Одесский журналист о киевском майдане: это движение уже не остановить (ВИДЕО)

 На сей раз начнем с Одессы. Тут, вроде бы, событий, сопоставимых по масштабу с общеукраинскими, не происходит, но, тем не менее, есть о чем говорить. И прежде всего о том, что в городе, не будем греха таить,

весьма индифферентном по характеру, опасливом, мало готовым к участию в рискованных затеях, больше всего пекущемся о неприкосновенности своего бизнеса и  драгоценного здоровья, все-таки, образовался свой «Евромайдан», пусть небольшой, но энергичный, честный и эффективный.

Спасибо  патриотически настроенным людям за то, что они, не считаясь с возможными последствиями для себя; рискуя, может быть, карьерой, здоровьем, не считаясь со временем, ежедневно выходят к памятнику Дюку на Приморском бульваре; собирают и переправляют в Киев, собратьям, которые, не щадя живота своего, стоят на центральной площади столицы за наше общее будущее, теплую одежду и провизию; одесситам, которые сами  отправляются на центральный «Евромайдан» и вливаются в ряды пикетчиков и митингующих, тем самым окончательно и бесповоротно позиционируя себя прогрессивно мыслящими революционерами.

Да, разворачивается бескровная революция. Но из этого не следует, что она малосильна и ни к чему не приведет. Мир меняется. И если власти, законсервированные в своем пренебрежении к народу; коррумпированные, бесчестные, уничтожившие экономику и культуру, не видят другого способа обращения со страной, чем  использование грубой силы, мордобой, то противостоящий им Майдан протягивает солдатам внутренних войск и спецназначенцам чай, бутерброды и цветы. Не оттого, что боится, а потому, что считает их кровью от крови, плотью от плоти своей. Майдан хочет верить -- молодые солдаты и офицеры рано или поздно вспомнят от том, что по пятьсот долларов за разбитые головы ближних это те же тридцать серебренников за преданного Христа.

Митингующие на холоде, под снегопадом люди пытаются напомнить противостоящим  шеренгам упакованных в латы военных, что те не обязаны выполнять преступных приказов; должны задуматься о том, как выглядят со стороны; поверить, что за решение сложить оружие к ногам тех, кто встречает их песнями и объятьями,  не понесут в новой, очищенной от всяческой гнили стране никакой ответственности; напротив, -- будут обласканы и вознаграждены. Вознаграждены жизнью в нормальном, здоровом обществе, без зековских «базаров» среди обожравшихся «смотрящих» о том, где и как срубить еще «лимон-другой» «лаве»; без  узурпировавшей все живое и неживое Семьи, без блатной псевдодемократии. Митингующие стараются внушить силовикам очевидное -- в свободной, цивилизованной стране их роль может стать, как это еще недавно происходило в Грузии или происходит в Америке, столь же значительной, что и роль церкви; что уважать их станет и стар, и млад, в то время, когда сейчас  их либо боятся, либо ненавидят.

Надежда на то, что Майдан, наконец, услышат, очень велика. Это крайне важно. Ведь у нас в стране после всего, что сотворила с армией власть, людей в форме осталось всего навсего семьсот с лишним тысяч (информация экс-министра обороны Гриценко), и силовиков среди них -- две трети. А в дни народного вече, хотя бы в прошлое воскресенье, на площади одного только Киева вышло по самым скромным подсчетам около миллиона человек. Естественен вопрос: куда денутся «птичьи» батальоны, когда против них, отчаявшись найти взаимопонимание, двинутся лавиной два-три миллиона украинцев?

Итак, лучшие из одесситов; передовой отряд  городской громады,  -- на линии фронта, рядом с другими сынами и дочерями Украины. Там они -- на месте. Это здесь, дома, им не удалось убедить ни милицию, ни власти в том, что окна в автобусах, которые везли их на киевский Майдан, действительно были разбиты какой-то сволочью. Это здесь, дома, они не сумели заставить ни власти, ни, так называемых, правоохранителей приложить хоть какие-нибудь усилия к розыску бандитов.

Впрочем, чему тут удивляться? Когда одесский горсовет с третьего раза принял позорное, верноподданическое послание в адрес президента с просьбой навести в стране порядок; послание, навязанное сверху, текст которого не выдерживает никакой критики, в здании исполкома, как известно, появились, так называемые, титушки, которые, похоже, руководили и всей процедурой, и главными функционерами этой, сегодня абсолютно беспомощной ячейки местного самоуправления. Их никто не задержал.  Никто даже не ответил на вопрос: что они тут, собственно, делают? И кто их послал? Может быть в стране, существующей по законам криминального мира, такие вопросы задавать небезопасно? Не знаю. Во всяком случае, господин Брындак, перенявший все приемы издевательства над здравым смыслом у своего предшественника, такими мелочами не озаботился. Ему нужно было стать в позу  «руки по швам», он этот артикул и проделал, послушно, без возражений.

Еще один казус, уже неоднократно обсуждавшийся, но настолько характерный, что нельзя не возвратиться к нему снова. Все ли вы знаете, почему на Одесском «Евромайдане» уничтожили палаточный городок, почему милиции удалось выдворить митингующих с бульвара? Ну, не  потому ведь, что, по мнению Николая Скорика, участок бульвара возле памятника Дюку не самое лучшее место для установки палаток. Хотя для разгона небольшой группки людей, покорно собиравших эти самые палатки (между прочим, в соответствии с решение окружного админсуда); для того, чтобы по первое число отделать Алексея Черного, который, якобы, ни свет, ни заря оскорблял наедине с самим собой память о великом Ришелье матюками, вполне пригодное. Менты, конечно же, от своей роли в этом пошлом спектакле открестились. Все свалили, как это в Одессе в последнее время принято, на неизвестных бомжей. Но зато всплыло на поверхность другое.  Оказывается, запрет на митинг там, где еще недавно до глубокой ночи спокойно функционировала  шумная ресторация, был наложен из-за вмешательства, областной ячейки Европейской партии Николая Катеринчука во главе с Русланом Чернолуцким.  Последний сейчас отбивается от обвинений, которые называет бесчестными наветами, хотя схема им была использована достаточно примитивная. Вы ведь  отлично знаете, что требуется для запрета любых мирных, но многолюдных и неугодных властям акций в каком угодно из городов страны? Либо начать ремонтировать указанный в заявке район; либо установить там за месяц до Нового года «Йолку»; либо попроситься на митинг на том же месте, будто стараясь подтвердить гипотезу о существовании параллельных миров. Последнее и проделал Чернолуцкий, который затем торжественно отбыл на Майдан. Что ж, достойный функционер партии, глава которой  всегда возникает там, где есть возможность без особых  моральных затрат попиариться. Недаром Катеринчук  в первый же день акции неповиновения попытался сам себя назначить  комендантом революционного Майдана. А теперь напрочь пропал из лент интернет-хроники и видеотрансляции с баррикад. Выскакивает, как черт из коробочки, лишь иногда, и в этих случаях исправно надрывает глотку. Видимо, он слишком много сил тратит на судебный процесс против приостановившего евроинтеграцию Кабмина, чтобы попросить Майдан поручить ему какую-нибудь черновую работу. А одесские его соратники косвенным образом разгоняют местных митингующих. Завидное единодушие. Что-то  не было видно солдат Катеринчука и среди тех, кто протестовал против принятия обращения к Януковичу, даже в урезанном варианте. Я специально этот текст процитирую, чтобы вы сами убедились в том, содержится ли там, пусть и в завуалированном виде, призыв к применению железной метлы.

«Президенту Украины как к гаранту государственного суверенитета и соблюдения Конституции Украины с поддержкой последовательно проводимого им внешнеполитического курса, базирующегося на национальных интересах Украины, – обеспечить права и свободы граждан Украины; беспрепятственное функционирование государственных органов, предприятий и организаций; принять неотложные меры по недопущению дестабилизации социально-политической обстановки в стране. Принимать решения по вопросам внешнеэкономической интеграции, опираясь на мнение народа Украины». Разве вот это самое – «обеспечить беспрепятственное функционирование» и так далее, при том, что митингующие расположились в КГА, блокируют Кабмин, пикетируют Генпрокуратуру, не означает призыва к применению силы. А на завершающее абзац требование «опираться на мнение народа Украины» властям наплевать с высокой колокольни». Отчего же так трусливы наши одомашненные европейцы? Скорее всего, прячут лица так, на всякий случай. Кто  знает, чем все обернется?

 Чтобы закончить эту тему приведем здесь мнения руководителей одесских региональных ячеек двух наиболее крупных политических сил. Вот, что сказал Андрей Юсов, глава одесской региональной организации «УДАРА»: «Европейская партия не входила даже в оргкомитет «Евромайдана», поэтому говорить, что реальные организаторы знали об этом, неправильно даже с юридической точки зрения. В судебном решении, которое было вынесено за сутки до полного запрета майдана, фигурировали три политсилы - «Батькiвщина», «Удар» и ДемАльянс. Европейская партия там не фигурировала. Мне очень жаль, что Европейская партия в одесском регионе стала инструментом борьбы с территориальной громадой. Мы надеемся, что Николай Катеринчук,  как лидер партии на всеукраинском уровне, примет соответсвующие решения в отношении руководства партии в регионе». А теперь -- мнение Владимира Усова, главы одесской городской организации ВО «Батьківщина»: «Тяжело комментировать действия партии, которая декларирует партнерство с оппозиционными силами, но при этом систематически продается. Вспомним о том, что именно Европейская партия каждые выборы продает места своих членов комиссии партии власти и сегодняшнее заявление в принципе вписывается в эту систему». Пожалуй, этим все сказано. Исчерпывающе полно.

Возвратимся в Киев, где только что отшумело вече, на котором в воскресенье опять собралось, повторю эту цифру, около миллиона неравнодушных граждан. С понедельника же центр нашей столицы оказался в кольце милицейской блокады. Вот  последовательность событий этого дня.

Поначалу агрессивных действий не предпринималось.  Ни со стороны митингующих, которые крайне доброжелательным отношением к правоохранителям  постепенно поляризовали исходящую от них угрозу. Ни со стороны вооруженных щитами и дубинками силовиков, которые, это все более заметно, страсть как не хотели бы ввязываться в братоубийственную мясорубку. Ни у кого еще не выветрилось из памяти безжалостное избиение детей, за которое, в этом нет сомнений,  должны понести суровейшее наказание их товарищи по оружию. А, может быть, -- наемники, скрывавшиеся за камуфляжной формой. Пока неясно. Ведь ни Генпрокуратура, ни правительство, ни президент не сделали решительно ничего из того, что просто необходимо было сделать, чтобы остудить народный гнев.

И, все-таки, в Киеве относительно тихо. И так было до истечении сорока восьми часов ультиматума, предъявленного властями оппозиционерам. Майдан митинговал, пел, не выказывая ни капельки усталости. Полемика в Интеренете и телеэфирах касалась лишь  одного. Поверить ли в смутную информацию о том, что Янукович собирается встретиться в режиме онлайн с тремя своими предшественниками и на глазах у всего народа обсудить сложившуюся непростую ситуацию; идти оппозиции с ним на какие-то переговоры, или не стоит? Остатки доверия подрывал тот факт, что лишенный собственной воли министр иностранных дел Кожара, больше похожий на тростевую куклу, чем на министра, вдруг заявил, что Киев для улаживания зашедшего в критическую фазу конфликта в участии представителей Евросоюза не нуждается, хотя еще вчера об этом просил. Непонятно и то, как можно начать реализацию силового сценария, когда Майдан то и дело посещают послы западных стран; когда площадь в фокусе внимания всего мира, который и не догадывается о том, что действующая власть превращает Украину в подобие зловещей зоны.

Скрещивались мнения и по поводу уничтожения памятника Ленину, в чем, понятное дело, пытались обвинить радикальное крыло оппозиции. Это, конечно, сущий бред. Среди оппозиционеров, я думаю, нет ни одного сумасшедшего, который в столь напряженную минуту стал бы, рискуя взорвать хрупкое равновесие, воевать с каменным болваном. Я же уверен в том, что революция  действительно имеет право рубить головы королям, но не должна воевать с памятниками. Особенно же с таким, являющимся частью весьма органичного архитектурно-планировочного ансамбля.

Некоторые принялись утверждать, что снова пролегла невидимая, но ясно ощутимая граница между Западом и Востоком страны. Согласиться с этим не могу даже при такой снежной погоде. Если бы сегодня правительственная, официальная пропаганда не внушала, так сказать, жителям Донбасса, что Западная Украина их ненавидит; если бы они знали, что любого из них всегда готовы, хоть во Львове, хоть в Тернополе, обласкать, обогреть, накормить; что злобное «бандеровцы» не имеет отношения к реальной истории страны, очень непростой, противоречивой, но резко отличающейся от пугалок примитивной табачниковской мифологии, все было бы иначе.  Если бы донбассцы и макеевцы, нищенствующие под присмотром жестоких «смотрящих», взглянули на себя со стороны; задали бы себе вопрос, хотят ли они и дальше оставаться бессловесными рабами; хотят ли и впредь гибнуть на шахтах, жирующие хозяева которых не вкладывают ни  гривны в модернизацию производства и технику безопасности; если бы эти люди отважились честно посмотреть в глаза своим ближним и детям, теряющим здоровье и жизни на  преступных копанках, они, уверен, стали бы плечом к плечу с митингующими на «Евромайдане». И еще станут. Разве в их краях не крадут все, что плохо лежит; разве там,   у них,  можно получить достойное образование;  разве на Востоке страны  детишки бывших партийных бонз не реализуют, чего бы дело ни касалось, своего права первой ночи; разве  шахтеры, рискуя ежедневно жизнью, получают достойные зарплаты и пенсии;  разве добытчикам угля  светит хорошая, сытая жизнь? Дудки! Все, что им светит, – гибель шахт, которые не модернизируются; новые и новые катастрофы с человеческими жертвами; силикоз и рак; прозябание и полуголодное угасание.

Разве можно верить пропаганде наместника бога на земле, присвоившего себе в результате конституционного переворота большую, чем господня, власть над живыми душами, что не сегодня-завтра начнут открываться заводы и фабрики? Не будут они открываться. И никакая Россия не поможет. Ей бы со своей модернизацией разобраться. А она все свои силы тратит сейчас на то, чтобы оболгать Украину (первостепенная задача), и запереть еще на один срок Ходорковского (задача стратегическая). Да и вообще, жизнь в Таможенном Союзе – это бульканье в затхлом болоте старинных технологий, с которыми и в Кабо-Верде сегодня не сунуться. Только на пути в Европу появляется реальная перспектива понемногу перестроиться и, если говорить о Крюкове, может быть, начать спускать с конвейера не шаткие кибитки на колесах, а современные поезда. Словом, не нужно верить пропаганде на уровне заклинаний о дружбе славянских народов. Эта дружба без передовых технологий, огромных инвестиций, паритетных взаимоотношений с торговыми партнерами – пустой звук. Невероятные горизонты Соединенных штатов Европы от Лиссабона до Владивостока – красивая мечта, реализации которой мне, моим детям и внукам уж точно не увидеть. И это нужно хорошо понимать.

Сейчас, как это было в памятном 2004 году, снова ссорятся между собой друзья. Только что я поговорил с очень близкими мне людьми в Киеве, которые в силу возраста и болячек на Майдане находиться не могут, да, честно говоря, и не хотят. Таких тоже хватает. Их раздражает неопределенность, шум, неизбежная грязь, наличие в толпе маргинальных физиономий; все то неизбежное, что сопровождает народные волнения. А главное, они не верят, что новые; те, кто придет вслед за обанкротившейся властью, будут лучше, не станут красть. У них есть все основания для недоверия, которое нашей оппозиции во что бы то ни стало нужно растопить. Это задача непростая, но, наверняка, решаемая.

Мне чуть легче, чем моим друзьям. Я работаю с политиком,  в способности и добрую волю которого верю; возвращения которого в Одессу жду, как манны небесной. С Эдуардом Гурвицем. В эти дни он не витийствует, не взбирается на баррикады, не произносит громогласных речей. Разве что, дает короткие, энергичные интервью. Это нормально. Гурвиц по природе своей не полевой командир и не парадный водитель масс. Он -- другой. Работник. Двужильный. Отлично знающий городское хозяйство. Способный на разумные компромиссы. Жесткий по отношению к лодырям и рукосуям. Расположенный к молодежи. Умный и осмотрительный. Он из тех людей, о которых говорил харизматичный Кличко, когда убеждал свой актив в том, что его окружают знатоки и профессионалы во всех областях человеческой практики. Гурвиц -- один из них. И когда справедливость возьмет верх, его знания в сфере городского самоуправления, сейчас униженного, растоптанного властями, придутся как нельзя более ко двору. Но для этого нужно раньше победить.

Минувшей ночью я долго смотрел онлайн трансляцию из Киева. Зрелище это было уникальным.  Накануне приезда в столицу западных политиков, предлагающих свою помощь в переговорах между властью и оппозицией, Янукович, все-таки, отдал приказ «зачистить» город. У меня на глазах плотные цепи вооруженных, прикрывающихся щитами парней, оттесняли людей с блок-постов, которые те заняли в центре, постепенно подползая, как черная, инопланетная туча, к Майдану. А там жили единой надеждой хорошие люди. Удивительная Руслана часами подпитывала своей энергетикой толпу замерзших, измученных земляков, вселяла в них уверенность в том, что они выстоят и одолеют зло; пела с ними, плясала; просто прыгала в каком-то монотонном, но возвращающим силы ритме, молилась вместе с ними. Она вызывала такое уважение, что словами вот так, просто этих ощущений и не передать. Потом к ней присоединилась Мария Бурмака. И концерт для Майдана вспыхнул с новой силой.

Я не стал дожидаться, чем все обернется. Как закончилась ночь, узнал утром. Блок-посты разрушены. Майдан в окружении.  Но тогда, ночью, мне показалось, и это чувство не оставило меня до сих пор, что как бы ни обернулись дела, как бы ни пошли переговоры с абсолютно отмороженными властями (кстати, когда били студентов, наш главный очильник, оказывается, не страдал, не заламывал драматически рук,  а охотился в своих пенатах на кабана), -- так вот, куда бы нас сегодня или завтра ни завела судьба, мы все равно выиграли этот бой. Украина выиграла, потому что прежней она не станет уже больше никогда. В ней начало подниматься во весь рост полноправное гражданское общество. И это движение уже не остановить.

Валерий Барановский
Программа «Отражения»
Одесса

http://krug.com.ua/news/20315

    powered by CACKLE