«Отражения» из Одессы: времена нынче снова наступили стрёмные (ВИДЕО)

 Прошу простить за некоторую мою небритость. Думал, что уже не доберусь до студии. Съел вчера несколько абрикосов с рынка и отравился. Отпаивался марганцовкой и вспоминал недавний телесюжет о том, что количество нитратов, содержащихся в ранних арбузах, которые продаются в Одессе, значительно превышает допустимую норму. До арбуза у меня, слава Богу, дело не дошло. Однако и сейчас поташнивает. Поэтому буду сегодня краток.
        
Одесские новости последнего времени все чаще вызывают те же ощущения. Ну, разве вас не тошнит, когда вы видите, как врио городского головы в сопровождении многолюдной свиты совершает рейд по Аркадии, проверяя,  выполнено ли его распоряжение, освобождена ли от загородок дорога вдоль уреза воды, по которой отдыхающий может беспрепятственно прогуливаться вдоль всей пляжной полосы? К нему на каждом шагу бросаются люди и рассказывают, что тут происходит на самом деле; как их гоняют нахальные бич-бои, какая тут обычно грязь; жалуются, что негде, извините, недорого пописать. А он удовлетворенно бубнит себе под нос,  будто вообще ничего не слышит: три метра у воды свободны, тридцать процентов пляжа бесплатные, туалеты тоже…  Все выполнено. Все хорошо. «Да где же хорошо? – спрашивают его отдыхающие. – Лечь негде. Все уборные платные…» А он смотрит на них свысока, как солдат на вошь, и твердит свое.
        
У этого парня совесть, по-видимому, совсем отшибло. Только что российское телевидение показывало очередную передачу искателя приключения Михаила Кожухова. На этот раз он побывал в Таиланде. Представьте себе, с каким недоумением Кожухов делился с телезрителями печальной  информацией: большая часть населения страны, оказывается, жила, да и живет за чертой бедности, а у жены последнего таиландского диктатора было пять тысяч пар обуви. Ужас, не правда ли? Но постойте, разве у нас не то же самое? Вспомните, сколько миллионов стоит домишко господина Костусева, вполне ординарного чиновника, ничем выдающимся не отличающегося; никакими из ряда вон выходящими деяниями себя не прославившего. А старики, вокруг которых он при любом удобном случае устраивает показуху, живут на пенсию в тысячу гривен. Соотношение еще похлеще, чем в бесправном Таиланде. А машины, на которых рассекают наши хозяева жизни?! А часики, которые они себе покупают за десятки тысяч, ибо их время, понимаете ли, весьма дорого?! А их семьи, жирующие за бугром?! Не буду продолжать. Не хочется выглядеть злопыхателем.
        
Лучше возвратимся на недавно открытую ланжероновскую набережную, которую ее хозяева квалифицировали как бескорыстный подарок городу. Я уже спрашивал однажды: если подарок, зачем было обращать эту территорию в частную собственность? Теперь же все вопросы отпадают.   Фирма «Нептун-Белая Сфера» (мистико-романтическое название, правда?) намерена арендовать, чтобы затем, разумеется, приватизировать, еще кусочек  побережья, действительно небольшой, каких-то триста квадратных метров. Но это, уверен, только начало.  «Сфера» теснейшим образом связана с ООО «Нерум», хозяином дельфинария,  гостиницы, набережной, перед которым, конечно же, маячит чрезвычайно привлекательная задача выведения из числа объектов коммунальной собственности всего Ланжерона. А тут творится такой бордель, что мотивировать необходимость взять старейший одесский пляж в толковое управление, проще простого. Костусев, помнится, воевал с «Нерумом», а потом, по своему обыкновению, начал твердить прямо противоположное. Ну, на то он и Костусев.
        
Да и вообще, нет в нашей городской жизни ни одной темы, ни одной проблемы, по поводу которых этот выдающийся чиновник высказался бы определенно. Чего ни коснись – от событий, связанных с аэропортом, обманутыми инвесторами «Альянса» до Генплана города или строительства электроподстанции «Маразлиевская» -- он юлит; вертится, как карась на сковородке, мгновенно меняет свою точку зрения. А все почему? Потому что несамостоятелен. Потому что не сумел стать мэром, в чем мы и не сомневались, когда местная организация ПР сфальсифицировала выборы и отдала ему на прокорм наш несчастный город. Принятие несовершенного Генплана остановило общественное движение «Генеральный протест». Вокруг подстанции затеяна судебная тяжба. Вкладчики «Альянса» только под угрозой штурма горисполкома вынудили Костусева выйти к ним для прямого разговора. Но о том, как он относится к той либо иной городской проблеме, мы все равно ничего не знаем. Он думает, как говорит, -- гладенько, без сучков и задоринок, но, что речи его, что  планы,  легковесны и пусты. Он прожектерствует, все чаще выдает желаемое за действительное, перетасовывает свои кадры, а квартет по-прежнему играет из рук вон плохо, потому что дирижер – примитивная самодеятельность. При этом у него нет и авантюристичности, просто необходимой для симуляции серьезной деловой активности. Он такой же мэр, как, скажем, Поплавский певец, но тот закатывает многотысячные концерты и торгует водкой с салом, а этот и выпить без скандала не умеет. Только к столу присел, -- нате вам, ураган, и поперек выхода лежит бревно, которое не переступить, не переехать. Интересно, все же, пришла уже к каким-то решениям комиссия Белоблоцкого или прокуратор был послан просто для острастки?
        
Произношу я все это и ловлю себя на мысли: может быть, мы слишком многого хотим от врио городского головы? А он заточен на малое. Ему задачи глобального масштаба не по плечу. Но вот детский садик он вполне может привести в порядок.  Тот самый, № 238, что на Балковской. И 1 сентября, лучась одной из самых благостных своих улыбок, вручит ключи от этого детского дошкольного учреждения счастливому его директору. Однако и такой расклад не получается. Во-первых, садик этот построили, когда автомобильное движение в Одессе было, в сравнении с тем, что творится сейчас, ничтожным. А сегодня оставлять детей на целый день, на перекрестке улиц, битком забитых автомобилями, может только сумасшедший. Во-вторых, если верить информации «Думской. нет», фасад здания утепляется пенополистиролом, являющимся горючим материалом. Вряд ли нужно объяснять, чем может обернуться содержание ребенка в этом детсаду.
        
Я понимаю, что предполагающееся слияние академии пищевых технологий с аграрным университетом вызывает у Костусева, если он вообще это заметил,  только факультативный интерес. Хотя, с другой стороны, может ли быть на территории города что-либо, к чему городской голова не имеет никакого отношения, насчет чего он предпочитает вообще не высказываться? Полагаю, нет. Тем более, что это слияние, закамуфлированное как один из этапов оптимизации сети ВУЗов страны, затеянной министром Табачником, учитывая его далеко не однозначную популярность, касается огромного числа одесситов и, вполне вероятно, чревато весьма неожиданными последствиями. Оставляя в стороне неисчислимое количество проблем, связанных с профессорско-преподавательским составом, который неизбежно будет подвергнут утряске, напомним лишь о том, что бывшему «Сельхозу» принадлежит значительный объем городской недвижимости и земля. А поскольку женитьба аграрного вуза на вузе, где готовят специалистов, занимающихся лишь переработкой сельхозпродукции, очень напоминает альянс хозрасчетной поликлиники на Жуковского с организацией, торгующей лекарствами, позволим себе посомневаться.  Там, на Жуковского, в перспективе, конечно, зайдет речь о приватизации лакомого кусочка недвижимости в центре Одессы. Здесь, в случае с аграрным университетом, видится то же самое, плюс институтская земелька, которую можно использовать, отнюдь, не в целях подготовки будущих агрономов.
        
Сегодня мы то и дело с содроганием вспоминаем, так называемые, «лихие девяностые», когда кулак бандита, утюг рекетира, пуля наемного убийцы значили больше, чем закон, в связи с чем, как грибы, росли фантастические криминальные состояния; делались головокружительные противоправные карьеры; весело раскрадывалась страна. Думаю, пройдет не так уж много времени, и мы начнем говорить о лихих десятых, но уже этого века, когда стрельбы стало поменьше, а способы разбоя, в том числе, государственного, стали куда более тонкими, но сохранили эффективность флибустьерского отрезка нашей новейшей истории.
        
Сегодня это именуется реформами. Одна из них, медицинская, особенно пришлась по вкусу местным чиновникам. Последним их подвигом на ниве борьбы с медициной стало фактическое  уничтожение Центра педиатрии им. Б.Я.Резника. Теперь же они все активнее занимаются формированием отряда семейных врачей, разрушая тем самым годами сложившуюся, пусть и несовершенную, систему медицинского воспомоществования. Мы уже много раз рассуждали об этом. Коснемся этого предмета еще раз. Только что о семейной медицине публично порассуждали зам. начальника департамента  здравоохранения Соколова, директор медицинского дома «Odrex» Полясный и директор клиники св. Екатерины Филиппова.  Все они – за семейную медицину. Энтузиазм руководителей частных клиник понятен. Они прекрасно оснащены технически, их семейные врачи могут выехать к больному, имея в своем распоряжении весь инструментарий, необходимый для постановки близкого к реальности диагноза. Но за скобками остается вопрос: во сколько обойдется такое обследование? Ведь коронарография, с которой, например, начала клиника Св. Екатерины, стоит, на минуточку, двести долларов.  Это очень нужный и точный метод исследования больного сердца, его предлагают в реанимациях кардиологий всем больным, но прибегнуть к нему может только человек, который такие деньги наскребет. А если это пенсионер с месячным доходом в сто долларов? Что тогда? Тогда все то же – 5 тысяч пар обуви таиландской матроны. И если сегодня та же Соколова твердит, что не менее 30 процентов госфинансирования медицины должно уходить на первичную медицинскую помощь, то непонятно почему она забывает о том, что это хорошо забытое пройденное – примерно так была построена, извините, совковая медпомощь с ее обязательными профилактическими осмотрами.
        
Что и говорить, времена нынче снова наступили стремные. Славные десятые предлагают такие повороты сюжета, что закачаешься. Многие помнят, наверное, о скандале, который поднялся однажды вокруг отечественного инсулина, от которого вдруг начали слепнуть люди. Как же не приветствовать проект строительства предприятия, который будет гнать качественный инсулин прямо здесь, в двух шагах от Одессы, в Теплодаре? Все бы ничего, но вдруг выясняется, что председатель правления биомедицинского инновационного концерна BITEC, который выступает застрельщиком прогрессивной идеи, не кто иной, как  Павел Кудюкин. Да-да! Тот самый Кудюкин, который стоял во главе Черноморского пароходства во время его окончательного разграбления; отсидел, а потом носился с идеей организации какого-то странного православного пароходства. Может быть, именно поэтому физиономии областных чиновников, которые сидели рядом с полным энтузиазма Кудюкиным, были, честно говоря, постными, и они, запинаясь, что-то бормотали о необходимости доработки проекта, особенно  же его расчетной части. А что поделаешь? Лихие десятые на дворе!
        
В контексте этих и других, столь же парадоксальных событий, кажется достаточно разумной позиция Юрия Луценко, который за решеткой научился многому. Его общественное движение «Третья республика» не выдвигает лидерами давно знакомые имена. Оно обращено к активной части избирателей. К людям, которые, когда припечет, могут, как это было во Врадиевке, в Святошино, встать перед властью стенкой и потребовать от нее ответа. Может быть, у него получится…

P.S.
Этот материал уже вышел в эфир,  когда я случайно узнал от сведущих людей, что господин Кудюкин за то время, когда о нем ничего не было слышно, стал одним из наиболее успешных и, стало быть, состоятельных «свиноводов» страны. Чего не бывает! Какая, собственно, разница пароходами рулить или свинофермами? Куда важнее, что для производства инсулина перерабатывается поджелудочная железа хрюшек. А у Кудюкина их в распоряжении сколько угодно. Вот так все стало на свои места. Поистине чудесные биографии созрели у нас за долгие годы между лихими девяностыми и не менее лихими десятыми.

Валерий Барановский
Программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE