Одесские СМИ: убежище правдоискатель уже нашел. С помощью Лубянки

 Комментарий посвящен, как вы могли подумать, отнюдь не депутатам Верховной Рады, которые корысти ради или под угрозой лишения бизнеса прыгают из оппозиции во фракцию партии власти.

Этих лучше, чем «тушки», не назовешь. Речь пойдет о перебежчиках настоящих, чаще всего идейных, но все равно предателях.

БЕЗОПАСНОСТЬ И ПРАВА ГРАЖДАН

 Одно из достижений настоящей демократии — отсутствие в Уголовном кодексе статьи и самого понятия «измена Родине». Преступления против государства или отдельных его институтов не означают преступления против общества или народа, как семьдесят лет подряд пытались доказать советские правоведы. «Врагов народа» не существует. Есть враги власти или, точнее, системы, в которой власть существует.

  Природа вражды разная. Не похожи друг на друга мотивы, побудившие человека записывать разговоры в приемной Президента Украины или выкладывать на популярном сайте сведения о дипломатической переписке США. Или, используя дар профессионального разведчика, собирать по крупицам сведения и писать книги, подобные «Аквариуму» и «Ледоколу».

 Под категорию предателей, разумеется, подпадают и те, кто за деньги передает агентам иностранных разведок данные о боеготовности своей армии или секреты оборонной промышленности страны. Эти люди не так интересны. Шпионаж идейный или корыстный — большой разницы нет. Но обвинительный вердикт Виктору Суворову, Николаю Мельниченко, Брэдли Мэннингу или Эдварду Сноудену я выносить бы поостерегся. И дело не в мотивах конкретных «героев», а в том общем, что побуждает одиночек сражаться один на один с державным Левиафаном.

 Современные технологии в области коммуникации дают возможность государству и, конкретно, спецслужбам сосредоточить в своих руках власть, о которой не могли мечтать предшественники. Утопия Оруэлла давно не утопия. «Большой Брат» на всех континентах планеты следит за подопечными круглосуточно, проникая в жилье, подслушивая разговоры, отслеживая даже мысли.

 Демократ из демократов президент Соединенных Штатов Барак Обама сказал недавно, не стесняясь: «Важно понимать, что нельзя иметь стопроцентную безопасность, стопроцентную приватность и ноль процентов неудобств». Террористы не миф. Приходится, понимаете, идти на компромисс.

 Это правда. Приходится. Политика и есть компромисс, но в ситуации, когда гигантская машина вторгается в частную жизнь человека, важны границы и формы вмешательства. А еще важнее, кто в случае вмешательства считает «проценты». В правовом государстве (вынесем такие страны, как наша, за скобки) предполагается, что границы и проценты вмешательства в част-ную жизнь граждан определяет суд. Но сейчас даже в США это далеко не так.

 Еще в 2005 году из интервью высокопоставленного генерала стало известно: решения об оперативной прослушке граждан принимает вовсе не судья, а начальник дежурной смены электронной разведки Агентства национальной безопасности. Причем ответственность за принятое решение никто не несет. Поскольку само решение секретно.

 Понятно, какой простор для злоупотреблений приносит такая практика. Никто не может поручиться, что упомянутый начальник, получив устное распоряжение другого начальника, не станет прослушивать и просвечивать любого из людей на Земле. Якобы с целью предотвратить террористический акт. В результате можно составить досье на крупного бизнесмена (попутно похитив его коммерческие тайны) и на любого политика, включая президента недружественной страны.

 А то, что с помощью тотальной слежки не сложно манипулировать настроениями рядовых граждан, моделировать исход выборов в демократических странах, где слежка осуществляется, само собой понятно. Не бросать же «отходы производства» на произвол судьбы.

ГРЯЗНЫЕ СЕКРЕТЫ В РУКАХ ИДЕАЛИСТОВ

 Одного не предусмотрел Оруэлл в своей утопии: тотальная слежка опасна не только для рядовых граждан или для заговорщиков-террористов. Еще в большей степени угрожает она самому «Большому Брату». Его грязные секреты, незаконные распоряжения, коррупционные схемы, общение с криминальным миром — весь комплект «скелетов в шкафу» из политического прошлого и проекты будущего — можно просветить так же, как разговор по сотовой связи выпускника медресе, вылетающего в лагерь Аль-Каиды.

 Начальник дежурной смены электронной разведки АНБ — человек, его подчиненный — тоже человек. Люди — сотни сотрудников, обеспечивающих техническое сопровождение тотальной системы слежки. У каждого из этих людей свои понятия о долге, свой собственный моральный кодекс и, несмотря на тщательный отбор сотрудников спецслужб, на любом участке человеческой цепи возможны конфликты с системой и сбои.

 Близким и понятным образцом подобного сбоя была деятельность майора гос-охраны Николая Мельниченко, который, скорее всего, с сообщниками записал на неустановленное устройство огромные объемы компромата на Леонида Даниловича Кучму и практически весь политический бомонд Украины. Нет сомнений, с помощью этого компромата держатели аудиозаписей взяли «на крючок» массу украинских политиков, обеспечили себе влияние на все обозримое будущее украинской державы.

 Образцом подобного сбоя, но далекого и практически необъяснимого для нас, была деятельность Брэдли Мэннинга, который в свободное от службы время (в Ираке) скопировал и безвозмездно передал держателям сайта WikiLeaks секретную переписку разведслужб, Госдепартамента и дипломатических служб США во всем мире за многие годы. Сейчас Мэннинга судят, и единственным оправданием вреда, нанесенного США, по мнению адвоката, является идеализм, наивность и гуманизм подзащитного.

 Идеализм, скорее всего, присущ и человеку, которого вот уже месяц не может поймать вся государственная машина Соединенных Штатов Америки. Это Эдвард Сноуден, бывший сотрудник ЦРУ, специалист в области защиты информации. Работая в фирме, выполняющей заказы АНБ, Сноуден три года посвятил изучению глобальной слежки, а затем занялся копированием относящихся к ней документов.

 В конце мая он взял отпуск по состоянию здоровья, покинул Гавайи, где вел жизнь обеспеченного и уверенного в будущем специалиста, и вылетел в Гонконг. Там в течение недели он давал интервью и предоставил часть своего досье журналистам британской «The Guardian». Газета начала публикацию, и мир познакомился с документами, из которых следовало, что слежка коснулась руководителей иностранных государств, в частности премьеров и президентов, прибывших в 2009 году на саммит так называемой «двадцатки» ведущих стран мира. В том числе и российского президента Медведева.

 Из документов также следовало, что спецслужбы США с помощью секретной программы PRISM имели возможность отслеживать телефонные переговоры во всем мире и общение американцев в Интернете.

 Реакция британских и американских спецслужб была мгновенной, приняты были меры для задержания Сноудена, но кто-то крепко помогал идеалисту. Во всяком случае, несмотря на выданный и направленный в Гонконг ордер на арест, экстрадиции не произошло. «Предатель» благополучно вылетел самолетом «Аэрофлота» в Москву, и след его загадочным образом затерялся.

 Горячо обсуждаются версии, каким самолетом и в какую страну полетит Сноуден далее в поисках политического убежища. Но есть версия, что убежище правдоискатель уже нашел. С помощью Лубянки. Это, при всем желании, нельзя назвать актом идеализма. Зато легко назвать актом холодной войны.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ // yug.odessa.ua

    powered by CACKLE