Одесский журналист: виновные в кровавом избиении должны быть выявлены (ВИДЕО)

 Сегодня события сменяют друг друга с такой стремительностью, что поспеть за ними удается только в режиме он-лайн. И то не избежать некоторого запаздывания, потому что даже за время, необходимое для

для первоначального осмысления увиденного и превращения своих соображений во внятный текст, последний, бывает, безнадежно устаревает. Чего стоили бы мои оценки ситуации, основанные на бесконечном анализе Интернет-информации и трансляции  акций Евромайдана, если бы я, например, не услышал и  не увидел интервью, которое дал Янукович нескольким центральным телеканалам! Ведь, если за полчаса до того, мы могли только гадать, отчего и где скрывается загнанный в цейтнот президент и не откочевал ли он уже, часом, в Пекин; если еще недавно мы могли лишь догадываться о возможной его реакции на происходящее в стране,  то теперь уже точно знаем: он, увы, ничего не понял и стоит на своём, хотя это, почти наверняка обернется для него личной драмой.

Весьма показательно, что Янукович на сей раз сменил состав журналистского пула, который пригласил в качестве слушающих его откровения голов. Те, кто обычно посещал гаранта в таких случаях, были людьми, способными, как мы видели во время  беседы с ними накануне вильнюсского саммита, способными возбудиться и начать задавать неподготовленные заранее, порою острые вопросы, заставляющие президента нервничать, что немедленно отражалось на его физиогномике; о чем явно свидетельствовала  нервная, выдающая явное раздражение его жестикуляция. На сей раз Янукович решил не рисковать. Можно лишь представить себе, что он, персона откровенно авторитарная, предпочитающая суровый, резкий, так сказать, «пацанский» стиль общения с оппонентами и обслугой,  пережил эа  те дни, когда жизнь в стране выходила из-под его тотального контроля, когда на улице зазвучали громкие призывы отправить и правительство, и его самого на свалку истории. Вот он и призвал пред свои светлы очи людей, не то, чтобы неспособных поговорить с ним накоротке, но, более того, получивших – это было видно по их несчастным, озадаченным, замкнутым лицам – прямое указание задать  несколько банальных вопросов, так сказать, по бумажке, чтобы услышать, как он заученно ответит на них, тоже по бумажке, как бы разворачивающейся перед его внутренним взором. Бедные, бедные, унизившиеся коллеги!

        Что же поведал нам этот человек, едва оправившийся от вызванного Евромайданом стресса? Естественно, он заявил, что виновные в кровавом избиении митингующих в трагическое ноябрьское утро  должны быть выявлены и примерно наказаны. Однако, в отличие, от всех, кто говорил или писал об этом, не произнес слова «дети», как будто не знал, что вооруженные до зубов здоровенные гориллы  из «Беркута» сначала расшвыряли  парней и девчонок, хвативших глоток свободы, опьяневших от него и потому мирно спящих под киевскими звездами, -- расшвыряли их, ломая ребра, отбивая печенки своими каменными берцами, а потом погнали, как дичь, по площади, и улице, ведущей, слава Богу к Михайловскому храму, охаживая безжалостно палками, заливая их глаза слезоточивым газом, совершая преступление, сравнимое  по своим масштабам с библейским. Хорошо, уцелевшим удалось, как это бывало не раз в истории христианства, скрыться за стенами божьего  дома.  Говоря о поисках виновных, Янукович намекал, словно не зная положения Конституции о праве граждан на мирные собрания, на то, что искать правонарушителей следует с обеих сторон. А ведь ко времени выхода интервью в эфир суд был уже вынужден отпустить ребят на свободу, ибо липовые протоколы ментов не выдерживали никакой критики. Януковичу никто не задал вопроса: отчего виноватым был назначен начальник киевской городской милиции, который соединенными силами спецназовцев из разных городов, плохо образованными, безнравственными, безответственными и безликими роботами, выполнившими  грязную работу, не мог командовать по определению? В любом случае гнать в шею следовало министра МВД Захарченко, безо всякого следствия, ибо избиение невинных людей происходило, благодаря телевидению, на глазах у всего мира. Но, извините,  таких вопросов президенту не задали. Стало быть, и ответа  на них не воспоследовало тоже, хотя  настроение Януковича просвечивало в каждой его фразе.

        Возьмем другую проблему. Объяснил ли президент, отчего так истово молился на Евросоюз, хотя непрерывно заигрывал с Россией, что чуть голову себе не расшиб; даже спикеров ПР, абсолютно циничных и лицемерных Богословскую, Бондаренко, Ефремова, заставил поверить в это, в связи с чем они в полемике с оппозицией самозабвенно вещали о том, что именно он, Виктор Федорович Янукович, которого обвиняют во всех смертных грехах – от Межигорья до превращения в считанные годы своего  сыночка в миллиардера – привел страну на порог Евросоюза; он, а не болтливые и пустенькие три богатыря.  Объяснил ли, почему внезапно, в одну ночь свершил поворот «все вдруг» и запросил в отношениях с Европой «призупинки», паузы? Объяснил. Как мог. Чем? Да тем, что его команда; в частности, Кабмин чего-то, там, недопоняла, недоанализировала, недоделала, и потому пришлось на всем скаку остановиться. Естественно, на время. Правда, непонятно на какое именно. О том, почему решение об этой остановке было принято прямо накануне вильнюсского саммита; зачем взял неблагодарную роль на себя проштрафившийся Кабмин, хотя это вне его компетенции; хотя существует закон об основах внешней и внутренней политики государства, принятый Верховной Радой и обязательный для исполнения, -- об этом Янкович не сказал ни слова. Так же, как и о том, что при нынешнем раскладе карт правительство должно быть обвиненным не только во внезапно обнаружившихся недальновидности, непрофессионализме, но в государственной измене, а затем уйти в отставку и предстать перед судом. Словом, президент за все дни Евромайдана и здесь не продвинулся в своем сознании ни на йоту.

        Но тогда он, возможно, нашел какие-то новые аргументы, чтобы обосновать экстремальное решение власти, поставившее ее в двусмысленное положение в глазах Европы . Неужто правда, что причиной этого конфуза было давление России, запрещающей украинские конфеты, трубы, сыр, вагоны? Неужто по достоинству были оценены старания путинского советника Глазьева, который только что получил в Храме Христа Спасителя (нонсенс!) некий почетный диплом -- «За возвращение Украины» в лоно матушки России? Совершенно неожиданно ответ на эти вопросы дал на телеканале РБК Алексей Портанский, профессор московской Высшей школы экономики.

        На чем делает акцент, денно и нощно отягощенный думами о нашем благоденствии Янукович?  Он, как и Азаров или вице-премьер Вилкул, твердит о тысячах рабочих, ну, хотя бы Крюковского вагоностроительного завода, который из-за торгового эмбарго с российской стороны фактически остановился.   Путин утверждает, что Соглашение с Евросоюзом, органично включающее в себя подписание договора о рынке свободной торговли с ЕС, практически прерывает торговые отношения с Россией; дескать, допустимо либо то, либо другое. Стало быть, подписание Соглашения обездолит тысячи украинских рабочих, посадит их на голодный паек. Ведь продать эти вагоны куда-нибудь еще, кроме России, не представляется возможным.

        Тут было бы логичным спросить Янковича: а почему? Почему только Россия берет эти коробки на колесах? Как вы понимаете, дисциплинированные наши коллеги и рта не раскрыли.  Не рискнули поставить своего визави с трудное положение. А мы не только спросим, но сразу же и ответим. Да лишь потому, что это убожество никому, кроме Украинского и столь же запущенного, в той же мере консервативного транспортного хозяйства России, не требуется. Нигде больше не бегает таких железнодорожных составов. Откровенно жульнический опыт с приобретением для Украины «Хюндаев» во время «ЕВРО-2012», очень показателен. По рельсам всего мира несутся современные скоростные поезда. Может быть, где-нибудь на окраине планеты наши вагончики и могли бы еще поковылять. Но тогда рынки сбыта, о деверсификации которых, если  серьезно заниматься бизнесом, не следует забывать никогда, надо было искать заранее. А лучше – усовершенствовать производство, закупить передовые технологии и начать выпускать современную продукцию, конкурентоспособную не только в наших медвежьих углах, но и на территории Евросоюза. Так что, тут приходится посыпать голову пеплом себе самим. Точно так же, мало кому нужны наша сталь, наш прокат в их нынешнем качестве и многое другое. В памяти всплывают станки из СССР, которые зарубежные покупатели пускали в переплавку, ибо так металл, из которого они были собраны,  обходился дешевле. Это не касается, к примеру, труб, конфет Порошенко и сыра. Но тут уж ничего не поделаешь. Путин всех причесывает под одну гребенку. Шантажирует Украину. Ему все равно, о каком товаре идет речь. Не хотите участвовать в реставрации могучей советской империи, пусть и под другим названием;  не желаете обратно в СССР, получите гранату от российского мальчика Вовы!

А что если мы неправы, и он действительно опасается того, что через Украину, когда она войдет в торговое соглашение с ЕС, на российский рынок, где давно должна быть, хотя и не стала, равноправным игроком Украина, поплывут на прилавки первопрестольной хорошие товары из Парижа, Берлина, Брюсселя и так далее, и погибнет дедовский, русопятый бизнес?  Тут-то и придутся ко двору доказательства Алексея Портанского. Вот они.

В товарообороте Украины доля России действительно велика – 30 процентов. В товарообороте России доля Украины совершенно ничтожна – 4 процента. И это первый факт, который следует запомнить. Европейских товаров может попасть в Россию не так уж много, в пределах этой квоты. Рынок такой экспансии хорошей, достойной продукции из Европы даже не заметит.

Второе. Когда объединяются разного рода рынки – например, российский, и в несколько раз превосходящий его  рынок ЕС, товары начинают пересекать границы в обоих направлениях, но не так уж трудно, говорит Портанский, дока в этих материях, руководствуясь уже существующими международными, в том числе, и таможенными правилами, быстро разрулить: что пропускать, а что нет, и с какими пошлинами.

Третье. Когда Россия говорит, что лишь при условии вступления Украины в Таможенный Союз она обеспечит ей в сфере торговли режим наибольшего благоприятствования, не мешает вспомнить о том, что обе страны состоят в ВТО, всемирной организации торговли, а между всеми членами ВТО существует соглашение о предоставлении своим партнерам по организации этого самого оптимального торгового режима.  Иными словами, Россия обещает то, что должна предоставить нам уже сейчас, по определению. Иначе она – нарушитель устава ВТО.

Ну, и, наконец, Алексей Портанский, зная, каков реальный потенциал России, которая и со своими экономическими проблемами не знает, как справиться; в которой разговоры о немедленной модернизации – лишь сотрясение воздуха, выносит вердикт. Никаких грандиозных кредитов Украина от Москвы не получит. В крайнем случае, миллиард-другой на год или два. Это все. Если нам нужен, как он выражается, обезболивающий укол, тогда нужно сливаться в экстазе с Россией. Но такая блокада будет действовать совсем недолго. Если же страна, прошедшая, пока суд да дело, точку бифуркации, когда еще можно было завести речь о внеблоковом статусе, стремится к подлинной модернизации, дорога ей -- только и единственно в Евросоюз.

Кроме того, не нужно забывать, что Россия и сама стремится к соглашению с Евросоюзом. И если бы соотечественники Портанского были поумнее, они бы, по его мнению,  не препятствовали своему южному соседу в реализации его вожделений, а, напротив, повели бы дело так, чтоб Украина выступила в этом смысле передовым, прогрессивным отрядом славян, которым Россия гордится и с которым находится в отличных отношениях. Не будем притворяться забывчивыми, не упоминая о том, что Соглашение о контактах с Евросоюзом у нас уже давно парафировано, то есть, намерения с обеих сторон подтверждены, а сейчас речь идет о начале периода имплементации целого ряда положений, реализации условий и норм, открывающих  дорогу к членству в ЕС. Страна, которая сошла с дистанции на этом этапе, может потерпеть политический дефолт.

Но Януковичу в Европу, похоже, что бы он ни говорил,  не хочется. Соответствующий закон о евроинтеграции был им принят из спекулятивных соображений. Еще бы!  В Европе власть выставлена на всеобщее обозрение. Там нельзя наращивать миллиарды, не отвечая на вопрос, откуда дровишки. Там его могут попросить к ответу за Межигорье, безумные вертолеты; криминальных смотрящих, посаженных для надзора за происходящее во всех областях страны; превращение АП президента, простого административного офиса,  во второе правительство, наделенное исключительными полномочиями; развал экономики страны; чудовищные внешние займы; уничтожение армии, медицины, да мало ли за что. Там могут,  разобравшись на уровне Европейского суда в том, что у нас к чему, поинтересоваться и «газовым» сюжетом, которым он уже не первый год манипулирует, когда хочет навести тень на плетень.

Интервьюеры, кстати,  опять-таки не пикнули,  когда Янукович завел привычную шарманку о страшном газовом договоре с Россией, который чуть ли не обанкротил Украину. Тут бы его оборвать и потребовать хоть раз честно произнести: мы могли бы обеспечить население своим, собственным газом, который стоит в сравнении с российским копейки, но не сделали это, потому что, по крайней мере, пятьдесят процентов его объема, сбывали по спекулятивным ценам за рубеж. Сейчас, правда, прекратили. Но тогда складывается и вовсе странная ситуация. Смотрите, если все так, то народ мы легко можем  обеспечить газом по низким ценам. Значит, дорогой газ был и остается невыгодным только крупному, олигархическому бизнесу. Но тогда почему эту ценовую нагрузку не возьмут на себя украинские воротилы? Возражения Януковича (в прошлом интервью), сводящиеся к тому, что эти предприятия все равно нашенские, их надо пожалеть, они  питают бюджет, лицемерны, ибо эти монстры, скорее, питают оффшоры и лишь сдачу отдают в казну. С другой стороны, если Фирташ, это широко известно, заключил сепаратный договор с Газпромом и платит куда меньше «юлиной цены», отчего бы не сделать этого и другим. А ежели ему это удалось только потому, что он рулил в свое время совместным с «Газпромом» «Росукрэнерго», тогда не права  ли Тимошенко, боровшаяся с ним, как с засланным Россией казачком, посредником, который наживался, обжуливая отечественную энергетику?

В общем, как бы там ни было, ситуация со злосчастным договором далеко не безнадежна. Правы те, кто спрашивает Януковича, почему Украина не оспорила его в международном арбитраже. Помимо того сейчас, просто на наших глазах, снижается уровень отбора российского газа; противоположная сторона канючит, но ничего поделать не может – появились альтернативные источники газоснабжения; монопольное положение Путина становится все более зыбким. Допускаю, что именно так собиралась действовать и Тимошенко, надеясь стать всесильным президентом, и продолжить борьбу за выгодное топливо? За что же она сидит?  А расчет нынешнего президента на то, что он с теперь будет торговаться с «Газпромом»: Путин снизит немного цену, а он, Янукович, закачает чуть больше газа и так далее, и так далее, выглядит  наивной белибердой. Российский президент уже объявил, что на снижение цены рассчитывать не стоит.

Ну, хватит об этом. Евромайдан бурлит накануне заседания парламента, где был поставлен на голосование и не был поддержан большинcтвом вотум недоверия правительству. Теперь наступит очередь для изжившего себя президента, который не может расстаться ни со своими присыпанными нафталином иллюзиями, ни с совковым мышлением, ни с авторитаризмом в ведении государственной политики, совершенно неприемлемым в новых условиях. Единственный для него шанс уцелеть – это, все же, отправить азаровскую команду в отставку. Понимает ли он это, нам неведомо.

