Ураган в Одессе: постскриптум (ФОТО)

 Прошло больше месяца после страшного для Одессы вечера 31 мая, когда на город обрушился ураган огромной силы. Шквальный ветер вкупе с сильнейшим ливнем наделал немало бед

в приморской полосе от 16-й станции Большого Фонтана до поселка Котовского. Здоровенные цветущие красавцы тополя, ели, клены и каштаны валило и вырывало с корнем. Что уж говорить о хрупких акациях. Удар бушевавшей всего какие-то пятнадцать-двадцать минут стихии смял зеленую зону близ моря, повалил десятки опор, в клочья разодрал электросети наружного освещения и контактную сеть городского электротранспорта, повредил провода линий электропередач, оставив без света сотни одесских домов, разметал пляжную зону.

 Что и говорить, утром в первый день лета на город было жалко смотреть. Французский бульвар, Аркадия, одесские парки и улицы вызывали ощущение Апокалипсиса, внезапно накрывшего город. Стихия нанесла Одессе значительный ущерб.

 Сначала было объявлено о гибели двух тысяч деревьев, потом власти уточнили: урон составил на тысячу больше зеленых насаждений. Еще спустя день чиновники подытожили: город лишился… четырех тысяч деревьев. О кустарниках и поломанных ветвях нечего было и говорить. Сколько бы справлялись с устранением последствий урагана «Горзелентрест», «Одесгорсвет», ЖКСы, другие коммунальные службы, трудно даже представить. Близок к истине был глава регионального штаба вице-губернатор Валерий Матковский, заявивший: «При нынешнем уровне обеспечения и налаженности работы аварийных служб городские власти и службы справятся с последствиями непогоды только в августе».

 Благо, подключились к работе военнослужащие, курсанты училищ, милиция, даже альпинисты, привлекли специализированную технику и грузовой транспорт.

 Главное было — расчистить пути, устранить обрывы контактной сети, возобновить подачу электроэнергии в дома и работу городского электротранспорта. Сотрудники КП «Одесгорэлектротранс» сработали слаженно, в короткие сроки трамваи и троллейбусы пошли привычным маршрутом. Больше времени потребовалось, чтобы восстановить полностью маршрут пятого трамвая, идущего от Староконки по Французскому бульвару до Аркадии. Да и, прямо скажем, сообщение городских властей о повреждении девяноста процентов контактной сети городского электротранспорта было «несколько преувеличено». А вот возобновления подачи электроэнергии в квартиры и дома одесситов пришлось ждать. У некоторых нервы сдавали, и люди, оказавшись в летние жаркие дни без света, с нерабочими холодильниками и кондиционерами, желая обратить на это внимание чиновников с Думской площади, выходили на улицы, перекрывали дороги. (Другое дело, насколько верными и правомочными были подобные действия.

 На тот «горячий» момент кому-то казалось, что хороши все методы).

 Всю первую неделю лета кипела работа по расчистке дорог, распилке и вывозу погибших и аварийных деревьев. Работники «Одесгорсвета» чинили линии наружного освещения, тепловики латали поврежденные газовые трубы, освобождали магистрали от упавших деревьев.

 Спустя десять дней главные восстановительные работы, под которые «подставили плечо» военнослужащие и курсанты, сочли завершенными. Дальнейшие восстановительные операции возлагались на непосредственных исполнителей — городские коммунальные службы. Но тут их активность в деле устранения последствий урагана резко пошла на убыль.

 Между тем мэрия докладывала о ситуации в Киев и подсчитывала нанесенный стихией ущерб. Уже 14 июня начальник городского штаба по вопросам ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций на территории Одессы и.о. первого вице-мэра Одессы Кирилл Шаламай отрапортовал: общая сумма ущерба, нанесенного Одессе стихией, включая затраты по ликвидации последствий урагана, — 37 миллионов 253 тысячи 288 (!) гривень.

 Восемь миллионов городские власти выделили из местного бюджета. 27 миллионов выделил Кабмин из резервного фонда бюджета государственного.

 Чиновники отрапортовали, что до девятнадцатого июня наружное освещение будет полностью восстановлено. Тогда же Одесский горсовет и находящиеся в его подчинении КП сочли, что успешно справились со всеми глобальными «стихийными» проблемами. Да так успешно, что главный хозяйственник города не придумал ничего лучшего, как начать раздачу наград «участникам работ за весомый вклад в ликвидацию последствий стихийного бедствия в Одессе». В то время как эти самые последствия встречались буквально на каждом углу.

 Прошел месяц с того злополучного 31 мая, а многие улицы и парки Одессы с наступлением темноты по-прежнему погружаются в непроглядную тьму. Усугубляет ситуацию и то, что многие дворы и межквартальные проезды до сих пор представляют собой лесоповал. Вырванные с корнями деревья так и покоятся на газонах, детских площадках, пешеходных дорожках. Высохшие ветки и стволы там и сям — их искать не надо: стоит только войти вглубь двора, сквера или парка, — собраны в огромные снопы и создают угрозу возникновения пожаров. Эти стихийные живописные свалки постепенно растут: «сознательные» жители подбрасывают туда старую крупногабаритную мебель, вышедшую из строя бытовую технику.

 Сегодня некогда один из образцовых дворов Одессы дома номер шесть по проспекту Шевченко представляет собой страшную картину разрухи и запустения. И я с горечью наблюдаю, как живущий в одном из подъездов очень пожилой, с трудом передвигающийся мужчина, переступая через ветви, приподнимает тянущийся через весь двор электрокабель, пробираясь к подъезду.

 А горе-мэр, пообещавший «ударными темпами ликвидировать последствия стихии до по-следнего дерева», рапортует, что город очистили, раздает награды. И куда было команде «профессионалов» спешить с наградами, когда кругом еще такая тьма и разруха?!

 Работники одного из банков, вдоль здания которого высажена красивая аллея, рассказали, что после пронесшегося урагана обратились к КП «Горзелентрест» с просьбой посадить новую ель взамен погибшей. Названная сумма так впечатлила своей внушительностью, что банк, бюджетом которого не предусмотрены такие траты, отказался.

 Кстати, о «последнем дереве». Что-то нигде пока не было сообщений, когда начнут восполнять зеленый фонд Одессы взамен погибших четырех тысяч деревьев, сколько будут зиять ямами участки прежних посадок. А то, как бы ни появились на этих нечаянно освободившихся зонах невесть откуда взявшиеся автостоянки и МАФы.

Светлана НАУМЕНКО // yug.odessa.ua

    powered by CACKLE