“Отражения» из Одессы: а Костусев действительно смешон (ВИДЕО)

 Начнем с печального. Четыре дня назад умер наш земляк, один из старейших кинорежиссеров послевоенного времени Петр Ефимович Тодоровский. Сегодня он был похоронен на Новодевичьем кладбище. Было ему всего лишь 87 лет.

Всего лишь, потому что Тодоровский казался всем нам -- и людям, близко его знавшим, и тем, кто был с ним знаком только по  картинам – бессмертным, как бессмертен солдат последней войны, обретший статус высокого духовного символа.

Тодоровский и был солдатом. Он принадлежал к славной творческой когорте Булата Окуджавы, Григория Поженяна, Григория Чухрая, Марлена Хуциева, Григория Бакланова; людей, независимо от того воевали они или нет, понюхавших в жизни пороха; знавших не понаслышке – это уж точно! -- почем фунт лиха, но не утративших веры в человека; светлых,  бескомпромиссных и в своей художественной работе честных (вспомним Мандельштама) «до разрыва аорты».
 
Зрители старшего поколения, чье восприятие, вопреки лживому времени,  не стало таблоидным, не было изуродовано и позднее -- чернухой, нагло притворяющейся правдой и ничем, кроме правды, никогда не забудут «Верности» и «Фокусника», «Военно-полевого романа» и «Анкора…», других лирико-романтических лент Тодоровского, выступавшего в кинематографе, и не между прочим, а очень качественно, еще и сценаристом, композитором, актером.

Наилучшим, наиболее полным образом  подлинный облик Тодоровского оказался запечатленным в роли старлея Яковенко из телевизионной картины «Был месяц май»,  трепетно, нежно и горько снятой Хуциевым по сценарию Бакланова. Таким Петр Ефимович, наш Петя, был и в реальной жизни. Добрые, в лучиках смеха глаза; широкая, белозубая улыбка, глуховатый голос, неизменная гитара в руках (он свои фильмы сначала наигрывал и только потом начинал снимать) и большие, сильные ручищи. Не буду говорить здесь о многочисленных его наградах и достижениях. Обо всем этом я неоднократно писал. Да и сейчас по страшному поводу его ухода многое сказано.  Тодоровский остался в истории кино навечно. В последние годы я с ним не встречался. Всегда казалось, -- успею. Но вот – не успел. Однако, если там, наверху, и правда что-то есть, еще встретимся и наговоримся. А на нет и суда нет. Земля ему, доброму человеку, пухом!
        
Ну, а теперь перейдем к делам нашим.., чуть не сказал вслед за джигарханяновским Горбатым, скорбным. Впрочем, почему скорбным? Тут-то как раз  печалиться и не следует. Чем больше глупостей  понаделает  врио городского головы, тем больше надежд на то, что вот-вот он будет отправлен «по собственному», как вы понимаете, желанию в запас, и мы наконец переведем дух.

Пусть побегает еще сколько-нибудь времени по изуродованному нашему побережью, помашет кувалдой да топором, посулит циничным арендаторам   все кары земные и небесные. Нам оттого ни холодно, ни жарко, но, согласитесь, повеселиться можно. Ряженый он и есть ряженый. Для того и существует, чтобы смешить честной народ. А Костусев действительно смешон. Незадачливый, вздорный, самолюбивый и болезненно амбициозный гражданин в позе городского головы, чья шапка  ему не по размеру. Даже в отличном костюмчике, который, казалось бы,  хорошо сидит, он кажется одетым с чужого плеча. Может быть, потому что бегает по песочку в кабинетном прикиде и не понимает, как жалок в своей бесплодной перепалке  с хамоватыми «делаварами», которые его и в грош не ставят. Ну, разваляет он еще парочку нахалстроев, хотя есть сомнения насчет того, что снесет, к примеру, трехэтажку «Портофино»; ну, попозирует перед телекамерами… Что потом?  Потом восстановится статус кво.  И это в лучшем случае. А то и, простите, разрастется до неприличных размеров.

Доля платных пляжей все равно останется ничтожной, а их благоустройство – на уровне добрых пожеланий. Вдоль всего одесского побережья все равно будет «гоцать» на своих ви-ай-пи помостах «чистая», в кавычках, публика. И тот факт, что в один прекрасный день наш ряженый, возможно, беспрепятственно прошлепает со свитой вдоль уреза воды от Аркадии до Ланжерона, ничего в жизни отдыхающих не изменит. Как только этот господинчик уединится в своем офисе, на авансцену событий выйдут, отрыгивая шалычное послевкусие, широкоплечие бич-бои и загонят распоясавшихся бюджетных курортников в отведенный для них заплеванный загончик под ногами исправных плательщиков пляжных податей. И справедливость по-одесски восстановится.
        
Да и вообще, складывается впечатление, что в Одессе больше никаких проблем, кроме засилья МАФов,  бесчинства пляжных баронов и превращения города в один большой ресторан под открытым небом, не существует. Нет ни чудовищной жилищно-коммунальной службы, ни безработицы, ни разросшейся до космогонических масштабов коррупции, латаных-перелатаных тепломагистралей, корявых дорог. Нет  странного, постоянно изменяющегося генплана, который горожане уже не хотят обсуждать. Нет дикого взяточничества в школах и ВУЗах. Нет экологических катаклизмов. Нет обойденных вниманием городской администрации стариков и неимущих. Нет разваливающегося, дышащего на ладан старого жилфонда.
        
Да что там говорить! Ведь ясно же, что ни одной будки ее хозяева  не установили бы там или сям, если бы не получили на то согласия крышующих это безобразие инстанции или высокого должностного лица. Разве неизвестно, что за каждой будкой, каждой передвижной кофейней; за всеми, кто торгует чем бы то ни было в черте города, стоят некие анонимы, наделенные властью. И справиться с ними Костусеву не под силу. А разве неясно, что если бы за злосчастным кварталом на улице Куйбышева, где произошло недавно обрушение стены дома, едва не повлекшее за собою человеческие жертвы, не наблюдал выжидательно нардеп Климов, фактический хозяин квартала, который нынешнему мэру тоже не по зубам, постыдного инцидента, взметнувшего  решительно все СМИ страны, никогда бы не произошло.


        
Недавно на телеканале «Град» журналист Астрахович  непререкаемым тоном сообщила зрителям, будто Климов, обязанный отселять людей из аварийного жилья согласно закону, впал в эйфорию вседозволенности оттого, что это позволил ему городской голова Гурвиц. Он, дескать, играл с нардепом-регионалом, обеспечивавшим ему поддержку регионального же большинства горсовета,  в поддавки. Сказано было по-другому, но суть именно такова. Астрахович язвительно доложила, что оранжевго мэра и бело-голубого  регионала объединил зеленый цвет долларовых купюр. И попала пальцем в небо.
        
Дело даже не в том, что с момента возвращения в город Эдуард Гурвиц позиционировал никаких тенденциозных решений в пользу оранжевых не принимал. Дело не в том, что никто и никогда не мог обвинить Гурвица во мздоимстве. Журналисту стоило хорошенько напрячься и вспомнить, что наибольшее число преференций Климов получил у Боделана, предшественника Гурвица; что именно тогда он начал, иной раз безо всяких разрешительных документов, масштабное освоение территории вокруг Привоза. А уж потом, в 2005 году и позже, аппетиты свои несколько поумерил, хотя заставить его разумно, без конфликтов, расселить улицу Куйбышева так и не удалось. И, конечно, вовсе не потому, что он играл первую скрипку в горсовете.

Если помните, Эдуард Гурвиц, исходя из реальной расстановки сил, заключил с политическими фракциями, составившими совет, своеобразный договор о взаимном ненападении и сотрудничестве в пользу города, который сторонами соблюдался достаточно долго. При этом учитывались не только интересы Климова, но и других бизнес-депутатов постольку и поскольку они не становились тормозом прогрессивных программ городского развития. В том числе, всячески поощзрялись и действия Климова, уничтожившего мерзкую Сухаревку в центре Одессы (как, какими методами осуществлялся этот план – другая тема). Однако, будучи далеко не ангелом, он действительно вошел в клинч с жителями ул. Куйбышева. Гурвиц начал, было, практические шаги по урегулированию этого конфликта, да не успел. Более решительно действовать он, увы, не мог. Справедливости ради надо сказать, что и Костусев, пигмей в сравнении с Гурвицем, когда попытался дернуться против Климова, наткнулся на то же препятствие – несовершенства закона о местном самоуправлении, которые ограничивают возможности советов и органов исполнительной власти на местах.

Недаром одной из главных задач «Удара», с которым сотрудничает наш законный мэр, названо, в значительной степени с его подачи,  совершенствование законодательной базы, на которой основывается местное самоуправление, дабы оно получило не номинальный, а фактический контроль  за территориями, находящимися под его юрисдикцией, включая сюда и распоряжение заработанными на ней материальными ресурсами.  В противном случае,  при решении частных задач мы будем повсеместно  натыкаться – совсем по Ленину – на нерешенные общие. Как случилось теперь, когда в связи с происшедшим на Куйбышева, начнется, скорее всего, бесконечная судебная тяжба  с ЗАО «Футбольный клуб «Черноморец», под крышей которого обосновались горе-строители. Ведь в каждой квартирке, превратившейся в груду обломков, зарегестрировано по нескольку семей, которые хотят получить полноценную компенсацию, а климовская администрация расщедриться на такой объем жилья, наверняка, не готова. Тяжба эта, думаю, потребует вмешательства Киева, ибо даже перепуганные климовские функционеры по-прежнему не хотят свыкнуться и  с мыслью, что жители этих руин имеют право остаться в центре города и не согласятся с предложениями переехать на выселки. А запугивать их, поджигать мусор под их воротами, отрезать их от энергоснабжения, прессовать как-нибудь по-другому, что происходило годами, уже не удастся – слишком уж широкий резонанс вызвал этот случай. Можно и рога обломать.

Конечно, дожидаясь благоприятных перемен, городу стоило бы озаботиться  строительством коммунального жилья. Такие программы  не раз обсуждались. Почему бы не заняться возведением, по крайней мере, комплексов доходных меблированных? Так можно было бы и нормальный маневренный жилфонд сколотить и рынок временного жилья у кустарей-одиночек и агентств недвижимости отобрать. Но наш большой экономист существа сложнейшей этой  проблемы охватить не может. Умишка не хватает.  Странное дело, но он, совок по научной подготовке, не способен врубиться в тему жилья от государства. Он не знает, как подступиться к программе строительства экономичных домов для всех, но на новом качественном уровне осуществления такого производства. Ему привычнее лгать манифестантам  недостроев, обещая им молочные реки и кисельные берега, правда, не в этой жизни. Вот они и пикетируют мэрию, называя себя «бомжами в законе», а он прячется от них, как и от теряющих рабочие места  предпринимателей, врачей уничтоженных поликлиник, ибо сказать ему им абсолютно нечего.

Впрочем, кое-что  эта компания с Думской, все-таки, делает. Например, решила изничтожить скаты, которые с незапамятных времен одесситы то там, то здесь вкапывают вокруг клумб, детских песочниц; для того, чтобы преградить машинам въезд на ухоженную площадку для сушки белья  и так далее. Недавно городские экологи обнародовали результаты исследования, из которого вытекает, что с поверхности поношенных скатов в жаркую погоду поднимаются вредные для человеческого организма испарения. Эта новость обсуждается обстоятельно, взволнованно, долго. Не хочется останавливать на всем скаку чиновников, которые, наконец, нашли для себя общественно-полезное занятие, но не могу не напомнить о том, что асфальтовое покрытие улиц отравляет атмосферу  точно так же. Не сдирать же его немедленно. Нам не до жиру, быть бы живу!

А чтоб жить, нужны денежки. Значит, нужно приторговывать. Можно землицей санаториев. Можно недвижимостью. Правда, и тут хорошо бы обойтись без коррупции. А то, говорят, городская управа снова затеяла торговлю «Пассажем». Там до сих пор  у города была  своя доля. Теперь может не стать. Есть идея загнать, извините, оставшуюся в нашем распоряжении  часть Пассажа по бросовой цене в неполных полторы тысячи баксов за квадратный метр. Если уникальное сооружение уплывет из рук городской громады согласно этому хитроумному плану, значит, окажется в блудливых ручонках нынешних совладельцев Аэропорта и хозяев гостиницы «Бристоль», ненасытных господ Кауфмана и Грановского. Странная благотворительность со стороны Одессы. Благотворительность поневоле. Не из Киева ли растут ноги?

Ох, Киев, Киев… Именно там рождаются самые невероятные схемы обжуливания простых людей. Как бы они не обернулись против лукавых авторов. А то вот ведь что удумали. Обложили громадным налогом, до 17 процентов все, что несчастные граждане страны, не способной дать им достойное содержание дома, сумели намолотить за рубежом, вкалывая, не щадя здоровья, в няньках, домработницах, на сезонных работах, везде, куда неохотно идут аборигены из цивилизованных стран. А теперь деньги, которые они присылают домой, чтобы прокормить свои нищие семейства, у них намерены отнять оборзевшие дядьки из правительства, чада и домочадцы которых нагуливают жирок там, где в поте лица своего трудится на чужой ниве население их собственной, выжатой досуха страны. Ситуация складывается взрывоопасная. Надо бы все это остановить, окоротить зарвавшуюся челядь Азарова. Сделать это могла бы Верховная Рада. Но где там! Она ведь большую часть времени не работает. Объединение «Свобода» не унимается.

Вы, надеюсь, не забыли еще о жестком выступлении Эдуарда Гурвица против этой общественной силы в ее нынешнем состоянии на ток-шоу у Шустера. Некоторым показалось,  что Гурвиц пошел в атаку на антисемитов, поскольку сам еврей. Однако такая оценка его действий была бы поверхностной. Да, антисемитские выходки некоторых «свободовцев» возмутительны.  Даже тот факт, что они открестились от авторства антисемитских подметных писем намеренно неуклюже – мол, мы бы написали эти цыдулки на украинском, -- свидетельствует об обратном. Если письма были разосланы и не ими, то, наверняка, теми, кто хотел дать им возможность еще раз затеять публичную дискуссию о титульном населении страны и евреях, что доставило бы  очевидное удовольствие и власти. Уж очень это для нее полезно – перевести стрелки на разнузданную оппозиционную «Свободу», в сравнении с которой хитрецы-регионалы выглядят безопасными котятами. Народ ведь опасается радикалов. Генетическая память срабатывает. Историческая -- тоже.

В связи с этим очень любопытна попытка одиозной дамы Фарион явиться со своей ксенофобской книгой в Одессу и затеять по этому поводу драчку на территории, подконтрольной Климову, регионалу с младых ногтей, в его «Банкирском доме». Он, конечно, шарахнулся в сторону. Ей отказали в приюте. Но все это само по себе забавно. Отчего Фарион была уверена, что ее приютят в своем доме злейшие, русопятые враги? Не исключено, что они и книгу ее финансировали? Не предполагался ли странный одесский десант Фарион как многоходовка партии регионов?

А если возвратиться к происходящему в Верховной Раде, то хоть у Гурвица спросите, хоть у любого другого нардепа или журналиста, можно ли работать в таком парламенте, и вы получите четкий ответ: в таком парламенте работать немыслимо, ибо ни одного слова, произнесенного выступающим, если он говорит на русском языке или тема его выступления неугодна свободовцам, из-за висящего в воздухе плотного ора разобрать нельзя. Эдуарда Гурвица можно в чем угодно укорять, но только не в отсутствии рациональности и здравого смысла. Ему, в конце концов, наплевать на то, как к нему относится Тягнибок, но он хочет в зале заседаний украинского парламента работать. А ему, как и другим вменяемым парламентариям, этой возможности не дают. При всем желании видеть оппозиционные силы разного толка слившимися в искренних объятиях,  терпеть подобное дальше нельзя. Может быть, регламент как-то менять надо? Может быть, институт парламентских приставов учредить? Как бы то ни было, позицию вчерашнего и, я уверен, завтрашнего одесского городского головы, нельзя не приветствовать. Согласны? Замечательно. Не забудьте об этом на внеочередных местных выборах. Не промахнитесь снова.


P.S.

Материал этот уже вышел в эфир, когда на одесских интернет-сайтах появилась странная информация, из которой следует, что местная социологическая фирма «Пульс» провела в нашем городе некое исследование, которое дало  сенсационные результаты. В частности, на стандартный для такого рода поверхностных изысканий вопрос «За кого вы бы проголосовали, если бы выборы городского головы состоялись в ближайшее воскресенье?», одесситы, по свидетельству «Пульса», ответили весьма  неожиданно, отдав пальму первенства Костусеву. Ничего более нелепого и вообразить себе нельзя. Деятельность врио городского головы, посаженного в Одессу на прокорм партией регионов, в течение двух лет демонстрировала нам точность прогнозов мэра, насильно выдавленного из города путем фальсификации итогов выборов 2010 года. Той осенью он говорил о том, что в состязание с ним вступает человек амбициозный, лживый, абсолютно беспомощный, непригодный для роли, на которую претендует. Согласитесь, у нас было сколько угодно возможностей убедиться в том, что Эдуард Гурвиц был прав. И вот теперь, когда всякий нормальный горожанин, не исключая тех, кто действительно голосовал за нынешнего «горе-керманыча», понимает, что Одесса попала с ним в большую беду, нам подсовывают  филькину грамоту, от которой за версту разит заказухой. Тут промолчать нельзя. Я обещаю во вторник выйти в эфир с подробным анализом и этого лживого документа, и практики наемной социологии вообще. Жаль только, что придется говорить о «Пульсе», который до сих пор соблюдал  чистоту жанра, да  вдруг оконфузился.

Валерий Барановский
Авторская программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE