Мнение: одесситы уважает Гурвица как хозяина честного, опытного, не способного на предательство

 Уже несколько дней Интернет пестрит взаимоисключающими информационными сообщениями о том, как поведет себя Совет Евросоюза, обсуждая на уровне глав внешнеполитических ведомств, насколько приблизилась Украина к достижению критериев,
которые должны обеспечить ей ближайшую перспективу подписания соглашения об ассоциации с ЕС. То, что я  произношу, написано 21 октября, в понедельник, то есть,  накануне этого события.

Прогнозы были для нашей страны в общем и целом неутешительными. Констатировалось, что, например, одно из главных условий, выдвинутых будущими  партнерами – улучшение бизнес-климата, – не только не было соблюдено, но, напротив, в этой области очевиден глубокий регресс. Правда, президентский вариант Закона о прокуратуре, как будто, в принципе, порадовал Венецианскую комиссию, и это несколько смягчает предполагающийся  вердикт. А кроме того, Верховная Рада, с тех пор, как президентом была дана соответствующая отмашка своей партии,  сподобилась принять ряд евроинтеграционных документов, и это дало зеленый свет обоюдной инициативе Украины и Евросоюза; настолько оптимизировало их отношения, что на беды бизнеса в Европе решили, пока суд да дело, закрыть глаза, надеясь на изменения в лучшую сторону, которые могут произойти до ратификации соглашения.

И все-таки, радоваться, по общему убеждению, по крайней мере, вчера было рано. Одна из основных претензий к Украине со стороны свободного мира состояла в том, что ДО или даже ДЛЯ подписания Соглашения  необходимо признать, осудить и снять с повестки дня основной прецедент избирательного правосудия, политических репрессий, каковым квалифицируется  пребывание в тюрьме Юлии Тимошенко.

Уверен, что в ближайшие день-два никаких внятных на этот счет решений принято не будет и, соответственно, подписание соглашения об Ассоциации с ЕС будет отложено. Но в любом случае – это яснее ясного – в заложники Таможенному Союзу нас отдавать не намерены, хотя  поступаться основополагающими принципами -- тоже. А так как смутные речи о желательности внеблокового статуса державы, так и остаются до сих пор не более, чем речами, ситуация складывается патовая. Что если нам, стремясь  разобраться в том, кто прав,  кто виноват, попытаться, как мы это делали неоднократно, подойти к проблеме бесхитростно?

Всем известно, что Тимошенко подписала с Путиным «газовый договор», который, якобы, оказался для страны непосильной ношей; причем поставила под ним свою подпись, не получив на то соответствующих полномочий правительства или парламента. Что касается второго, тут, сами знаете, налицо множество разночтений и темных мест. Нам известно и то, что Тимошенко лично вообще ничего не подписывала; что в процесс подготовки договора неоднократно  деструктивно вмешивался  Ющенко, отзывавший переговорщиков; что по закону никаких директив ЮВТ, вроде бы, и не должна была ни от кого получать. Мы хорошо помним и прединфарктное состояние главы «Нафтогаза» Олега Дубины, который в ходе следствия не знал, о чем свидетельствовать, на чью сторону – президента или премьера – стать и, возможно, именно потому угодил в больницу. Мы можем предположить, что Тимошенко была уверена в своей победе на президентских выборах и, находясь под давлением обстоятельств, при виде замерзающей Европы, решилась на сомнительный шаг, рассчитывая потом, в роли главы государства, все это как-нибудь поправить.

Теперь – о сути договора. Нам неоднократно объясняли, что составлен он самым невыгодным для нас образом. Мы должны брать газ по сумасшедшей цене, не имея права в одностороннем порядке снижать, предусмотренных договором его объемов. Если сделаем это, к нам будут применены драконовские штрафные санкции. Зато при транспортировке газа в Европу по нашему трубопроводу наблюдается очевидный демпинг – тут мы, якобы, самым преступным образом продешевили.

Ну, а теперь зададимся парой-тройкой вопросов, на которые никто толком не отвечает.  Имеет ведь право любой гражданин Украины спросить у причастных к энергетике государственных чиновников, сколько мы, в конце концов, добываем собственного газа и куда он девается?  Но чиновники хитрят, изворачиваются. В ответ обычно следует молчание или невнятное бормотание ни о чем, хотя всем известно, что газа мы добываем вполне достаточно, дабы удовлетворить нужды населения, и достается он нам по весьма щадящей цене, несравнимой с российской.

Тогда к чему филиппики в адрес Тимошенко, которая, де, обокрала украинцев, забралась к ним в карманы? Нам с вами достаточно того, что у нас есть. Сделка с Россией, если только собственный газ мы не сбываем куда-нибудь налево, ущемляет только крупные производства -- сталелитейное, трубное, калийное, нефетеперерабатывающее и так далее, -- принадлежащие в стране олигархического капитализма, нескольким фамилиям, подробно представленным в журнале «Форбс». Им же, кстати, отданы у нас и стратегически важные энергетические направления – многочисленные тепло- и облэнерго, электростанции,  водоканалы и  облгазы.  Стало быть, именно они – Ахметов, Фирташ и прочая, прочая, прочая – страдают от невыгодного газового договора, который стал со стороны России инструментом политического прессинга. Значит, не столько и не только месть действующей власти, о чем говорят на всех углах, сколько их претензии к Тимошенко, которая так и не стала  Президентом, загнали ее в тюрьму.

 Но вот незадача. Недавно мы узнали из открытой прессы о том, что Фирташ отправился в Москву и подписал с Газпромом другое соглашение, для себя, где цена на газ значительно ниже той, что в договоре Тимошенко. И произошло это, отнюдь, не только потому, что Фирташ был одним из хозяев посреднической фирмы «Росукрэнерго» (с ней изо всех сил сражалась Тимошенко), где в учредителях состоял и хитроумный «Газпром», и у него, Фирташа, с последним сложились особые отношения. Выясняется, что согласно существующему положению вещей любой крупный хозяйствующий субъект может в обход злосчастного договора подписать с «Газпромом» свой, индивидуальный, куда более выгодный.

Но чего тогда стоят обвинения в адрес экс-премьера? Выходит, она никого не загоняла в угол. Мы, простые смертные, можем пользоваться своим, дешевым газом. Олигархи  найдут к сердцу г-на Миллера собственную дорожку, на которой их не ограбят. Государство, которое, в этом, специфическом смысле, состоит из нас, сирых и бедных, и богатых фирташей, может тогда без всяких опасений снизить централизованное потребление газа, так сказать, по тимошенковской линии. Оно так и поступило. Все российские страшилки оказались, как и следовало ожидать, пустым звуком. Оно и понятно. Не войну же затевать из-за нарушения договора, заведомо грабительского, пренебрегающего общепринятыми нормами международного права, который только в глазах людоеда может быть назван добрососедским.

 Если же вспомнить об усилиях последних лет, направленных на проектирование собственных альтернативных источников газоснабжения – от разработки морского шельфа до производства сланцевого газа; о достаточно перспективных поисках новых торговых партнеров; о внедрении энергосберегающих технологий;  если не забывать о низкой рентабельности  Северного потока и высокой -- украинской ГТС, становится понятной горячечная нервозность российского руководства и относительное спокойствие украинского, внезапно обнаружившего, что зависимость от России в известной степени иллюзорна. Но если картина происходящего на энергетическом фронте действительно такова, как мы ее описали, отсидка Тимошенко  начинает выглядеть абсурдной даже в глазах ребенка, а живописание преимуществ Таможенного Союза перед Европейским -- наивным и неубедительным.

Я сознательно не говорю о поисках путей разрешения конфликта, связанного с именем Тимошенко; о ее болезни; о нескольких вариантах выезда ЮВТ для лечения за границу – от простого и ясного, вытекающего из текста уголовного кодекса, который допускает ее помилование без всяких оговорок, до казуистического, запутанного, уравнивающего ее в правах с любым «зека» и предполагающего унизительные «тюремные каникулы». Об этом подробно шла речь в программе Куликова «Свобода слова», где блистательно выступил недавний безвинно заключенный, помилованный Януковичем Юрий Луценко, который ясно дал понять, что освобождение – по той либо иной схеме -- ЮВТ первостепенно важно даже не для конкретных личностей, а для сорока шести миллионов граждан Украины, перед которыми открывается реальная возможность после нескольких сот лет ссылки возвратиться в Европу.  Советую заглянуть на сайт компании ICTV, чтобы составить на этот счет свое мнение. А пока давайте продолжим цепь своих рассуждений.

  Согласитесь  с тем, что мы, все-таки, мало знаем о  ЕС и те, кто предрекают нам, при наших дедовских производственных технологиях и замшелом законодательстве роль сырьевого придатка Европы, поставщика дешевой рабочей силы и рынка сбыта второсортного товара, отчасти, возможно, правы. Но лишь в той степени, в какой им кажутся второстепенными темы соблюдения прав человека, формирования гражданского общества, постепенного повышения уровня благосостояния населения. А ведь это неизбежные и крайне привлекательные тенденции, сопутствующие присоединению к европейской семье народов.

Временный упадок пережили все страны восточного (и не только) блока, вступившие в «Евросоюз». Но затем их житейские стандарты начали приближаться к традиционным западным, грани сглаживались, достоинство росло. Так не лучше ли такой поворот событий, нежели консервирование жизни на уровне брежневской стагнации; торговля между равными себе феодалами неконкурентоспособным товаром; нестихающая коррупция, без которой СНГ-вское чиновничество не мыслит своего существования; плавное скатывание в сторону тоталитаризма, что свойственно всем постсоветским республикам? И разве не является характерным признаком застоя –  в практической и  ментальной сферах – яростное нежелание отпустить на волю вирутального политического конкурента или стремление противопоставить логике, здравому смыслу  липовый референдум по поводу выбора между ЕС и ТС, который пытаются нам навязать обезбашенные коммунисты --  рейтинг их неуклонно падает, но они упоенно, как глухари в пору брачных игр,  токуют  о своей приверженности идеалам демократии, выступая на деле пособниками партии власти, которой  до демократии, как до Марса?

В этом контексте более чем своевременной выглядит инициатива народного депутата Украины Эдуарда Гурвица, который выступил с идеей проведения встречного коммунистическому, о ТС, всеукраинского референдума о запрете коммунистической партии. Он провел в информационном агентстве УНИАН со своими единомышленниками  пресс-конференцию, на которой всесторонне обосновал тот тезис, что запрет коммунистической идеологии -- не столько дань исторической справедливости, сколько живая, действенная забота о будущем страны.

 Показательно, что те, кого я назвал единомышленниками Гурвица, на самом деле принадлежат к самым разным общественным и политическим силам и вовсе не обязательно совпадают с ним в своем отношении к целому ряду  злободневных проблем. У каждого из них особое видение путей-дорог, по которым может пойти Украина; каждый при этом готов к дискуссии, где намерен доминировать.  И лишь к коммунистам все они, как и подавляющее большинство украинцев (мы уверены в этом), относятся одинаково, считая эту партию  демагогической, разрушительной силой, спекулирующей провозглашением общечеловеческих ценностей, которым она и не собирается соответствовать, что в их исполнении выглядит откровенным кощунством; навязывающей обществу банальное, школярское восприятие истории – эрзац, с которым в нынешнем бурно развивающемся мире и шагу ступить нельзя; во всех своих проявлениях преследующей собственную выгоду, для чего все средства хороши – от словесного поноса по поводу злокозненности олигархов до тесного, когда речь заходит о материальной выгоде, братания с ними.

 Одним из основных мотивов для запрещения компартии Украины, полагают инициаторы референдума, выступает ее нежелание покаяться в страшных своих грехах, в преступлениях против человечности. Вспомните, с каким скрипом, с какой неохотой она вынуждена была смириться с тем, что у нас заговорили как об ужасающей реальности о жертвах двух голодоморов; признали существование черных досок – то есть, списков сел, из которых съестное  выметалось под метлу; слепых поездов, которые шли по территории Украины, между цепляющимися за шпалы умирающими людьми, с наглухо задраенными окнами; о раскулачивании, больше похожем на коллективные казни; о людоедстве среди потерявших от голода человеческий облик односельчан.

А если добавить к тому трагическую историю ГУЛАГа; бессмысленные жертвы на фронтах второй мировой войны, когда нужно было брать врага не числом, не пушечным мясом, а умением; заградотряды, зверства особистов, преследование украинских буржуазных националистов -- все то, в чем компартия Украины так и не повинилась перед народом, отпадут всякие сомнения в том, что покончить с ней нужно раз и навсегда. Эдуард Гурвиц  и тут себе не изменил ни на иоту. Он всегда был антикоммунистом. И недаром на одной из передач  Шустера  отчетливо  произнес:   «У меня с Компартией расхождение только в одном вопросе — земельном. Она видит меня на полтора метра ниже уровня земли, а я — ее».

Закономерен вопрос: почему я столько места уделил сегодня  рассуждениям общего характера; изменил своему обыкновению говорить о внутригородских событиях, связанных с искрометной  (или икрометной?) деятельностью врио городского головы? Причин две. Первая, мало существенная, -- его отсутствие в городе. По меньшей мере, несколько дней Одесса отдыхала от беспомощного болтуна и лицемера, которым наградила нас в 2010 году партия регионов. Он путешествовал по Китаю, гостевал в зоопарке и выглядел вполне счастливым, что с ним происходит всегда, если ему удается уединиться с экзотическими представителями фауны – мангустами или вот на сей раз с лемурами… На очереди, полагаю, панды, такие малоподвижные очаровательные зверьки, которые должны вызвать у Костусева с его инфантильным, медлительным, вяло текущим мышлением ощущение небесного комфорта. Вторая причина, заставившая меня взяться за анализ газовой темы, еще проще. Я хочу жить в Европе, где ни при какой погоде невозможно все то, что я сейчас в телеграфном стиле перечислю. Обо всем этом мы уже не раз толковали. Но, по-видимому, еще долго придется  делать сие снова и снова, аж до тех пор, пока одесситы, наконец, не проснутся.

Во-первых, -- это детальные планы территорий. Вы, наверное, поморщились; дескать, сколько можно торочить одно и то же. Но поглядите, что происходит. Общественное движение «Генеральный протест», которое я, похоже, слишком поспешно укорил в негласном сговоре с властью, самым решительным образом потребовало прекратить начавшееся совсем недавно, извините, кидалово – ни на чем не основанную, противоправную практику массовой разработки планов реконструирования и застройки отдельных районов города до принятия Генерального плана его развития.

Чтобы понять, с какого размаха жульничеством мы имеем дело, достаточно посмотреть, на что замахнулись фирмы, которые охотно взяли на себя финансирование этих работ практически во всех уголках Одессы. Отрада, Французский бульвар, Большой Фонтан, Спуск Маринеско, Аркадия, окрестности Оперетты. Все мало-мальски вкусные куски города уже растащили между собой  фирмы и фирмочки, которых высыпало больше, чем опят на пнях в осеннем лесу. Сколько их! «Аркадия – сити», «Кипр-инвест», «ФК Черноморец», «Вектор-капитал», «Дисконт»,  «ЧП Средний фонтан», «Ханбер»,«Гефест-билдинг», «Лимнос-билдинг»… И это  далеко не всё. О каких-то из этих ООО да ЧП мы где-то что-то слышали. О ком-то не знаем ничего. Каков опыт их работы? Велик ли уставной капитал? Можно ли им доверять? Все это вопросы, обращенные в пустоту. Да и нужно ли искать на них ответов? Разве что-нибудь изменится оттого, что нам станет известно, кто стоит за фирмой ФК «Черноморец»? Облегчится ли жизнь жителей ул. Куйбышева, продолжающих маяться на руинах, откуда их никак не переселит в нормальные дома господин Климов? И кой толк от информации, что аркадийскую  балочку, а заодно и главную аллею курорта, будет обустраивать гранитом и мрамором бизнесмен Галантерник, проживающий постоянно в Майями, бывший хозяин разорившегося банка и ресторанчика «Бисквит» с космическими ценами и отвратительной кухней? Что изменилось в нашем существовании, когда мы обнаружили, что у нас украли аэропорт?  Так для чего, скажите, стоять стенкой перед таинственными инвесторами, собирающимися порезвиться на улице Гоголя, Военном спуске, в переулках Маяковского и Некрасова,? На наши возмущенные возгласы никто все едино не отреагирует. Вы протестуете, а горсовет, возглавляемый неадекватным Костусевым, ваяет свое. Что делать? Выходить  на них с дрекольем, как киевляне, которые за свои исторические здания, территории начали сражаться, не жалея живота своего? Ведь другого пути, как будто, нет.

Сколько уже было сказано о полном идиотизме строительства в Одессе арены «Евробаскета» на добрых семь с лишним тысяч мест?! А мы строим. И наплевать нам на вопли общественности.

Сколько мы твердим, что паркинг Черного, изуродовавший Греческую площадь, нужно снести и как можно скорее залатать дыру. Однако она зияет до сих пор, и нет никаких гарантий, что в ближайшее время исчезнет.

Сколько будут переносить сроки демонтажа мансарды Шмуклера, хотя ежу понятно -- он тянет резину в расчете на то, что все как-нибудь устаканится?

Сколько времени будет на сессиях городского совета царить беззастенчивое кнопкодавство?

Не утонет ли в мусоре «Привоз»? Подобная тенденция уже намечается...

Добавьте к этим вопросам еще с два десятка,  задававшихся в других передачах, и спросите себя, хочется ли вам продолжать жить в этом бедламе, в атмосфере наглого беспредела, наблюдая за бесчинствами политических шулеров, наподобие нардепов-коммунистов? Уверен, ответ будет отрицательным.

Нам давно пора повзрослеть. Ведь нельзя принимать за продуктивную работу во благо горожан ну, скажем, драка городской управы с хозяевами ресторанчиков, которых они так не смогли заставить убрать летние площадки, загромождавшие тротуары, а теперь доблестно воюют с грифельными досками на фасадах, где начертана стоимость блюд. Кому эти доски мешают? Бред, да и только! Просто еще один способ содрать с ресторатора копейку-другую. Или вот – сражение с владельцами платежных терминалов, которые не платят городу за аренду клочков асфальта, где столбики терминалов установлены.

Идиотизм! Поиски блох. Зато паркоматы  у ж/д вокзала фактически не работают. Люди по-прежнему тычут пятерки в горсти парней в оранжевых жилетках и бегут к поездам.  На Большой Арнаутской парковки, принадлежащие, помнится, депутатам, опять функционируют на полную катушку, без всяких паркоматов. И все тип-топ. А на углу Елисаветинской и Преображенской окончательно ободрали  медь с только что отреставрированной мавританской башенки на крыше углового дома, и никто не ищет ворья…

Еще раз спрошу: хочется ли вам тянуть житейский воз по этой ухабистой дороге без правил, где на каждом шагу -- бандит-взяточник, продажный мент; вчерашний рекетир, превратившийся вдруг в благодетеля; врач-бинесмен, готовый снять с вас последнюю рубашку? Нет? Тот-то и оно! Вот почему мы приветствуем действия Эдуарда Гурвица, в который раз  вызвавшего огонь на себя. Вот почему надеемся на его возвращение. Ведь должен же кто-то наш душевный протест, пусть даже на местном уровне, направить в русло разумного, организованного сопротивления всяческой мерзости; объединить наши силы ради благоденствия города, который так нуждается в защите от захвативших его вандалов; по праву стать во главе городской громады?! Почему же таким человеком не должен быть Гурвиц, которого большинство одесситов уважает как хозяина честного, опытного, не способного на предательство? Так тому и быть!  

Валерий Барановский
Авторская программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE