Одесские СМИ: конец наступит такой же или еще хуже

 Победа Советского Союза над гитлеровской Германией такой же неоспоримый факт истории, как завоевание Александром Македонским Персидской империи или основание Юлием Цезарем империи Римской.
С той разницей, что в результате побед Александра эллинизм доминировал на пространствах от Египта до Индии тысячу лет, Рим (включая Византию) правил миром в полтора раза дольше, а так называемый социалистический лагерь вместе с державой-победительницей не просуществовал и половины столетия.

ПОБЕДА В ВОЙНЕ, ПОРАЖЕНИЕ В МИРЕ

Этих сопоставлений достаточно, чтобы задуматься не столько о том, стоит ли на развалинах страны, потерявшей плоды завоеваний, устраивать праздник, плясать на костях погибших, сколько о том, почему историческая победа СССР так скоро обернулась историческим поражением. Просто ответить на этот вопрос, вероятно, нельзя, но некоторые соображения сформулировать можно. Сделать это даже необходимо, потому что в начале ХХI века кремлевское руководство стало один к одному повторять ошибки Сталина, допущенные после Второй мировой войны.

В первую очередь это касается внешней политики, отношений с бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции. За короткий срок они превратились из дружеских во враждебные и окончательно оформились в виде холодной войны. Такой финал задним числом принято считать неизбежным, отражающим непримиримые противоречия двух политических систем. Но за два года до того, как Черчилль произнес речь в Фултоне, была создана Организация Объединенных Наций, и при ее создании о непримиримости речи не было.

Меньше чем через год после произнесения речи, якобы «манифеста холодной войны», госсекретарь США Джон Маршалл предложил «Программу восстановления Европы», которая фактически стала продолжением ленд-лиза и помогла за короткий срок восстановить разрушенные войной экономики семнадцати европейских государств (а затем и нескольких азиатских). На подготовительном этапе план Маршалла предполагалось распространить и на СССР, но сталинское руководство не просто отвергло помощь. Оно использовало все рычаги влияния, чтобы заставить отказаться от плана «освобожденные» страны Восточной Европы.

Традиционным объяснением отказа от помощи, отказа, который замедлил восстановление экономик Восточной Европы и СССР как минимум на два десятилетия, стали политические условия, якобы выдвинутые США. Такие условия действительно были выдвинуты. Но позже. И не для СССР, а для демократических стран, где в конце сороковых годов возникла угроза захвата власти коммунистами. От Сталина же требовали только прозрачности бюджета. Чтобы американская помощь освободила ресурсы для строительства домов, а не для производства танков.

Однако вождю всех народов для воплощения в жизнь своих планов нужны были именно танки. Еще не был взят Берлин, а победоносные маршалы предлагали главнокомандующему не останавливаться, идти на Мадрид, освобождать испанцев от Франко. А по пути, если получится, наведаться в Рим, в Париж и далее везде. То есть продолжить советизацию Европы, мечту Ленина.

К счастью, со времени поражения в Польской войне лозунг «Даешь Европу!» и сама идея мировой революции в сознании Иосифа Виссарионовича претерпели ряд метаморфоз. В том смысле, что он усвоил: империалистов криками «ура!» не одолеешь. Страна четырехлетней войной разорена, и надо дать время народу хотя бы перемотать портянки. Поход на Мадрид не состоялся, но пока Сталин был жив, не умерла сама идея похода. Построение социализма в отдельно взятой стране оставалось только этапом большого пути.

По этому пути советская империя следовала до августа 1991 года. Потом на десять лет с большой магистрали свернула. Но теперь ее часть во главе с Россией пытается «встать с колен» и хоть на карачках, но ползти по дороге, которую указал Сталин.

КОМУ И ЗАЧЕМ НУЖНО ВЕЛИЧИЕ

В течение первых десяти лет победители в холодной войне, после того как коммунистический режим рухнул, попытались опять предложить своеобразный «план Маршалла». Хотя план помощи не был системным, он частично сработал. Благодаря щедрым западным кредитам в течение девяностых годов прошлого века в бывших советских республиках восстановлена хозяйственная деятельность, сохранены жизнеспособные предприятия, плановая экономика в какой-то мере трансформирована в рыночную. Она даже интегрирована в мировую.

Казалось бы, давняя ошибка исправлена. Фундаментальная причина конфронтации устранена, о возобновлении холодной войны, восстановлении железного занавеса не может быть и речи. Хотелось бы верить, что так. Но целый ряд фактов не укладывается в гладкую схему. Начиная со второй половины «нулевых» годов, практически на всем пространстве бывшего СССР прослеживается четкая тенденция реставрации тоталитарного прошлого. Причем как в политике, так и в экономике.

Флагманом в этом смысле является, конечно, Белоруссия, где последний диктатор Европы загнал себя и свой совхоз в изоляцию, отгородился от цивилизованного мира и командует кадрами в леспромхозах. Но дурь Лукашенко в Европе погоды не делает. Александр Григорьевич не планирует вести МАЗы на Мадрид или бороться с коррупцией в Лондоне.

К продолжению советской политики конфронтации с Западом, к политике мировой экспансии собирается вернуться и уже возвращается президент Российской Федерации Владимир Путин. А это совсем другое дело. Человечество, за двадцать лет отвыкшее от перспективы большой ядерной войны, рискует опять оказаться в плену забытого страха.

Зачем президенту России понадобилось восстанавливать империю и возрождать величие после распада СССР? По той самой причине, по какой величие было необходимо Сталину. Вопреки расхожему мнению, освобожденное от фашистов население после войны не испытывало любви к генералиссимусу, не считало его автором победы. От Сталина ждали роспуска колхозов, прекращения террора и возвращения нэпа.

Вместо этого последовал новый голодомор и новые репрессии. Оправданием стала «будущая война с Америкой», необходимость срочного вооружения, в том числе создание ядерного оружия. Такое оружие ценой лишений и массовой нищеты действительно создали. Вполне вероятно, что ядерный щит действительно предотвратил третью мировую войну. Но бомбы с ракетами в августе 91-го не могли защитить и не защитили советскую империю от собственного народа.

Если кремлевским вождям снова удастся обмануть народ, с помощью пропаганды внедрить в массовое сознание вражду к Западу (это в значительной мере уже сделано телевидением) и в какой-то форме возродить империю, «величие» на короткое время действительно отвлечет людей от настоящих проблем. Отвлечет от бедности, бесправия и заставит кричать «ура!» на парадах. Но конец наступит такой же или еще хуже.

Первая холодная война изолировала СССР от трех технологических революций двадцатого века. Вторая отбросит Россию, Украину и бывшие советские республики из двадцать первого века в девятнадцатый. И оставит там навсегда.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ.

http://yug.odessa.ua

    powered by CACKLE