В последние дни и ночи особенно ярко проявили себя и общественники-активисты, особенно молодежь; и лидеры оппозиции, и некоторые представители украинского истеблишмента, которые не стали отсиживаться по углам, ожидая, что будет дальше. От людей, вышедших на улицы, это было правильно замечено в прессе, исходит спокойная, добрая сила. Они, невзирая на разницу в возрастах, образовательных цензах, гендерной принадлежности, -- подлинные патриоты своей страны. Им наплевать на заклинания власти о том, что Европа не желает дать Януковичу на прожор мифологические, непостижимые 160 миллиардов долларов; они, невзирая на все и всяческие трудности, хотят жить в Европе, где будут защищены их честь, достоинство, права. Не иллюзорные права на труд, образование, бесплатную медицину, как в нашей, лживой, хромающей на обе ноги Конституции, а ощутимые, осязаемые, конкретизирующиеся в их повседневной жизни. Они не желают, чтобы по распоряжению какой-то сволочи их избивали, топтали ногами, запихивали в автозаки. Они не желают, чтобы на их глазах разбивали головы журналистам, которых во всех цивилизованных странах охраняет, как и медиков, международное право. Они не хотят, чтобы им диктовали рабский образ жизни Путин, Янукович, Лукашенко или какие-нибудь новые каддафи. Они хотят говорить на своем языке, петь свои песни. Им не нужны чиновники, которые за каждый чих требуют мзды, чем больше, тем лучше. Им не нужны карманные, коррумпированные  суды и милиция, являющаяся продолжением организованной преступности. Им не нужны  в каждом городе, на каждом перекрестке, непредусмотренные конституцией чиновники, надзиратели из президентской вертикали, когда есть всенародно избранные советы, которых более чем достаточно для организации нормального существования. Им ни к чему, повторяю, таинственные «смотрящие» от  Семьи, криминальные авторитеты, превращающие  страну в подобие зоны. Они хотят светлого, демократического будущего и получат его непременно. Недаром одной из основных звуковых интонаций Евромайдана, помимо лозунга «Банду геть!», были песни Святослава Вакарчука,  свободолюбивого, талантливого, харизматичного украинского художника, человека честного и прямого; единственного нардепа, покинувшего парламент по собственному желанию, в связи с полной бессмысленностью своего в нем пребывания.

Радостно, что потянулась за Киевом и Одесса. И здесь собирался, пусть маленький, но полноценный Евромайдан. Одесский десант побывал и в столице, в самых горячих точках. И не только Юсов из «Удара», которому сам Бог велел находиться  рядом со своим лидером, но и  честные, умные репортеры, среди которых хочется особо выделить Валерию Ивашкину, всегда оказывающуюся в самом центре событий, каким бы опасным для нее это ни было, и отзывающуюся на них умно, тонко, аналитически глубоко.

Передовые, прогрессивно мыслящие одесситы были в эти дни более чем адекватными. Достаточно вспомнить о заявлениях  и оценках Анатолий Бойко из комитета избирателей и многих его единомышленников, которым перечисление имен не нужно, ибо они выходили к Дюку, выступали в прессе, убеждали людей в своей правоте, отнюдь, не для самопиара.  В памяти людей надолго останется и драматическая история борьбы председателя общественной организации  «Демократический  Альянс» Алексея Черного с науськанными милицией маргиналами, которые варварски уничтожили палаточный лагерь евроинтеграторов, который из-за запрета нашего управляемого суда, люди уже и так сворачивали. Алексей был избит, после чего  угодил в кутузку, за то, что нецензурно выражался (это в пять-то часов утра, на пустынном Приморском бульваре! Вероятно, проповедовал голубям), а потом стал сопротивляться стражам порядка. Фантасмагория! Катастрофа! Но вполне в нашем духе. Пять суток ареста смутьяну мало. Но больше впаять не удалось. Хочу верить в то, что рано или поздно провокаторы в милицейской форме сядут на скамью подсудимых.

Словом, несмотря ни на что, благодаря усилиям местной оппозиции, какие-то изменения начали происходить даже в нашей провинциальной глубинке. Пока ничтожные, но все-таки. Отрадно, если можно так, с некоторой натяжкой, выразиться,  то, что одесский облсовет, вынужденный по указке сверху принять в адрес президента верноподданическое послание, тем не менее,  вычеркнул из него слезный призыв ввести в стране чрезвычайное положение. Возможно, понимал, что, вводи ЧП, не вводи, народ не подчинится, милиции придется отступить, а физиономия совета будет запятнана. Куда хуже дела обстояли на экстренной сессии горсовета, где верх взяли истинные наследники покинувшего нас шкодливого врио городского головы. Правда, тут тоже ни слова не произнесли о введении чрезвычайного положения. Но в Обращении к Януковичу остались куски текста, где одесситы, якобы, просят предпринять все возможное для нормализации ситуации в стране, что, как вы понимаете, лишь по форме отличается от требования применить власть. Этот документ, увы, ставили на голосование трижды, что является нарушением регламента. Подобным  способом продавливать свои варианты навязанных хозяевами решений активно пользовался  Костусев. Причем Брындак добился своего лишь после длительного перерыва, сославшись на то, что текст был доредактирован и его нужно рассмотреть снова, да еще при участии  невесть откуда взявшихся «титушек», которые чувствовали себя в исполкоме, как дома, и которых почему-то  не повязала милиция. Загадка! Бред! Кстати, переголосовывали не оттого, чтобы по разумному предложению депутата Селянина, потребовать наказания тех, кто отдал приказ бить на Евромайдане детей и выполнил его с методической жестокостью; не затем, чтобы напомнить властям о праве граждан на мирные собрания, а лишь с одной целью – грохнуться, фигурально выражаясь,  перед Януковичем на колени. Стыдно!

Да, немногие у нас позволили себе проявить некоторое свободомыслие. Но тот факт, что одесский Евромайдан был; что площадь у Дюка начали называть Европейской; что это, все-таки, произошло в нашей опасливой Одессе, как правило, сторонящейся от участия в событиях,  могущих повредить ее драгоценному здоровью, внушает надежды на, извините за тавтологию,  выздоровление. Конечно, я имею в виду прогрессивную общественность,   поддержавшую Евромайдан.

Пройдет еще немного времени, и всем сестрам будет роздано по серьгам. Найдут и провокаторов, устроивших бойню под зданием администрации президента, которую отважно остановили Петр Порошенко и, говорят, Олег Тягнибок. Поймут и то, что занятый митингующими, исключительно с целью передохнуть и согреться, колонный зал КМДА, не может помешать чиновникам вернуться в свой дом и разойтись для работы по кабинетам. Конечно, если они не опасаются, как огня, своих земляков, граждан Украины. Коли они это сделают, будут выглядеть настоящими европейцами.

Дай Бог нам как можно скорее избавиться от этой власти. А то, как сказал в своем интервью  Эдуард Гурвиц,  «курс прежний, ход – задний»… Молдова, Грузия, Азербайджан, несмотря на такие же «тройки» в табеле, переходят в следующий класс, а мы остаемся на второй год. А может, и на третий… Здесь и сейчас мы проиграли. Проиграли время, а значит, проиграли по всем статьям. Проиграли все – и власть, и оппозиция, и страна в целом. Во время этой паузы мы не станем сильнее, мы станем уязвимее».

 Я очень жалею, что не был в эти дни в Киеве, на Евромайдане. Увы, после операции на сердце, не во всем удачной, мне там просто было бы не выстоять. Потому и вынужден ограничиться  телепрограммой. Но, уверен, любой из нормальных людей нашей страны, где бы не жил и чем бы в эти часы ни занимался, душой там, на «Майдане незалежност1». И, может статься, именно  в этом залог нашей общей победы.

Валерий Барановский
Программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE