Одесса: бабушка погибшей восьмиклассницы согласна стать «уголовницей»

 Бабушка погибшей восьмиклассницы согласна стать «уголовницей» ради установления истины. «Я СКОРО ПРИДУ…» Трагедия случилась два года назад — 22 апреля 2011 года — в селе Новоградовка Овидиопольского района.

Через несколько дней в СМИ появилась информация о самоубийстве несовершеннолетней. Казалось бы, говорить не о чем, но…

 — Кариночку выхаживала в прямом смысле слова с пеленок, — плачет Клавдия Дубицкая. — Она родилась раньше срока, весила два с половиной килограмма. Своего отца девочка никогда не видела, ничего о нем не знала, в семь лет потеряла маму. Внучка — единственное, что у меня осталось от умершей дочери. Я вырастила ее, стала опекуном, заменила и отца, и мать...

 Веселая, жизнерадостная Карина на равных играла с мальчишками в футбол. За словом в карман не лезла и любому обидчику давала сдачи. Таких называют «девочка-огонь». Стройная, длинноволосая, энергичная, она наверняка бы стала красивой женщиной, но ей еще предстояло взрослеть и набираться ума-разума. Об этом, когда внучка отправлялась гулять, не уставала напоминать бабушка Клава. Пусть ворчливая, но любящая, она баловала Карину, как могла. Вот и в тот день готова была простить любую шалость. 

 — Утром 22 апреля ничто не предвещало беды, — рассказывает Клавдия Борисовна. — Карина ушла в школу. Ребят отправили на побелку деревьев, куда моя красавица не явилась. Об этом мне по телефону сообщила классный руководитель. Сразу же позвонила внучке на мобильный, но она не брала трубку. Тогда села на велосипед и отправилась на поиски. Забеспокоилась, так как неподалеку от нас арендовали жилье две сестры, с младшей из них — девятиклассницей Юлей — Карина общалась. Признаться, их дружбу не одобряла — квартирантки вели не очень-то добропорядочный образ жизни. Под их домом частенько парковались разные машины. Поговаривали, что сестры «именно так» зарабатывают деньги. Поэтому компанию Юли не приветствовала, да и школьные занятия она посещала раз когда-нибудь — плохой пример для моей восьмиклассницы…

 В общем, первым делом отправилась к постоялицам. Дома была старшая сестра, которая, выслушав меня, позвонила младшей — та не отвечала. Девушка набрала Каринин номер, но трубку почему-то взяла Юля…

 Этот и другие странные нюансы бабушка будет анализировать потом, а тогда лишь сердилась на любимицу за непослушание. Обе девчонки явились около одиннадцати утра, и Клавдия Борисовна сразу же напустилась на внучку — от души отчитала за прогул. Улыбнувшись в ответ, Карина помчалась домой и принялась болтать по телефону. Говорила долго. Бабушка махнула рукой, мол, пусть говорит, и занялась домашним хозяйством. Потом глянула, а внучки и след простыл. Клавдия Борисовна снова на велосипед…

 Беглянка нашлась возле стройки (один из жителей Новоградовки возводил солидные апартаменты). На требование идти домой обедать лишь махнула рукой: «Иди, бабуля, я скоро приду...». Но не пришла...

 Около шести вечера бабушка вновь оседлала велосипед. Проехала по селу, завернула к стройке, где видела Карину в последний раз. На улице стоял хозяин. На вопрос, видел ли девочку, ответил отрицательно. Но принялся расспрашивать, мол, отчего такое беспокойство? Потом предложил обратиться в милицию. «Еще ведь рано, — подумала Клавдия Борисовна. — Зачем звонить? Светло, в селе все друг друга знают…».

ЗАЧЕМ ВОЛОСЫ С РАСЧЁСКИ?

 Время шло. Каждые пятнадцать—двадцать минут Клавдия Борисовна пыталась дозвониться Карине — телефон не отвечал. В восемь вечера на своей машине к дому бабушки подъехал хозяин стройки: «В милицию обратились?». «Нет, — ответила женщина. — У вас есть номер дежурной части? Дайте…». Но гость позвонил сам, затем сказал: «Ждите, сейчас приедут». Клавдия Борисовна поблагодарила, хотя в душе была уверена — все в порядке: «Восемь вечера — еще не поздно... Но ничего! Пусть приедут, отругают ее, чтобы больше такого не вытворяла...».

 Три милиционера приехали через пару часов.

 — Одного из них, Сергея Лемешева,  я знала, — рассказывает Клавдия Дубицкая. — Он учился с моей дочерью в одном классе. Милиционеры даже не попросили фото, не предприняли попытку разыскать пропавшую девочку. Сразу начали фотографировать место, где внучка спит, осмотрели содержимое школьного портфеля. Потребовали расческу, с которой сняли волоски…

 У меня потекли слезы: «Вы себя так ведете, словно я ее уже никогда не увижу». Сережа меня успокаивал, дескать, все будет хорошо. Потом милиционеры предложили вместе с ними поискать Карину в местных барах. Согласилась, хотя знала, что подобные места внучка не посещает. В питейных заведениях ее никто не видел… Уезжая, Сергей Лемешев на всякий случай оставил номер своего мобильного: мол, если что — звоните.

 В ту ночь я не спала. Только ненадолго задремала, сидя на стуле. Очнулась — еще не было пяти утра. И сразу отправилась на поиски. Заехала к своей второй дочери, в соседнее село, к подругам — нигде нет! У меня душа заболела (плачет), и что-то потянуло в посадку. Набрала номер телефона Карины — еду и держу трубку на вызове. Вдруг слышу сигнал. Бросила велосипед и кинулась на звук. Вижу сквозь ветви — вроде бы внучка стоит… Кричу ей: «Чего ты там стоишь? Иди домой!».

 Подбежала ближе и увидела: она висит на веревке, ноги полусогнуты… Я закричала… Не знала, что делать — снимать с веревки или бежать за помощью. Обняла крепко, а она уже холодная… Под глазами и на обеих щечках — синяки. Странные такие отметины: на одной щеке — четыре «точки», на другой — одна. Очень похоже на следы от пальцев — словно рот рукой зажимали (плачет). Телефон все звонил — не сразу сообразила, что вызов нужно сбросить. Обняла кровиночку свою и застыла...

 Не помню, как набрала номер Сережи Лемешева. Примерно через полчаса в посадку приехали несколько милицейских машин. Еще дочь со своим мужем, другие люди. Мне стало плохо, вызвали «скорую помощь»...

 А буквально через несколько дней в арендованном доме устроили пикник. Такое веселье было — вся деревня слышала. Все удивлялись: откуда у сестер деньги? Там и раньше были ночные гуляния. Да я бы так не реагировала на их посиделки, если бы не ряд обстоятельств.

 Когда мне вернули вещи Карины, верхняя одежда была ее, а нижняя кофточка — Юлина! Как чужая одежда оказалась на моей внучке, до сих пор не могу понять. Еще нюанс. Карина терпеть не могла заплетать волосы. Уж сколько учительница меня ругала, мол, волосы длинные, челка в глаза лезет, никак не могла заставить ее подобрать локоны. Но у мертвой девочки была прическа — туго заплетенный «колосок». Более того, на голове — два обруча: один металлический спиралькой — ее, второй — пластмассовый с бабочкой — опять-таки Юлин! Позже я спросила у нее: «Почему твоя кофточка на моей девочке была?!». Та испугалась: «Какая кофточка?». И убежала… Но и это не все. Милиционерам девица заявила, дескать, в последний раз видела Карину 22 апреля в одиннадцать часов утра, но это — неправда!

 По словам жителей Новоградовки, обеих девушек видели в два, в три часа дня, в пять и в шесть вечера. Еще говорят, что Карина стояла возле какой-то машины — волосы, как всегда, распущены, в руках — мобильный телефон. Как рассказали очевидцы, в тот же день возле Юлиного дома парковалась серебристая иномарка. За рулем — темноволосый мужчина, который наверняка знаком с «преданной подружкой».

 Клавдия Дубицкая утверждает, что след от легковой машины явно просматривался неподалеку от места, где была обнаружена Карина: сюда можно подъехать только с одной стороны — мимо все той же стройки.

 Одна из сельчанок говорит, что в день трагедии, примерно в восемь вечера, проходила вместе с сыном мимо посадки и видела серебристый автомобиль — аккурат напротив того места, где вскоре нашли Карину. Машина ехала за ними несколько десятков метров. Домой напуганная женщина возвращалась другим путем.

 Припомнил некоторые странности и охранник тракторной бригады, дислоцирующейся через дорогу от лесополосы. В частности, поздно вечером сюда подъехал автомобиль, и доносились голоса как минимум двоих мужчин. Незваные гости долго копошились в темноте…

УЗЕЛ — ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ?

 Эксперт-токсиколог в организме погибшей Карины Дубицкой наркотические вещества не обнаружил. В заключении овидиопольского эксперта-гистолога сказано: «Пергаментированная странгуляционная борозда кожи с осаднением и кровоизлиянием в области дна. Венозное полнокровие органов. Мелкоочаговые кровоизлияния в миокарде. Очаги острой эмфиземы, отек легких. Отек головного мозга». Согласно выводам этого криминалиста, смерть наступила из-за асфиксии (удушения), наступившей в результате повешения. Его коллега из Одесского областного бюро медицинских экспертиз написал коротко: «асфиксия».

 Все исследования проведены в апреле—мае 2011 года. Милиция подвела черту: суицид. Однако в самоубийство восьмиклассницы никто в Новоградовке не верит, в том числе друзья погибшей, учителя, директор школы и, разумеется, Клавдия Борисовна. В поисках истины она уже два года обивает пороги милиции, прокуратуры, суда. За это время бабушка Клава стала заправским следователем — изучила судебно-медицинские исследования, выучила юридические термины, помнит на память материалы так и не возбужденного уголовного дела. 

 — Не понимаю, что происходит, — сокрушается пенсионерка. — Время смерти толком не определили: написали, что она наступила в период с семи до одиннадцати часов утра. И это при том, что, не говоря обо мне, внучку в течение дня видели столько людей! Написали, что на ее шее — простой узел, который девочка якобы затянула самостоятельно. Но я общалась с несколькими компетентными специалистами, они утверждают: узел завязан профессионально. Когда нашла внучку, кусок веревки находился под ее верхней кофточкой. Это как? Она повесилась, а потом «бантик» под одежду заправила?!

 Ничего не могу узнать... Синяки на ее лице правоохранители называют трупными пятнами. Но был багровый синяк и на спине! Когда пыталась что-то узнать, следователь буквально прятался от меня — не хотел разговаривать. После того как я написала жалобы, дали фотографии, на которых запечатлено, как моя девочка висит…

 Из жалобы Клавдии Дубицкой генеральному прокурору Виктору Пшонке и министру внутренних дел Виталию Захарченко: «Мою внучку Дубицкую Карину убили и потом повесили, прицепив ярлык «суицид». Уверяют, что она пригнула одной рукой ветку (толщина которой в диаметре 25—30 сантиметров), расположенную на высоте 320 сантиметров от земли, а другой рукой замотала веревку, сделала профессиональный узел и повесилась...». 

 Действительно, сложно представить, каким образом хрупкая школьница умудрилась пригнуть толстенную ветку, стоя под «виселицей» высотой три метра двадцать сантиметров. Впрочем, как утверждает Клавдия Борисовна, после того как она обратила внимание правоохранителей на этот «странный» нюанс, бумага с вышеприведенным предположением из материалов проверки исчезла.

 Зато появилась другая версия. Дескать, Карина влезла на дерево, проползла по ветке и, держась за нее одной рукой, второй прикрепила веревку. Затем надела на шею петлю и прыгнула вниз. Теоретически это возможно, но…

 — Во-первых, если бы она прыгнула с затянутой петлей с такой высоты, то наверняка бы сломала шею, но этого почему-то не произошло, — говорит президент Центра международной правовой защиты, юрист Международного комитета защиты прав человека Эфтехар Хатак. — Во-вторых, залезть на такое дерево и намотать на ветку веревку, не испачкав при этом одежду и не исцарапав руки, просто нереально. На погибшей же — чистая одежда, кожа рук не повреждена…

 Признаться, был в шоке, когда изучил документы. Например, установлено, что канат (а это именно канат!), на котором якобы повесилась Карина, принадлежит хозяину стройки (той самой, где бабушка видела внучку и хозяин которой вызывал милицию. — Авт.). Мол, лежала «бельевая веревочка» немалой длины в огороде под ведром. Если даже предположить такое, то что девочка там делала и откуда знала, где эта веревка спрятана?

«ВЕДЬМА»

 Новоградовская трагедия обсуждалась в пресс-центре «Paritet» в ходе «круглого стола»: «Суицид — диагноз правоохранительных органов». К сожалению, никто из приглашенных представителей милиции и прокуратуры не пришел. А жаль. Возможно, они сумели бы ответить на многочисленные вопросы, заданные участниками мероприятия. Например, почему не сделали распечатку звонков с мобильного телефона девочки? Ведь в день гибели она, как утверждает ее бабушка, долго с кем-то беседовала. Правоохранители «вычислили» только сообщение «абонент пытался дозвониться», пришедшее на «мобилку» Карининой тети в десять тридцать утра. Что это за загадочная серебристая иномарка, госномера которой фигурируют в многочисленных жалобах Клавдии Дубицкой?

 Когда следователь райотдела милиции отказался возбудить уголовное дело по факту гибели школьницы, а районный прокурор его, по сути, поддержал, Клавдия Борисовна обратилась к их областному руководству и в Овидиопольский райсуд. Суд, заслушав пояснения всех сторон, 12 сентября 2012 года вынес вердикт: постановление следователя Овидиопольского райотдела милиции об отказе в возбуждении уголовного дела отменить, материалы вернуть для проведения дополнительной проверки. 

 Среди оснований, по которым суд пришел к такому мнению, значится, в частности, тот факт, что хозяин стройки, как утверждает потерпевшая сторона, об исчезновении девочки сначала сообщил председателю Новоградовского сельсовета, затем позвонил на телефон Карины, а уже потом — в милицию. Суд счел нужным установить: «откуда у этого гражданина оказался номер телефона несовершеннолетней, к какому типу узлов (обычных, морских и т. п.) относится узел веревки, который был обнаружен на шее Дубицкой Карины, могла ли она сделать указанный узел без специальной подготовки, учитывая ее возраст», и прочее.

 Однако дополнительная проверка ничего не изменила.

 «На мои многочисленные обращения в разные инстанции я получаю формальные отписки от прокурора Овидиопольского района, которые дублируются Одесской областной прокуратурой, МВД, Генеральной прокуратурой и т. д., — пишет в очередной жалобе Клавдия Дубицкая. — В этом я убедилась, когда пришла в прокуратуру района для ознакомления с материалами проверки. Мне предоставили папку с моими заявлениями и жалобами и формальные отписки на них. Там я не увидела ни одного документа, который бы подтвердил, что работала хоть одна комиссия по проверке моих жалоб и был сделан отчет о проведенной проверке с подписью лиц, проводивших ее. Я уже не знаю, как можно достучаться до правоохранительных органов, добиться справедливости…».

 Рассказывая о своих мытарствах, Клавдия Борисовна не устает называть имя «гражданина со стройки». Утверждает, что есть множество свидетелей того, как в один из его домов привозят несовершеннолетних девочек. Мол, доносился оттуда громкий крик. Сельчане так и не поняли: вопили от боли или от удовольствия…

 Отметим, что, согласно экспертизе, следов изнасилования на теле Карины не обнаружено. Но несчастная бабушка уже не знает, чему и кому верить…

 — Почему вокруг моей девочки столько лжи? — говорит Клавдия Борисовна, вытирая слезы. — Почему исчезают документы? Сотрудники правоохранительных органов стремятся доказать, что Карина была склонна к суициду — якобы есть показания жительницы Новоградовки Ольги Бойчук, мол, моя внучка топилась в цистерне (в селе есть такая альтернатива колодцу — летом объемные емкости заполняют водой. — Авт.). Но это — неправда! На самом деле внучка уронила в эту цистерну подаренный мной мобильный телефон и, пытаясь спасти «трубку», спустилась по веревке вниз, а выбраться самостоятельно не смогла. Позвала на помощь — подоспели соседи... Ни о какой попытке утопления Ольга следователю не рассказывала!

 Настырная бабушка так «достала» милиционеров и прокуроров, что один из правоохранителей даже назвал ее ведьмой и изрядно повысил на просительницу голос, другой сказал, мол, «поздно пить «Боржоми», третий пригрозил уголовным преследованием — за ненадлежащее исполнение опекунских обязанностей. Клавдия Борисовна не возражает. Надеется хоть таким образом — в роли обвиняемой — правду узнать. Ведь тогда проведут, наконец-то, следственный эксперимент и покажут, как ее внучка по дереву карабкалась, как петлю затягивала и прыгала с веревкой на шее с трехметровой высоты…

 В нынешнем марте на обращение Клавдии Дубицкой из прокуратуры Одесской области пришел ответ: «…По результатам рассмотрения вашего обращения в действиях прокурора Овидиопольского района и сотрудников Овидиопольского РО ГУ МВД Украины в Одесской области нарушений требований законодательства не установлено, а потому оснований для принятия мер прокурорского реагирования не усматривается».

 — Сейчас вскрылись новые, ранее не известные обстоятельства, позволяющие заново обратиться к правоохранителям, — говорит Эфтехар Хатак. — В частности, есть люди, готовые дать свидетельские показания. Не исключено, что к гибели Карины имеют отношение некоторые сотрудники правоохранительных органов и/или чиновники. Если это так, то с их стороны будут предприняты титанические усилия, чтобы делу не дать ход. Обидно, больно, но в такой системе мы живем. Исходя из этого, понимаю, что наших свидетелей могут запугать, но прошу их не бояться и сказать правду. Иные граждане молчат, считая, что с ними подобное несчастье не случится. Но оно может произойти с каждым — безнаказанность порождает новое преступление.

ЗВОНОК

 Пока суть да дело, в Новоградовке выдвигают свои версии случившегося. Например, судачат, мол, существует некий заказчик на фильм, в котором главную роль «сыграла» восьмиклассница. Даже сумму называют — восемьдесят тысяч долларов! Дескать, тогда легко объясняются некоторые нюансы, например, тугая коса и второй обруч на голове Карины. Понятно, что многое прояснить могла бы Юля, которую так толком и не допросили. Но вот беда — обе сестры как в воду канули. Исчезли дней через семь после трагедии...

 Представляя, каким издевательствам могла подвергнуться внучка, Клавдия Борисовна вновь заливается слезами. Считает, что глумились над девочкой изощренно. Так, бабушка обратила внимание на руки:

 — Кожа-то на них была цела, однако сами кисти — багрово-синего цвета. Не иначе, как подвешивали ее… Судя по всему, били. Отсюда — синяк на спине, и рот зажимали — отметины на щечках.

 Может, и случайно все вышло — у девочки были полипы в носике. Дышать с закрытым ртом внучка практически не могла — как раз собирались операцию делать. Не исключено, что ее задушили, а потом повесили... За что ж так сироту обидели, жизнь отобрали?!

 Возможно, Карина стала невольным свидетелем чего-то, что знать ей не полагалось. Ее друзья допускают и другое: «злых дядей» мог обозлить отказ Карины от какого-то «экзотического» предложения. Характер у девчонки был норовистый…

 Бабушка Клава отнюдь не стремится упрятать кого-то за решетку или получить материальное возмещение. Она просто хочет установить истину — знать, что именно произошло с ее внучкой.

 — Кариночка веселая была, жить хотела, — говорит Клавдия Дубицкая. — За всю свою короткую жизнь из села никуда не выезжала, ничего не видела. Помогите, умоляю! Я свою внучку не уберегла, но, узнав правду, удастся сохранить жизнь других детей...

 И последнее. Год назад в одиннадцать вечера на мобильный телефон Клавдии Дубицкой поступил странный звонок. Неизвестный женский голос настойчиво приглашал в… посадку — к тому самому дереву, на котором висела девочка. Цель ночного похода не озвучили. Бабушка приглашение, ясное дело, проигнорировала.

Лариса КОЗОВАЯ // yug.odessa.ua

    powered by CACKLE