«Отражения» из Одессы: с Эдуардом Гурвицем нельзя не согласиться. Он называет вещи своими именами

 Скучать нам не дадут никогда. С одной стороны, это хорошо – есть о чем потолковать. С другой, -- прискорбно. Ну, до каких, скажите, пор мы, вместо того, чтобы жить, поживать, да добра наживать, будем существовать в атмосфере глупого, разнузданного шоу, которое ежедневно, чтобы не сказать ежечасно, потому что он не унимается ни на час, режиссирует врио городского головы?

Казалось бы, он в последнее время; по крайней мере, с тех пор, как завел смешную страничку в фейсбуке, перестал рыться в истории, пытаясь доказать свою генетическую связь с великими  фигурами прошлого, и решительно занялся неслухами, которые вот уже добрых два года не обращают ровно никакого внимания на его увещевания, мольбы и угрозы. Вооружился кувалдой, причем не разово, а вообще, в метафорическом смысле, и принялся самолично наводить порядок. Да вот беда, -- от  того, что он персонально примерил  на себя роль  то ли пристава, то ли судебного исполнителя, решительно ничего не изменилось.

Судите сами. Сколько месяцев кряду мы слышим о том, что не сегодня-завтра в городе будет нормализована нелепейшая ситуация с МАФами, из-за которых некоторые улицы превратились в подобие туннелей между брандмауэрами, складами, терминалами  где-нибудь в промышленной зоне или, к примеру, в порту, заставленном неуклюжими контейнерами? И что же? Много ли снесли будок под руководством зама Костусева Ильченко, который с видом непобедимого полководца, в сопровождении свиты чиновников, еще недавно маршировал по Одессе, тыкая пальцем в незаконные, хамские лавки? Раз-два и обчелся. Даже та будка, которой украсили  вокзал, как бы специально для того, чтобы Костусев мог заявиться сюда и повыбивать у нее стекла, мне кажется, функционирует там же, чуть в стороне от места, которое занимала прежде. Из повестки дня сессии, где должны были утвердить некий алгоритм размещения объектов уличной торговли, этот вопрос исключили. А МАФы продолжают появляться в городе в самых неожиданных местах, как грибы после дождя. Думаете, при такой, слабой и нерешительной или, точнее, лицемерной, мэрии этот выгодный бизнес смирится с потерей источников дохода? Как бы не так!

Теперь загляните на любой из пляжей в городской черте. Лучше всего – на участке между Ланжероном и Аркадией. Что вы здесь найдете? Почти сплошь застроенное – и капитальными сооружениями, и уродливыми времянками – побережье. Характерна интрига с «Итакой». Нам торжественно собщили, что врио городского головы расторг договор с фирмой «Деревья Рая», которой принадлежит  клуб. Санкции были применены к этой фирме в связи с тем, что она не вняла настойчивым просьбам городского очильника освободить три метра песка в прибойной полосе, дабы граждане могли без помех передвигаться вдоль моря. Что же произошло на самом деле? Да, собственно, ничего. Хозяин «Итаки» объяснил одесситам, что договора с ним, вопреки заявлениям Костусева, не расторгали; попытался оспорить утверждение интервьюера  из «Думской. нет» о том, что бесплатными, то есть не отягощенными навязанными услугами, должны быть по закону не тридцать, а семьдесят процентов территории примыкающего к подножию клуба пляжа, а дикие посетители последнего по-прежнему валяются на неухоженном язычке песка, в то время, как «цивилизованные пляжники» гордо поглядывают на них с высоты деревянного помоста.

Не буду здесь снова перечислять всего того, что, не считаясь с воплями мэрии,  наворотили в прибрежной зоне хитроумные одесские арендаторы самого черного в мире моря. Достаточно для полноты картины живописать рейд Костусева на Ланжерон, куда тот явился ранним утром, до рассвета, и снова, как было у ж/д вокзала,  принялся лично громить все, что поддавалось уничтожению  слабыми силами его команды в пятиэтажном здании, которое выросло и продолжает расти возле дельфинария.  Особенно его возмутило и потрясло то, что он обнаружил  на стройплощадке десятки рабочих, которые трудились, не щадя живота своего,  дабы к утру, когда нагрянет сюда очередная инспекция, она увидела новый этаж, выросший на полном безлюдье по волшебству, будто тут потрудилась нечистая сила. Как будет развиваться этот сюжет в дальнейшем? Даю рубль за сто, что строящийся объект никто не снесет. Скорее всего, его узаконят. Но Костусеву до того уже дела не будет. Спектакль сыгран. Цель достигнута. Дескать, смотрите, граждане, любуйтесь  тем,  как наследник Ришелье расправляется  с жадными нуворишами! Нужен ли вам другой начальник? Подумайте хорошенько…

И еще одно представление было дано в рамках акции, призванной продемонстрировать одесситам силу местного самоуправления во главе с врио городского головы. Город под завязку заставлен подиумами, на которых покоятся столики и кресла летних площадок кафе и ресторанов. Но карающая длань горисполкома опустилась на самую безобидную из них, на Греческой площади, где кафе под открытым небом, в принципе, никому не мешало. Специально вызванный десант плотников размонтировал сколоченный без разрешения помост. И Костусев смог отрапортовать избирателям, что держит слово. Если бы я начал перечислять все адреса, куда он не добрался и никогда не сунется впредь, вам пришлось бы меня терпеть с этим перечнем не менее получаса.

В том, что мелкий бизнес, если можно считать мелким ресторанное дело (ведь многие заведения принадлежат одним и тем же людям), не хочет терять ни одного «посадочного места» на оккупированных тротуарах, нет ничего удивительного. Точно так же, как не удивляет нас и стремление пляжных баронов, то есть депутатов, милиционеров, иных представителей агрессивной чиновничьей протоплазмы, маскирующейся именами всяческих   зиц-председателей ООО, директоров пляжей и прибрежных харчевен, захватить побольше территории, снять хорошую прибыль с каждого квадратного метра побережья. Это закономерно. Странно только, что в борьбу за справедливость, абсолютно, как вы понимаете, безнадежную, врио городского головы вступил, по сути, за час до наступления курортного сезона. А начался он в этом году, фактически начался, как и цветение сирени, значительно раньше, чем обычно. Что отсюда следует? А то, что никто из тех, на кого опереточное городское руководство сейчас наезжает, лапки кверху не поднимет – будет до самой осени сопротивляться,  апеллировать, судиться, но своего не упустит. Если же и удастся кого-либо поставить на колени, то это будет какая-нибудь совсем уж мелкая сошка, случайно затесавшаяся в неодолимую стаю  хищников, которые Костусеву, разумеется, не по зубам.

А потому и все его кадровые игрища ни к чему не приведут. Ну, скажем,  займет Шаламай  место Ильченко; ну, сядет свой человек на место начальника юрдепартамента; ну, исчезнет на время с горизонта неистребимый Подгайный; ну, начнет внедрять в социальную сферу, где и так берут взятки, принципы управления ГАИ  Стоцкая… Что дальше-то? А ничего. Так что, обращенное к штату горисполкома требование Костусева написать (так, на всякий случай, чтобы страх не теряли) заявления об увольнении по собственному желанию, любому из которых он в случае нужды сможет дать ход, выглядит по-дурацки и оскорбительно. Не менее оскорбительно и, опять-таки, незаконно, чем требование налоговой платить проценты с прибылей авансом, чего нет ни в одной стране мира, кроме нашей, уродливой и нелепой.

А за новыми примерами бессмысленных решений и проектов грядущих преобразований ходить далеко не нужно. Два нардепа из одесской парламентской группы, структуры, на мой взгляд, искусственной, мертворожденной, зарегистрировали проект закона о страховой медицине. Один из них – Антон Киссе, большой, как вы понимаете, специалист в области социального страхования. Второй, и это еще забавнее, --Светлана Фабрикант, просочившаяся стараниями своего последнего шефа Тигипко в парламент, несмотря на отсутствие высшего образования, что вызывает желание снова обратиться с недоуменным вопросом к Центральной избирательной комиссии.

Их идея, накладывающая на работодателя суровое обязательство выплачивать работнику, при наступления страхового случая, все, что нужно для покрытия расходов на лечение, вызывает, мягко говоря, сочувственную улыбку. Они, бедные, не знают, как велика у нас налоговая нагрузка на каждую  гривну заработной платы, из-за чего на Украине рассчитываются и продолжат в обозримом будущем  рассчитываться с работниками конвертами. Ничего не меняя в структуре налогообложения, с этой преступной практикой не покончить. Им, беднягам, неизвестно, что такое наши страховые компании; каких усилий стоит любому застрахованному гражданину получить с них по своему полису положенное; как часто эти компании терпят банкротство, исчезают из поля зрения вместе с чужими денежками в неизвестном направлении. Им, самодеятельным законникам, неясно, что только с ростом экономики, полным и повсеместным изничтожением тотального взяточничества; с преобразованием самой ментальности украинского гражданина, не говоря уже о смене властного режима, не только к тому не готового, но, напротив, усиленно сопротивляющегося демократизации общества, наступит реальная возможность говорить о  страховой медицине. И тут изобретать ничего не нужно. Таковая работает в ряде стран. Нужно только иметь в виду, что и там все складывается непросто. В США, например, врачебная мафия так сильна, что, невзирая на сложную, разветвленную, учитывающую все нюансы взаимоотношений гражданина и медучреждений систему страхования, идет бесконечная, хотя и вяло текущая борьба за увеличение в медицинском воспомоществовании доли бесплатных, государственных услуг, наподобие того, как это происходит, скажем, в Канаде. Словом, темных мест  тут столько, что не перечесть. Достаточно просмотреть комментарии одесситов к публикации на «Думской. нет» информации о затее нардепов-одесситов, чтобы понять --  от нее за версту отдает дешевым популизмом и непрофессиональностью.  Не достаточно ли нам и той идиотской медреформы, которая сейчас, в виде пилотного проекта, осуществляется в Одесской области; той реформы, из-за которой мы теряем эффективно работавшие поликлиники, больницы и разрушаем сложившиеся коллективы врачей?

Не могу в этом контексте не сказать, что лучше бы наши, одесские нардепы рискнули дать честную, объективную оценку  власти, которая открыто, не пытаясь придать своим действиям даже видимости социальной и научной обоснованности, затеяла в недавнем прошлом продолжающийся и поныне всеукраинский антифашистский шабаш, который только что в Киеве, в день широко проанонсированной оппозиционной акции, приобрел очертания элементарного погрома. Что бы там ни твердили у Шустера регионалы, как бы ни посмеивалась просто пропитанная лицемерием Богословская, заслышав реплики о препятствиях, которые воздвигали областные ГАИ на пути следования автобусов с направляющимися митинговать оппозиционерами, все это именно так и было, и против этого не попрешь.

Когда нужно встать стенкой против оппозиционных инициатив, власть у нас не слишком заморачивается. То окружит коммунальной техникой, грузовиками и троллейбусами место предполагающегося митинга, разрешенного, заметьте; то именно в заявленный день начнет повсеместный ремонт дорог; то действительно поставит заградительные пикеты гаишников на всех выездах из крупных городов страны, дабы организованные группы оппозиционных активистов не смогли  добраться до пункта назначения. Но по тем же дорогам, между прочим,  прямиком в Киев, устремляется другой транспорт, укомплектованный «антифашистами»  за сотню-полторы гривен в день, которые, не очень-то разумея, куда и зачем их тащат, надеются, что на сей раз их не надуют, денежки выплатят и, как обещают, доставят восвояси.  Это чаще всего рекрутированные  для боя с тенью,  абсолютно аполитичные студенты, которых совершенно бессовестно сняли с занятий и бросили в топку борьбы с призрачным нацизмом, отождествляемым распустившимися, охамевшими от безнаказанности и шальных денег, поощряемыми властью  троллями-идеологами, с национализмом.

Чем все это обычно заканчивается, мы хорошо знаем. Наконец-то возбуждено первое уголовное дело и начато следствие по факту избиения так называемыми «антифашистами» журналистов 5-го телеканала. Не студенты ведь, которых заманили в Киев и с которыми, конечно же, не рассчитались, а хорошо профинансированные братки, грязные животные в человеческом обличье, погромщики по своей трусливой, стадной психологии (они всегда выползают из каких-то щелей по зову провокаторов), бросались на девушку-репортера, били ее ногами. И пусть вас не сбивает с толку разоблачительные филиппики Бузины, плохого сочинителя и фальсификатора украинской истории, которого постоянно приглашают в политические телепрограммы всяческие киселевы и шустеры, так сказать, для скандала. Он копается в деталях происшедшего, доказывая, что никакого избиения Ольги  Сницарчук не было. А мне достаточно обошедшей Интернет фотографии озверевшего молодчика, целящегося ногой в кого-то за кадром.  Да, я не вижу на этой фотографии  лица девушки. Но верю, что она и другие журналисты могли быть, были его мишенью. Реакция тут возможна одна: скрутить сопливую сволочь и засадить в каменный мешок.

  Мне уже приходилось  еще в первые дни после появления на свет одесского антифашистского комитета, да и вслед за тем, как были приняты сходные решения на областном и всеукраинском уровне, говорить о том, что это явления уродливые, крайне опасные по своей природе, грозящие разрушением хрупкого гражданского согласия даже в таком толерантном городе, как Одесса. И был, как видите, прав.  Национализм тут, в сущности, не причем.  Лозунги нацистского свойства, на которых зацикливаются  псевдоантифашисты,  выкрикивают во время разного рода маршей те же братки, которые обычно легко вклиниваются как в колонны романтиков революции, так и в ряды их антагонистов и делают свою грязную работу.

К сожалению, националистская, критически настроенная к  власти  партия регулярно дает последней основания использовать себя для раскола рядов оппозиции, дискредитации ее дела. Недаром у Эдуарда Гурвица, который принимал участие в последней программе Шустера, появился повод назвать «Свободу»  техническим партнером, пугалом власти. Обвинение сильное и, казалось бы, для оппозиционеров, которые публично подписывают совместные коммюнике, невыгодное. Но только на первый взгляд.  Попытаемся в этом разобраться.

Резкое выступление Эдуарда Гурвица, сводящееся к тому, что радикальное крыло «Свободы» наносит общему делу весьма значительный вред, было вызвано подметными письмами антисемитского содержания, которые от имени «Свободы» разослали ряду оппозиционеров-евреев, в том числе и ему. Правда, он сразу заявил, что в авторство «Свободы»  не верит; считает эти письма, содержание которых таково, что естественное чувство  брезгливости исключает всякое желание их цитировать, провокационными. Но, уверен Гурвиц,  появились они именно потому, что «Свобода» своим поведением в парламенте и за его пределами превращает себя в выгоднейший объект манипуляций со стороны режима, уверенно теряющего поддержку народа.

Что этому режиму крайне необходимо? Во что бы то ни стало уничтожить фронт сопротивления; вызвать у людей недоверие к объединенной оппозиции, раздражение ею. Еще более сильное, нежели то, что вызывает у них совершенно позабывшая о страхе божьем партия регионов. Ему необходимо добиться того, чтобы в сравнении с «Батьк1вщиной» и ее соратниками показалось белым и пушистым даже пресловутое парламентское большинство.  Как это сделать? Кто в этом смысле наиболее выгоден? Конечно же, «Свобода», которая, пусть даже руководствуясь искренними  заблуждениями (прямых доказательств того, что тут имеет место тайный сговор с регионалами у меня нет), своим непрекращающимся ором, бузой в сессионном зале Верховной Рады, заставляет  буксовать на месте  единственную институцию, которая еще не взята под тотальный контроль Банковой.

Всему надо знать меру. Ну, пошумели, покричали, добились решения о непременном индивидуальном голосовании, и ладно. Пора бы начать работать. А то ведь все принятые прежним парламентом, вопреки здравому смыслу, законы; все колченогие, сырые реформы так и не отменены. И лишь потому, что свободовцы яростно требовали от каждого выступающего говорить на украинском, срывая обсуждение любого вопроса.  В результате – вот парадокс -- число украиноговорящих ораторов сократилось чуть ли не вдвое, а целый ряд необходимых решений так и не принят.

Иными словами, радикальное крыло «Свободы» никак не может отказаться от использования традиционного оружия пролетариата – до булыжников дело пока не дошло, но рукопашная, сквернословие, антисемитские выходки, ксенофобия – давно в ходу. Даже открещиваясь от авторства мерзких цыдулок, наши националисты не нашли ничего более остроумного, чем сказать, что они бы весь этот бред изложили на украинском. Смеху подобно! В общем, как ни прискорбно, но с Эдуардом Гурвицем нельзя не согласиться. Он называет вещи своими именами.

Характерно для нынешнего момента -- это видели все, -- что  его позиции не разделил или не понял Виктор Чумак, другой народный депутат от партии «Удар». Он тут же попытался продекларировать, что Гурвиц не имеет права говорить от имени партии. То есть, даже идеологический коллега нашего земляка, мыслящий, однако, шаблонно,  общо и достаточно непродуктивно, не понял того, что открытая полемика, для участия в которой нет нужды получать добро у высокого начальства, не может нанести подлинной демократической политсиле урона. Напротив, она отчетливо  демонстрирует людям кардинальное отличие демократов, не опасающихся публичных споров по самым деликатным и болезненным поводам от кастовой закрытости регионалов, которые, при наличии множества внутренних расхождений и неодолимых противоречий, стригут всех однопартийцев, под страхом неминуемого изгнания выскочек  из своих рядов,  под одну гребенку.

Гурвиц тем и хорош, и мудр, что не умеет струить сладких, для всех удобных, без сучка и задоринки,  речей; никогда не берет на себя роли говорящей головы политического сообщества, с которым сотрудничает, произносящей согласованные банальности; в любых ситуациях остается личностью с принципиально своей, индивидуальной точкой зрения на сущее. И умеет многое предвидеть, разглядеть раньше других и прямо, без обиняков, поделиться своими умозаключениями. Он абсолютно в этом честен. И если вспоминает, к примеру, о беседе с Евгением Щербанем за два дня до его убийства,  где  фамилии Тимошенко не упоминалось; мол, Щербань опасался Лазаренко и других имен не называл, то это означает ровно то, что сказано. Не больше, но и не меньше. И отсюда – логический вывод. Подозрения Щербаня к делу не подошьешь. Разговор с ним, а потом с Кучмой и другими крупными фигурами давнего политического расклада, уликами, доказывающими чью-то вину считать нельзя. Но точно так же нельзя квалифицировать как доказательства, свидетельства, неопровержимые улики показания Кириченко, носящие столь же неопределенный, косвенный характер. Но возвратимся к прежнему.

Реакцию Эдуарда Гурвица на некоторые действия и высказывания лидера  партии «Свобода» и его ближайшего окружения, следует признать, чрезвычайно своевременной. Достаточно было послушать во время проведения оппозиционной акции «Восстань, Украина!» Ирину Фарион, одного из глашатаев этой партии, чтобы увидеть – полемика началась как нельзя более вовремя. Если «Свобода» на самом деле хочет для себя серьезного политического будущего, она просто обязана превратиться из маргинальной, уличной, право-радикальной в цивилизованную националистическую партию парламентского типа. Критика ее деятельности  должна быть учтена, как корректирующая  поправка. Если же этого в ближайшем будущем не произойдет, формирование дееспособной оппозиционной коалиции, вплоть до ее переформатирования, естественным образом продлится. Этот процесс, наверняка, еще не завершен.

Не стоит думать, что отчетливо высказанное нашим экс-мэром неприятие  некоторых форм существования одного из участников оппозиционного триумвирата, отрицательно скажется на его перспективах и, как, возможно, надеются злейшие наши друзья, на  общественном статусе Гурвица.  Нет, Эдуард Гурвиц, вот такой, каков он есть, неудобный для оппонентов, умный, абсолютно самостоятельный в своих экспертных выкладках политический тяжеловес, позарез необходим сегодня и оппозиции в целом, и вконец измордованной назначенцем ПР Одессе. Недаром он стоял на митинге 18 мая на авансцене событий, рядом с лидером своей политсилы Виталием Кличко, рядом с другими первыми лицами оппозиционной коалиции, разделяя тем самым основополагающие принципы, приведшие к ее возникновению; выражая твердую готовность идти в общей борьбе за демократизацию страны, за ее европейский выбор до конца. И это для нас чрезвычайно важно.  

Валерий Барановский
Программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE