Одесский журналист: Придет Гурвиц, и мы усмирим хаос (ВИДЕО)

 Украину охватили народные волнения. В крупнейших городах страны собрались и бушуют «евромайданы». Это новое для нас слово. Родилось оно лишь несколько дней назад, когда правительство объявило о приостановлении

 на европеизацию Украины, и в ответ на это решение получило по всей стране майданы нового качества, пока более скромные по численности, чем памятный, в год оранжевой революции, но становящиеся все более  многолюдными. А в Киеве, на традиционном Майдане и Европейской площади, собралось на бессрочную акцию протеста более ста тысяч человек. И это не считая сотен людей, вторые сутки блокирующих окруженный милицией и «титушками» кабинет министров.

На площади стягиваются подлинные патриоты. Перед киевлянами и протестующими, съехавшимися сюда, несмотря на предпринятые властями крайние меры, из других регионов страны, выступают общественные инициаторы акции, лидеры оппозиции, сторонники присоединения Украины к европейской семье народов. Подтянулся в Киев и Виталий Кличко, который вынужден был добираться в столицу машиной, из Кривого Рога, ближайшего аэропорта, где его самолет, рейсом из Брюсселя, как будто, соизволили, или рискнули, принять. Правда, его не хотели выпускать из аэровокзала, требуя, чтобы он, обладатель дипломатического паспорта, прошел незаконный таможенный контроль. Но Кличко с этим препятствием справился.  Настроение у людей  приподнятое. Они не намерены расходиться  до тех пор, пока, согласно требованию 150-тысячного вече украинцев, не будет подписано соглашение об ассоциации с Евросоюзом.

Текст  свой я, понятное дело, записываю заранее. Ко вторнику еще многое может произойти. Но что бы за сутки ни случилось, одно останется неизменным. Украинцы были в очередной раз обмануты властями. Лицемерие на киевском Олимпе на сей раз приобрело просто фантастические масштабы. Вот  странная последовательность событий.

Несколько месяцев назад политики, которые, помнится, шли на выборы чуть ли не под российским триколором, вдруг, словно по мановению волшебной палочки, перелицевались и  принялись не то, чтобы просто отстаивать идею евроинтеграции Украины, но  делать акцент на том, что им принадлежит приоритет в выборе проевропейского вектора развития страны. Это делалось с редким энтузиазмом. Оппозиционерам на каждом углу ставилось в упрек то, что они  несколько лет лишь сотрясали, якобы, воздух, разглагольствуя о европейских ценностях, а  партия власти взялась за гуж да уверенно повлекла неподъемный воз страны в нужном направлении. Стало быть, именно партия регионов – движитель прогресса и в 2015 году, на президентских выборах, победа нынешнему главе государства бесспорно обеспечена. Однако всеобщее ликование длилось совсем недолго. Как только в фокусе общего внимания нарисовался закон о лечении  за границей осужденного лидера «Батьк1вщини», экс-премьер-министра Украины Юлии Тимошенко, в отношениях с партией власти началась пробуксовка.

        С одной стороны, все без исключения – и глава фракции ПР в парламенте Ефремов, и наиболее заинтересованное лицо, руководитель давно расформированной комиссии, которая в свое время исследовала степень «газовой» провинности Тимошенко, многословная, изворотливая Богословская, и неподвластный иной логике, кроме установок сверху, спикер ПР Ол1йник, -- твердили вслед за президентом о неизменности евровыбора страны. С другой, ни под каким сосусом они же не хотели выпускать Тимошенко за бугор.

        К каким только уловкам ни прибегала оппозиция, чтобы сокрушить редуты противника! В конце концов, Кличко, Яценюк и Тягнибок приняли совершенно невозможное еще месяц назад решение о том, что проголосуют за какой угодно из евроинтеграционных законов, в любой их редакции, без внесения поправок, которых на самом деле накопилось несколько сотен. Так, на ура, прошла парламент весьма несовершенная редакция закона о выборах; оппозиция махнула рукой и на все двусмысленности более, чем сырого закона о прокуратуре. Осталось решить, как поступить с Тимошенко. Вот тут-то и началась вакханалия, которая может отбросить нас на десятилетие назад.

        Снова был выдвинут на первый план тезис о том, что никакой закон не может быть писан под одного человека. Дескать, если лечиться за границей будет позволено Тимошенко, каждый заключенный, страдающий тяжелым заболеванием, может  потребовать того же, и ему нельзя будет отказать. Следовательно, это должен быть закон для всех. Сразу сделаю необходимую оговорку. Возражение было бы логичным и разумным лишь в том случае, если бы не всех, извините, зеков, чохом приравнивали к ЮВТ, а, напротив, ее пытались бы подстричь под одну гребенку с первым попавшимся зеком. Однако младенцу понятно, что сделать это невозможно.

Много ли раз, за все время независимости Украины, вы встречались с фактом содержания осужденного не в колонии, а в больнице? Много ли вы видели  заключенных за экономические преступления, которых посещают парламентарии других стран? Много ли  на вашей памяти людей, отбывающих согласно судебному вердикту наказание, лечить которых приезжают эскулапы из Европы? Ответ очевиден. Нет, нет и нет. Но это свидетельствует лишь о том, что ЮВТ -- необычный арестант; что власти до сих пор в легитимности вынесенного ей приговора не уверены; что она в действительности является политическим заключенным. Сама того, естественно, не желая, власть давным-давно сделала на сей счет косвенное признание.

        К чему же тогда было огород городить? Ведь миссия Кокса—Квасневского, которые, по-видимому, внукам своим будут рассказывать о поучительном уроке, полученном на Украине, предложила президенту помиловать Тимошенко и тем самым положить конец затянувшейся личной вражде; разрешить далеко не однозначный, с точки зрения международного права, прецедент. Сделать это Янукович мог, вопреки демагогической болтовне своих однопартийцев, безо всякой просьбы со стороны сиделицы тюремной палаты харьковской больницы. Однако последовал отказ. Точно такой же, как на  целый ряд иных предложений украинской оппозиции и миссии, которые следовали одно за другим. Последним был высмеян, так называемый, закон Лабунской. Делать это «расстрельной» (в кавычках) команде из ПР было проще простого именно потому, что удовлетворяющий всех закон по указанному поводу сочинить и правда очень трудно, если вообще возможно, ибо в данном случае конфликт интересов в юридическом смысле бесспорно  разрешается, отнюдь, не законом, но только и единственно индивидуальным актом помилования. Ведь дело ЮВТ, учитывая личность осужденной и украинскую прецедентную практику, по существу, уникально. И не нужно быть ученым правоведом, чтобы это  понять. Впрочем, Тимошенко, видя всю остроту проблемы, объявила, что согласится на любое предложение миссии Кокса-Квасневского.

        Вот тут-то и поступили первые сигналы неблагополучия в ситуационной коалиции партии власти и оппозиции, которая была только что ознаменована единодушным голосованием в парламенте.  Первая, за считанные дни до вильнюсского саммита, потребовала организации специальной рабочей группы, которая, вроде бы, и должна выработать некое консенсусное решение. Стало ясно, что начинается грязная игра; что Тимошенко не собираются ни выпускать, ни лечить за границей. Но рискну допустить -- никто из оппозиционеров и не предполагал, что у властей в рукаве припрятан еще один козырь. В самый ответственный момент, на пике дискуссии, каждый из участников которой шел ва-банк, как гром среди ясного неба, прозвучало заявление, что правительство решило приостановить движение украинского локомотива в сторону Европы, из экономических соображений и на неопределенное время; может быть, на год, а, может статься, и на больший срок.

Никогда не забуду выражение лиц Кокса и Квасневского, услышавших эту новость. Они-то полагали, что находятся в европейской по устремлениям и образу мышления стране, а очутились в средневековой Византии.  Они не могли и допустить того, что тайные по содержанию переговоры между Януковичем и Путиным, в ходе которых первому было ясно дано понять, что экономические санкции против Украины со стороны Российской       федерации (сворачивание торговли, прекращение поставок комплектующих и т.д.) могут оказаться для страны катастрофическими. Чем там еще угрожали Януковичу нам неизвестно. Что сулили ему в обмен на послушание, тоже. Но произошло то, что произошло.

 Не успели отзвучать возмущенные возгласы, как наш замечательный президент-евроинтегратор, предусмотрительно оказавшийся в этот час в Австрии, начал, сияя, как новая монетка, объяснять своим собеседникам, что он, еще не зная доподлинно, отчего правительство так возбудилось, считает возможным воспользоваться метафорой. Дескать, при восхождении на высокую гору, бывает, где-то там, наверху,  за какие-то метры от вершины, резко меняется ситуация; ухудшается, например, погода и приходится останавливаться, чтобы разбить лагерь, позволить себе передышку. Ну, сиял он, вероятно, оттого, что при  таком раскладе событий, выпускать Тимошенко можно не спешить. А о сроках подписании соглашения с ЕС, против чего, как будто, неожиданно для него самого выступили отвечающие за экономику подчиненные, нужно еще поразмыслить, хотя, возможно, они правы и следует взять паузу. Однако генеральная внешнеполитическая концепция Украины – евроинтеграция и ничего больше – остается, конечно же, неизменной…

        Сказать, что Европа и страна были ошеломлены, значит не сказать ничего. Я не буду приводить сейчас цифр, демонстрирующих количественное соотношение в нашем обществе евроинтеграторов и, так сказать, евразийцев. Они мне кажутся неубедительными, потому что получены путем примитивного опроса, основанного на двоичном коде: да-нет и только. А кто вам сказал, что сторонники европейского вектора развития страны выступают за разрыв отношений с Россией? Ведь это не они, это путинская администрация ставит перед Украиной ультимативные условия, напоминающие о глухой совковой идеологии – кто не с нами, тот против нас. А если не во всем с вами, но и не против вас? Если это будет всячески доказано? Что тогда? По-прежнему станете запрещать украинские сыры, конфеты, колбасы, торговлю трубами; гробить совместные авиапредприятия, машиностроительные производства и так далее, и так далее?

Ладно, это дело второе. Меня сейчас больше интересует следующее: кто разрешил Азарову с Бойко делать  широковещательные заявления по поводу проблем, находящихся  вне их компетенции? Есть закон об основах внешней политики  страны, инициированный президентом и принятый парламентом. Там ясно сказано  – евроинтеграция. Тогда демарш премьер-министра и его команды, если это не дезинформация и министры с ним заодно,  – есть прямое нарушение закона. Учитывая его значение, действия премьер-министра должны быть оценены куда более сурово, нежели устное согласование ЮВТ невыгодного газового договора.

Прав Давид Жвания, который считает, цитирую, что «премьер-министр Николай Азаров и вице-премьер-министр Юрий Бойко должны понести личную ответственность за срыв евроинтеграции Украины». Он, Жвания, абсолютно прав, утверждая, что здесь налицо правительственный заговор, чреватый немедленной отставкой правительства. Добавлю – происходящее очень похоже и на попытку государственного переворота, для осуществления которого выбран наиболее подходящий момент, когда глава государства, единственный, кто уполномочен в случае необходимости делать заявления о смене внешнеполитического курса страны, находился в отъезде.

       Евросоюз в недоумении. Еврокомиссар Фюле отменил визит в Украину. Госсекретарь США тоже. Баррозу отказался встречаться с Януковичем. Путин, опасаясь, что интрига может захлебнуться, начал обвинять в случившемся Европу. Регионалы, по привычке, – оппозиционеров. Янукович оказался в унизительном положении, хотя сам того, возможно, не осознает. Запад, не желая заподозрить его в вероломстве, счел, что он, по-видимому, не контролирует ситуацию в стране – взбунтовавшиеся  подчиненные президента взвалили  на свои плечи больший груз, чем способны нести. И, наверное, если происшедшее с Тимошенко считать законным, то судья Киреев  обязан без всяких проволочек усадить Азарова с Бойко на нары. И никаких домашних арестов, а то они сбегут быстрее и дальше, чем изворотливый Мельник. Им и Марс  не покажется слишком далекой окраиной.

        Вспомните последний эфир у Шустера  с премьер-министром в главной роли.  Согласитесь,  таким беспомощным, бесцветным, нелогичным, вконец запутавшимся Азаров не выглядел еще никогда. Шустер, предвидя, наверное, близящийся конец нынешнего кабмина, был на сей раз куда менее сервильным, чем обычно; задавал премьер-министру острые вопросы, на которые тот отвечал, по обыкновению, крайне расплывчато и неубедительно. А с той минуты, когда  выяснилось, что он понятия не имеет о том, сколько стоит в Москве проезд в метро, его дальнейшее пребывание в студии приняло откровенно шутовскую окраску. Недаром одесский журналист Ивашкина  остроумно съязвила в ФБ по поводу одного из неуклюжих премьерских аргументов. Цитирую ее дословно.

«Азаров у Шустера: "Представьте, что вы строите дом. И вам привезли плохую крышу. Что вы будете делать? Наверное, остановите строительство, возьмете новую крышу и только тогда построите дом".
«Проще говоря, -- резюмирует Ивашкина, -- Азаров уверен, что Путин - крыша получше, чем ЕС».  Думаю, комментарии здесь не нужны.

       Теперь дело за Януковичем. Пока он намекает на то, что определится с дальнейшими действиями уже в Вильнюсе. Значит, надо полагать, все-таки, туда поедет. Или нет? Может быть, все-таки рискнет? Тем паче,  руководство Евросюза  дает недвусмысленно понять, что двери для Украины все еще открыты. Тем более, что Юлия Тимошенко объявила: ради европейского будущего страны она  готова оставаться в заключении нелеченной.

Президент мог бы сейчас радикально улучшить свое положение. Для этого ему достаточно было бы сменить премьер-министра, переформатировать правительство и подписать соглашение об ассоциации с ЕС. Отважится ли он на подобный шаг? Имел ли вообще в виду подобную многоходовую интригу? Этого нам знать, к сожалению,  не дано. О том, что у него в голове, догадаться трудно.

       Теперь -- несколько слов  о ТС, Евросоюзе, МВФ, референдумах и прочих столь же злободневных материях. Любопытно, но Украиной, о местоположении которой  «погранцы» в аэропортах мира еще  недавно вспоминали  лишь, когда вы говорили, что держите путь в Одессу, сейчас действительно у многих на устах. Нами занялся даже Эмир Кустурица. Гениальный режиссер неосмотрительно решил явить себя собеседникам большим политиком. Вот, что он произнес несколько дней назад в ответ на стандартный вопрос: «ЕС или ТС?»

       «Считаю, что это надуманный выбор. Вы говорите по-русски. Вы – часть русской культуры. Большинство жителей вашей страны – православные. В каком-то смысле Россия ведет свою родословную из Киева. И сейчас вы решаете вопрос: идти вам в Европу или нет? В “Войне и мире” один герой спрашивает, когда же, наконец, придет Наполеон и сделает русских европейцами? Этого никогда не случится. Вы уже в Европе”.

       Сентенция Кустурицы очень показательна для плохо осведомленных об истории вопроса людей, которые путают Божий дар с яичницей. Судя по всему, он не понимает, что Украина суверенное государство; что у нее собственная, сложно связанная с Россией, но именно потому и отличная от российской история; что далеко не вся страна говорит на русском; что не все население страны исповедует православие; что Киев – это город, откуда «есть пошла русская  земля», а не наоборот; что украинская культура не калька с российской; украинская ментальность резко отличается от русской; что же до пресловутого славянства, то тут и специалисты похлеще нас с Кустурицей     легко голову сломят. Попробуйте вот так, запросто возразить тем ученым, кто нынешних русских заносит в графу угро-финнов, а украинцев числит по ведомству сарматов. Но, самое главное, Кустурица, как и многие у них, в Европе, и у нас, не желает видеть той непреложной и печальной данности, что Россия все увереннее приобретает черты тоталитарного государства, а Украина, со всеми своими негораздами, усиленно сопротивляется этой удушливой тенденции. И, к сведению Кустурицы, украинский народ не ждет, когда приезжий дядя наречет его европейским. Он чувствует себя таковым с незапамятных времен,  и потому желает лишь восстановить статус кво, не больше, но и не меньше.

        На Фейсбуке  мелькнул провокационный материал некоего Михаила Кухара, который вопрошал украинцев, к чему им ЕС или ТС, когда нужно выходить на майдан не за европейский или пророссийский выбор вектора эволюции, а за независимую Украину.  «Вам, я так понял, -- пишет Кухар, -- или в безголовый совок под лозунгом "мы вместе", или в клуб романтизации дешевой немецкой колбасы, который так моден в этом сезоне и многими, спешащими сейчас на такси на Майдан, воспринимается за образ "светлого будущего". Пропаганда, увы и ах, именно на уровне безголового совка.  Ибо люди, выбирая майдан, голосуют не за немецкую колбасу, кстати, совсем не такую уж дешевую, а за честь, достоинство, уважение к правам личности, свободу слова, и в процессе обретения этих ценностей готовы еще несколько лет терпеть экономические трудности. Они и так живут с затянутыми до позвоночника поясами. Их эта перспектива не пугает.  Они думают о своих детях. Об этом очень хорошо, честно, искренне, взволнованно говорил на ток-шоу у Шустера лидер «Удара» Виталий Кличко. И не мудрено, что именно об этом, одном из самых сильных для цивилизованного человека аргументе, предпочитают не вспоминать те, кто пугает нас злонамеренным Международным валютным фондом.

       Кстати сказать, никто из противников евроинтеграции не признается в том, что никаких безумных материально-финансовых требований  МВФ не выдвигал и не выдвигает. Это в изложении политических мошенников, навязавших нам, к примеру, членовредительскую пенсионную реформу, возникает, неизбежное повышение цен на газ и тарифов на коммунальные услуги. Мы же, взрослые и разумные люди, должны понимать, что такими мелочами МВФ, ворочающий миллиардами, заниматься не станет. От международного валютного фонда, у которого мы просим громадных кредитов, исчезающих в нашей воровской стране неведомо куда,  исходит лишь одна настоятельная просьба: сбалансируйте свои доходы и расходы; живите на заработанное. А то, какие это повлечет за собою  изменения в структуре затрат, которые  заденут каждую семью, касается только нас.

Если мы беспрерывно слышим «газовые» страшилки, то не пришла ли пора разобраться в том (повторяю это уже десятый раз), почему не менее 50% газа собственной добычи, себестоимость которого невелика, мы до сих пор продавали не населению, а заграницу? Ефремов у Шустера на этот вопрос так и не ответил.  А ведь это преступление против своего народа. Далее. Если любой хозяйствующий субъект может, подобно Фирташу, договориться с «Газпромом» об эксклюзивной, значительно сниженной против договорной, цене на голубое топливо, то при чем тут фантастические газовые  долги, на которые наше  аморальное, спекулятивно настроенное, коррумпированное  правительство хочет заставить раскошелиться Европу, да еще и процентов не платить? За что же тогда сидит Тимошенко, если на самом деле должны сидеть министры, наживающиеся на манипуляциях с природным газом? Почему за годы независимости никто и никогда не занимался разведкой новых газовых месторождений, которые, будучи найденными, давно бы обеспечили энергетическую независимость страны.

И нечего слушать коммунистов, которые просто спят и видят референдум, долженствующий, по их мнению, поставить перед людьми крайне нерепрезентативный вопрос: куда идти, в Европу или в Россию? Референдумы вообще вещь весьма сомнительная. Особенно, когда речь заходит о вещах, требующих глубокой и всесторонней осведомленности. Ну, что знает участник опроса, всю жизнь, например, просидевший в своем селе, о жизни рядового горожанина из Варшавы или Парижа? Как может голосовать по такому судьбоносному поводу маленький чиновник, который, стоит нам прийти в Европу, потеряет единственный источник дохода,  позволяющий ему поддерживать штаны – поборы с посетителей? Разве он способен взять в толк, что ни один из договоров, заключенных с Российской Федерацией или в рамках СНГ,  до сих пор не выполнялся; что путинская администрация, постоянно что-либо запрещая, чему-либо препятствуя, беря на неписанных, нигде не закрепленных правах сюзерена все и вся под свой  контроль, всегда и всюду ставит экономику в зависимость от своих политических интересов? Разве далекому от международного обмена человеку известно в деталях и подробностях, что творят российские законодатели, таможенники, санврачи на пограничных пунктах пропуска транспорта, где выстраиваются многокилометровые пробки из фур, в которых плавятся на жаре конфеты и гниют фрукты? Не хочу продолжать.  Ответы на все эти вопросы и десятки других, такого же рода, очевидны.  Наши люди  мало знают  о жизни в европейской семье. Значит, нужно накапливать информацию, сопоставлять ее, анализировать, грамотно оценивать, а не слушать большевистских кликуш.

       Сегодня я намеренно не говорил об Одессе. Мы ведь с вами живем не в аптекарской колбе. Все, что происходит вокруг, немедленно вносит коррективы в нашу жизнь.  Хорошо, что Одесса, город традиционно осмотрительный, осторожный, не остался в стороне от злобы дня. Наш евромайдан был, несмотря на малолюдность, представительным и достойным. Правда, палаточный город был при содействии властей снесен. Правда, в Одессе было принято идиотское судебное решение о запрете каких-либо публичных акций до Нового года. Но чему удивляться? Нашим петрушкам сильная реакция на киевский беспредел местных сторонников евроинтеграции показалась пугающей. И это хорошо, пусть боятся. Пусть видят, что покоя им больше не будет. В этом смысле достаточно показательным был и телемарафон, проведенный на «Круге». Говорящая на русском языке Одесса – за европейский вектор развития. И это очень важно.

А с частностями мы совладаем, как у нас любят говорить, в рабочем порядке. Придет Гурвиц, и мы усмирим хаос, куда нас ввергли за последние годы. Разберемся и с вандалами, уничтожившими сотни деревьев в центре города, и с рейдерами-строителями, и с ворами-дорожниками, и с местными титушками-антифашистами; восстановим погубленную бессмысленной реформой медицину, прекратим поборы в школах, возвратим старикам надежду на будущее, совладаем и  со многим другими безобразными отклонениями от нормы. Тем более, что теперь, со сменой областного руководства,  прекратятся, я надеюсь, проявления бездумной, агрессивной политики  по отношению к  оппонентам – и в процессе предвыборной агитации, и в иных сферах общественной жизни. А это означает – все мы будем согласно работать ради благоденствия нашего замечательного, многострадального города.

 Только бы внял голосу здравого смысла Янукович! А то учащаются, становятся все более жесткими столкновения протестующих с милицией. Повсюду громят палаточные городки. Министры прячутся за двойными цепями вооруженных людей. Боятся народа. Напряжение нарастает. Но люди отступать перед грубой силой не собираются. Нет, Кучма в 2004 был, конечно, умнее. Губительного для себя и страны приказа не отдал. Посмотрим, как поведут себя власти теперь.

Сегодня мы готовимся сделать лишь первый шаг по направлению к Европе. До вступления в Евросоюз годы и годы, хотя хочется думать, что, учитывая особое геополитическое значение Украины, ее путь туда  не будет слишком долгим. А на этой дороге еще очень многое может произойти. Глядишь, и самые непримиримые политики усядутся за стол переговоров;   найдут способ провозгласить, хотя бы в отдаленной перспективе, Соединенные штаты Европы с центром в Киеве, о чем мечтают сегодня некоторые серьезные экономисты, понимающие, что просто так усидеть на двух стульях – европейском и евразийском  не удастся, а вот полная геополитическая реконструкция, как ни верти, может оказаться разумной и осуществимой. Правда, для того, чтобы самые невероятные, кажущиеся сегодня мифологическими проекты были осуществлены, нужны добрая воля правительств, участвующих в  преобразованиях стран и наличие в них полноценного гражданского общества, исповедующего приоритет личности перед государством, только для того и созданным, чтобы отстаивать ее, свободной личности, права. Фантастика? Пока – да. Но еще, как говорится, не вечер, друзья. Еще не вечер…

Валерий Барановский
Авторская программа «Отражение»
Одесса

    powered by CACKLE