕГО». Все эти заповеди, каждая из которых требует пространной расшифровки, истолкования, в странных обстоятельствах нашей жизни  легко укладывается в границы восьмой надписи на Скрижалях – «НЕ УКРАДИ».

Воруют все. Воруют повсюду. Размеры откровенного воровства и коррупции, скрытой формы того же образа мыслей и действий, приобрели у нас космогонические размеры. Зачем возводить всяческую напраслину на друга? Зачем облыжно обвинять его во всяческих грехах? Да для того, чтобы завладеть его имуществом; говоря современным языком, осуществить рейдерский захват – дома, фирмы, производства, чего угодно. Да, прелюбодеяние и страсть к чужим женам – отнюдь, не наше изобретение и утверждать, что подобные слабости наблюдаются лишь у  тех, кто подвергается в этом тексте критике, было бы сущим идиотизмом. Но вот хамский размах, масштабы подобных явлений, как и неодолимая, неподвластная логике, поистине магнетическая сила притягательности чужого имущества, это уж наше, неотъемлемое. Конкурсы красоты, на которых спонсоры-нувориши отбирают себе бессловесных рабынь; групповые изнасилования, осуществляющиеся ментами и прокурорскими; ночные клубы, открыто насаждающие проституцию, куда девицы приглашаются бесплатно и где поят их до опупения за счет заведений; эскорт–услуги  политической элите,  которая за пределами своих избирательных округов, на Канарах, Кипре или в Майями, ведет себя наподобие средневековых баронов, -- это уже, повторяю, сугубо нашенское, связанное все с тем же – с нищетой, страшным имущественным расслоением общества, низким уровнем культуры, пренебрежением человеческими правами и так далее. Но если эти сюжеты, тем не менее, лежат в основе многих произведений мирового искусства, то вот захват чужой собственности, наглый, откровенный, агрессивный – это, опять-таки, наше ноу хау.

Только у нас Они могут придти к владельцу сети магазинов или мастерских от имени мифологического «смотрящего», очередного, понимаете ли, только что откинувшегося Анисима, и сказать: восемьдесят процентов уставника – на бочку; тебе остаются двадцать. И это в лучшем случае. Могут забрать и все. Откажешься – арсенал воздействия на неслуха широк: от угроз, избиений, поджога до наезда отрядов проверяющих, контролирующих органов, демонстрации подложных документов, вынесения заведомо неправового решения послушными судами, которые подчиняются не закону, а тем же смотрящим. Рядом с этой фантастической функцией наличие в  управленческом поле никому не понятных, а, вернее, понятных, но незаконных облгосадминистраций кажется невинной забавой. При этом все нити ведут на самый верх, в Семью. С теми олигархами, к наличию которых на белом свете мы давно привыкли, такого не бывало.

 А взятки, всякого рода поборы, которые осуществляются на каждом шагу, за каждый чих? Бывает, предприниматель не успевает о чем-либо подумать, а уже должен, причем, столько, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Иногда кажется, что это какая-то фантасмагория, что такого не может быть, потому что не может быть никогда. Но это реальность. И, наверное, если с ней покончить сразу, экономика страны остановится, потому что теневой сектор в ее составе играет решающую роль. Иной раз слышишь совет: надо взяточникам, как было на Сингапуре, сразу рубить руки. Представляю себе, какие невинные размеры коррупции бытовали там. Если последовать этому совету здесь, сразу, без долгих проволочек, мы превратимся в нацию безруких. Чем тогда будем жен ласкать?

        Нет, все-таки великое счастье, что появился на белый свет «Евромайдан» -- как символ лопнувшего раз и навсегда  долготерпения нации. Как хорошо, что он не собирается сворачиваться – напротив, сфера его влияния постепенно расширяется, и он становится все более многолюдным. Это сегодня единственная гарантия того, что  борьба народа за новую Украину не закончится унизительным фиаско. А теперь я рискну  процитировать самого себя.

Вчера вечером я записал в фейсбуке. «Только что на телеканале "1 + 1" закончился грандиозный певческий проект "Битва хоров". Параллельно с этой феноменальной передачей на канале "Интер" шла другая -- чудовищный междусобойчик аккордеониста Яна Табачника, изображающего из себя, по какому-то недосмотру неба, политика; телешоу под названием "Честь имею пригласить". На одном канале -- подлинный праздник талантов, число которых в Украине неисчислимо. На другом -- тусовка, как выразился один из телезрителей по поводу российской попсы, "раскрашенных трупаков". Какой-то сборняк, тухлая солянка, где вперемежку изображали энтузиазм общения с себе подобными одиозные политики и чиновники, включая Добкина и Азарова, и вышедшие в тираж, давно погасшие "звезды", которые никак не могут смириться с тем, что их время безвозвратно прошло; не дают дороги новым, умным, одаренным артистам. Впрочем, делают они это точно так же, с тем же упрямством, как мешают Нам жить нормально главы администраций, мэры-самозванцы, теневые спонсоры политических симулякров. "Битва хоров" завершилась триумфом львовского хора под руководством неподражаемой Русланы. Третье место занял донецкий хор со Златой Огневич. Каков же был восторг зрителей, когда умная, искренне чувствующая, открытая Руслана предложила разделить первое место с питомцами Огневич, потому что Львов и Донецк никто не имеет права отдирать друг от друга; потому что оба города, оба региона -- Украина! В этом контексте гимном победы здравого смысла над межигорским мракобесием зазвучала исполняемая всей сценой, всеми хорами песня Вакарчука, ставшая гимном новой, бескровной революции; гимном Майдана; взмыли к колосникам сцены ее удивительные слова -- "Мила моя вставай"... Это вселяет в Нас надежды.

Вот, пожалуй, и все на сегодня. С праздником, дорогие друзья! Со светлым Рождеством Христовым! Храни вас Бог!

Валерий Барановский
Программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE