«Отражения» из Одессы: в нашу жизнь прочно входит тюремная лексика (ВИДЕО)

 Думаете нас зря закармливают бездарными милицейскими сериалами? Я имею в виду даже не саму по себе Украину, а вообще славянскую территорию, которая господину Путину в его розовых снах видится

в границах новой российской империи. Не зря. И не просто так. Порядки у нас общие. Милиция похожа на их полицию, как близнецы братья. ППС-ники и гаишники одинаково думают, что улицы отданы им в бессрочное ленное владение, а люди, которые по ним перемещаются на своих моторизованных повозках и без, самим небом определены на роль дойных коров, каковую и обязаны выполнять безропотно и, желательно, с оттенком благодарности. С этими сериалами в нашу жизнь прочно входит тюремная лексика.

И очень скоро оказывается, что те из нас, кто пытается сопротивляться режиму, криминальная окраска которого очевидна, просто «рамсы попутали», за «базаром не следят», а им давно надо бы понять, что все они, весь украинский, белорусский и русский народы, – простые «терпилы», и с этим нужно смириться, иначе могут и «замочить», не в прямом, так в переносном, гражданском смысле. Не шпагу над головой, конечно, сломают, но заклюют проверками, придирками, наветами, судебными тяжбами до такой степени, что руки на себя наложить захочется. Причем все это проявляется на каждом шагу, в самых, казалось бы, безобидных вещах. Я не говорю о громких событиях, наподобие побега взяточника-ректора Налоговой академии Мельника, которого долго возили между больницей и судом, пока он не уладил свои многочисленные делишки, провисшие, когда его нежданно-негаданно повязали прямо в кабинете, а потом украсили странным электронным браслетом, отпирающимся просто пристальным взглядом. Тут нет ничего необычного. Исчезновение негодяя – лишнее доказательство того факта, что нас хозяева жизни в милицейских формах, с VIP удостоверениями в карманах, с мигалками на крышах авто, пропиской в природоохранных зонах и виллами в красивейших уголках земного шара считают форменными дебилами, которым можно безбоязненно вешать на уши прокисшую лапшу. Это, конечно, крупное жульничество, но не более крупное, нежели то, к чему мы давно привыкли. Вспомните барсетку с документами, якобы, принадлежащую, Гонгадзе, которая год пролежала на дне водотока, да так и не повредилась; самого Гонгадзе, которого, якобы, самолично душил милицейский генерал, а затем перевез безголовые останки в Таращу, вместо того, чтобы поручить какому-нибудь рядовому необученному нанять за бутылку водки бомжа, чтобы тот, как уже не раз бывало, двинул нахального журналюгу по башке, и дело с концом; министра внутренних дел Кравченко, который, оказывается, убил себя выстрелом в висок после того, как засадил пулю в подбородок, отчего голова его сразу превратилась в мешок, набитый костями и зубами… Такого рода примеров легко набрать не менее сотни. Они притворяются, что говорят правду. Мы притворяемся, будто верим в эту бредятину. Они творят, что хотят. Мы выглядим клиентами «психушки». Но самое здесь печальное – то, что мы готовы терпеть, хотим быть «терпилами». Охотно превращаемся в «терпил». И потому нам не на кого пенять, кроме себя самих. Возьмите нашего земляка, вчерашнего оппозиционера, доблестного «ударовца» Дубенко, сошедшего, правда, с избирательной дистанции в пользу оппонента с какой-то невнятной формулировкой. Сейчас он, только что крушивший кувалдой незаконно установленные юни-паркеры и призывавший нас не склонять голову перед нелепыми обстоятельствами судеб, напоминает жизнерадостного буржуа, с отчаянной смелостью рекламирующего ценности, против коих с молодым задором протестовал. То он берет интервью у всех подряд -- от Янчука, проанонсировавшего, благодаря ему, свое победное возвращение во власть над МАФАМи, до Павловой, одного из проводников безумной медицинской реформы, зама Костусева, которой в открытом, честном разговоре нечем было бы крыть; то публикует репортаж с пляжа «Ибица», откровенно носящий характер скрытой рекламы, и в обоих случаях демонстрирует, с одной стороны, свою готовность быть восторженным «терпилой», а с другой, пусть косвенным образом, призывает к тому же и нас. Из его материала, например, выясняется, что топчан за 70 гривен, шезлонг за 150 или шатер (!) за 400 – это в принципе не так уж страшно. А если ничего в течение всего времени пребывания на пляже не есть (объясните это детишкам), потому как слишком дорого, то и вовсе хорошо – сортиры чистые, воришек не видать, вода в бассейнах теплая и так далее. Правда, рядом, на 30% бесплатной территории – столпотворение. Это, конечно, плохо. Но если вспомнить о том, зачем стоит ходить на пляж -- чтобы покупаться и позагорать, цитирую, «без негатива», -- то деньги будут все равно потрачены не зря… Фантастический текст. Подсчитайте, сколько за визит на море понадобится отдать хозяевам «Ибицы» рядовой семье с ничтожным уровнем дохода, присущим, увы, большинству одесситов, и вы поймете мое недоумение. Более того, хотелось бы напомнить доверчивым господам рекламистам, что говорить о платной и бесплатной территориях пляжей некорректно. Все пляжи были однажды объявлены бесплатными. Оплачиваются лишь услуги, которые на них предоставляются населению. И еще одно уточнение. Было решено и то, что навязывать людям свои топчаны, шезлонги, шатры и противоатомные бункеры пляжные латифундисты имеют право не на 70, а на 30 процентах площади захваченного ими песочка, то есть, ровно наоборот. А 5 свободных метров у самого уреза воды – это досужая выдумка врио городского головы, его ноу-хау, нигде в документах не прописанное и смешное. Вы спросите, почему же, все-таки, мы у нашего самого синего Черного моря выглядим заправскими «терпилами»? Да очень просто. Смотрите, что происходит. Десятилетиями мы жили в Одессе и знали: все пляжи, за исключением принадлежащих санаториям (здесь есть логика), открыты и общедоступны. А потом, в один прекрасный день, появились плохие дяди – те же депутаты, милицейские, расторопные жулики разного кроя, -- которые решили, что это непорядок. Как же не ободрать одесситов на ровном месте, как же не намолотить денег из воздуха, если это не требует никаких усилий! Способствовала осуществлению аферы местная власть. Принадлежащий муниципалитету, то бишь, всем нам, берег разбили на участки, которые сдали в аренду частным лицам. Это не значит, что любой из вас, если бы нашлись отвечающие придуманному нашими избранниками ценнику денежки, мог бы арендовать лакомый кусочек земли. Нет, капиталов вам понадобилось бы значительно больше, чем записано на бумаге. Не забывайте, о том, что живете в насквозь коррумпированном государстве, где, если вы решили заняться предпринимательством, без грандиозных взяток не обойтись. Кроме того, побережье не резиновое, и потому даже при наличии средств, при прочих, как выражаются математики, равных условиях, пальму первенства получают блатные персонажи нашей мрачной действительности, куда теснее, чем вы, приближенные к власти. В общем, во время оно, до, подчеркну это, 2005 года, наше общее достояние раздали кучке разворотливых граждан. И – это было главной ошибкой – разрешили существование платных пляжей безо всяких оговорок. Новые хозяева нашего исторического песочка, конечно, кое-что в него вложили и пожелали немедленно потраченное отбить. Вот тут и коренится не разрешившийся до сих пор конфликт. Когда пляжи были объявлены бесплатными, возникла пропорция, согласно которой территория любого из них делится на две части – охваченную услугами и нет. Но попробуйте заставить жадных нуворишей, которые свято уверены в том, что и ход планет зависит от их желаний, поверить в то, что они только временные владельцы пляжей, и обязаны подчиняться закону, позволяющему им снимать урожай только с трети арендованной площади. А мы терпим все это. Лукавые же рекламщики, описывая происходящее на этих закрытых участках побережья в розовых красках, радуются жизни и фактически призывают нас и впредь оставаться «терпилами». Вот мы и ютимся на узеньких полосках песка, друг у друга на голове, когда в двух шагах от нас, по чистеньким, безлюдным помостам разгуливают «белые люди». Им бы задуматься о том, как они выглядят. Им бы вспомнить, что именно с таких маленьких, частных мерзостей начинается социальная несправедливость. Тут они относятся к своим небогатым ближним как к жалким «терпилам». А там, повыше, в налоговой сфере, к примеру, «терпилами» становятся они, ибо режим, в свою очередь, относится к ним точно так же, как они к неимущим пляжникам. Им невдомек, что есть простой выход из положения. На побережье – заставить богатых арендаторов тратить часть, здесь заработанного на благоустройство больших, удобных, общественных пляжей. В предпринимательской жизни – устроить новый майдан, который неизбежно заставит власти задуматься над тем, что есть предел общественному терпению; есть точка невозврата, пройдя которую они потеряют контроль над массами. Но пока все вокруг нас, увы, остается прежним. Свободного побережья вообще не сыскать. Прежней Аркадии нет, как нет. Даже долго сопротивлявшийся Ланжерон скоро будет захвачен без остатка. Мафы множатся, как грибы. Аника-воин кричит: «Караул! Будочное лобби!» А то он не знал, что дела пойдут именно так. Улицы превратились в сплошные парковки. И, кстати, здесь мы тоже добровольно стали «терпилами». Правда, ситуация зависла, когда Азаров потребовал от парковщиков поставить повсюду паркоматы, что постепенно и происходит. Но Азарову почему-то не пришло в голову задать себе вопрос. Разве синяя разметка обочины улицы (ограждение далеко не везде поставишь) и наличие паркомата являются достаточным основанием для того, чтобы некто взял в аренду собственность громады (без согласия с нашей стороны) и начал за пользование ею взимать с громады же солидную плату? Чушь какая-то! Да, большинство уличных парковок принадлежит частным лицам, которые взяли участки улиц у города в аренду Но ведь они ничего здесь не сделали. Абсолютно ничего. За что же им платить? Было бы в какой-то степени извинительным и понятным, если бы эти деньги город взимал напрямую и аккумулировал их для строительства тех же паркингов. Но ведь нет. Он, город, только цены согласовывает. Львиная доля доходов, даже при наличии паркоматов, уходит в карманы «продавцов воздуха». А мы терпим. Тогда кто же мы, если не самые обыкновенные «терпилы»?! Мы терпим эту городскую власть, чей департамент торговли отличался и отличается повышенными аппетитами. Мы терпим департамент здравоохранения, который уничтожает систему медицинского воспомоществования, называя это реформой. Мы терпим армию владельцев будок, которая плевать хотела на наши удобства и внешний вид города. Перестать бы покупать в этих будках, что бы то ни было, враз бы обнакротились! Но откуда бы взялось у нас, «терпил», такое единодушие? Мы спокойно наблюдаем за тем, что творят послушные нукеры Климова: в квартале его имени, где собираются с высокого соизволения нашего принципиального суда снести памятник архитектуры, но не торопятся расселять людей из руин; в Отраде, где, скорее всего, на месте учебно-тренировочной базы «Черноморца» появится очередная высотка. Мы стерпим и то, что Одесский апелляционный хозяйственный суд оставил в силе решение первой инстанции по делу имущественного комплекса санатория «Магнолия» на Французском бульваре. А это значит, что преступное решение горсовета будет реализовано, и дорогостоящая земля в курортной зоне уйдет в частные руки по бросовой цене. Мы и пальцем не шевельнем, чтобы обуздать зарвавшихся овировцев, которые пытаются по-прежнему взымать с одесситов за оформление загранпаспортов лишние деньги – от 377 гривен до 600, вместо положенных 170-и, -- ссылаясь на давно отмененные подзаконные акты. Не знаю, какова доля правды в страшном письме сотрудников областного ГАИ, обвиняющем свое руководство в служебных преступлениях и не только. Не с провокацией ли мы имеем дело? Но в любой цивилизованной стране, раз уж пугающая информация распространилась, это обстоятельство было бы прояснено немедленно. В стране, граждане которой себя уважают, они уже стояли бы пикетом перед цитаделью дорожного порядка, которая, что ни день, дает все новые поводы для обвинений гаишников, разумеется, не всех, но очень многих, во мздоимстве, хамстве, агрессивном поведении, безграмотности. Но у нас тихо. Почему? Мы – послушные «терпилы». Горожане с любопытством, хотя и без особого энтузиазма читали чуть ли не ежедневные интернетские посты об издевательствах обслуги «Министериума», ночного клуба туманного происхождения, над жителями близлежащих домов, которые жаловались на то, что спать не могли спокойно из-за жуткого грохота, пока там не накрыли подпольное казино. Второе скоро обнаружилось в другом ночном заведении – «Мандарин». Может быть, теперь оба злачных места и прихлопнут. Но к нам, к реакции общественности на безобразные факты, все это отношения иметь не будет. Ведь мы «терпилы». Смолчим, наверное, и когда возьмутся продавать «Припортовый завод». Не отозвались ведь демонстрацией, пикетами на факт ограбления города, когда у нас украли «Аэропорт». И напрасно. В аэропорту мы потеряли только деньги. А если на «Припортовый» с его объемами аммиака, не чета пострадавшему «Стиролу», придет Бог знает кто, какой-нибудь очередной Миталл, которого отсюда не достать, возможно, придется беспокоиться не столько о своем кармане, сколько о жизни. Но нам хоть кол на голове теши! Ведь мы «терпилы». И к этому нечего добавить.

krug.com.ua
    powered by CACKLE