Одесские СМИ: дурость власти крепчает, число протестующих граждан растет

 В конце прошлой — начале нынешней недели произошло два события. Их масштаб несопоставим, а соединение сюжетов чисто механическое. Тем не менее оставить без внимания то и другое автору

показалось невозможным. 

СМЕРТЬ В ЛОНДОНЕ

Начнем с события мирового масштаба. 8 апреля утром смерть настигла семьдесят первого премьер-министра Великобритании баронессу Маргарет Тэтчер. Резиденцию британских премьеров населяли немало деятелей, которые оставили неизгладимый след в истории, но даже среди таких имен, как Ллойд-Джордж или Черчилль, имя этой женщины не теряется.

 Оставим в стороне подробности ее неординарной биографии и детали судьбы политической. Не все премьеры Ее Величества принадлежали к правящему классу, ничего не определяет и то, что за всю историю Тэтчер стала первой женщиной на этом посту. Поражает, что в течение одиннадцати лет правления при противодействии как оппозиции, так и родной Консервативной партии, премьер-министр проводила крайне непопулярную внутреннюю и внешнюю политику и вместе с этим трижды приводила к победе на парламентских выборах консерваторов.

  Считается, что проведение радикальных преобразований (слово реформы, верное по сути, в этом контексте неуместно) приносит инициаторам одни убытки, а чаще всего заканчивается крахом карьеры. В первое время Тэтчер грозило то и другое. Демонтаж «лейборизма», за три-дцать лет опустившего Великобританию с уровня мировой империи до состояния экономического и политического аутсайдера, был настолько болезненным, что премьеру, единственный случай в истории, либеральная профессура Оксфорда отказалась присудить степень доктора гонорис кауза. А либеральная интеллигенция ненавидела Тэтчер при жизни и продолжает ненавидеть после смерти.

 Фундаментальный экономический принцип, который позволил Тэтчер проводить преобразования, прост. Государство не может тратить больше того, что поступает в бюджет в форме налогов. А если социальная политика нарушает баланс, надо менять социальную политику, а не принцип. В идеале никто с этим не спорил. А на практике популисты в руководстве профсоюзов и связанной с ними Лейбористской партии во время пребывания у власти заботились не о наполнении бюджета, а о голосах избирателей на выборах.

 Во имя борьбы с безработицей они сохраняли нерентабельные национализированные предприятия и огромную угольную отрасль, пожиравшую бюджетные деньги. Сохранялись дотации на государственное и муниципальное жилье, из года в год увеличивались размеры ничем не оправданных социальных программ.

 Тэтчер впервые в истории провела широкую программу денационализации промышленности и приватизации недвижимости в Великобритании. Несмотря на протесты, переходящие в восстания, она ликвидировала нерентабельные шахты и добилась баланса бюджета, что позволило снизить налоги. Это, несмотря на сокращение социальных программ, повысило уровень жизни в целом. Избиратели увидели результат и дважды продлили мандат премьера.

 Такой же решительной Тэтчер была во время военного конфликта Великобритании с Аргентиной из-за Фолклендских островов. Такой же непримиримой оказалась в борьбе с ирландскими террористами. Причем все решения премьер принимала, не обходя, а опираясь на закон, добиваясь поддержки парламента и народа.

 Особо следует выделить позицию Тэтчер по отношению к коммунистическому режиму. В этом она была единой со своим другом Рейганом. Результат налицо. Советского Союза не существует, Великобритания сохраняет положение ведущей экономической и политической державы Евросоюза.

МИЛОСЕРДИЕ С ЦЕЛЬЮ И ВОВРЕМЯ

 В пятницу вечером, 5 апреля, стало известно, что запущен механизм помилования небольшого числа осужденных, среди которых бывший министр внутренних дел Украины Луценко. В субботу, на следующий день после подписи главы государства, помилование стало фактом, и в воскресенье утром Юрий Витальевич вышел на свободу.

 Неожиданность и необычная быстрота процесса помилования одного из лидеров оппозиции, показательной жертвы избирательного правосудия, заставляет задуматься о многом. И прежде всего о том, почему в сердце Януковича милосердие вспыхнуло именно сейчас.

 Тривиальные объяснения, разумеется, существуют. Типа того, что глава государства ждал, пока не завершатся все стадии судебного разбирательства, включая рассмотрение двух кассационных жалоб Луценко на приговоры Печерского районного суда Киева. Или что в подготовленном для ЕС докладе миссии Квасьневского-Кокса о положении дел в Украине содержатся оценки, исключающие возможность подписания Соглашения об ассоциации.

 Вероятно, в администрации президента все это учитывали. Но до мая, до рубежной даты, когда в Брюсселе окончательно решат, стоит ли в принципе с Януковичем иметь дело, оставался месяц. И еще месяц можно было кошмарить европейских лохов и гуманность проявить буквально в последний день.

 Намного вероятнее, что на судьбу знаменитого политзэка повлияли все-таки не тонкости правосудия, не опасения потерять ассоциацию с ЕС, а события, которые произошли в отечестве. В частности, так называемое «выездное заседание» Верховной Рады Украины, которое не без оснований считают определяющим в процессе узурпации власти «семьей» и кончиной украинского парламентаризма.

 Надо сказать, что в соседних странах по отношению к Украине эксперты избегают давать резкие оценки политической ситуации. Такие термины как «узурпация власти», «установление диктатуры», как правило, не в ходу. Их заменяет размытая формула «сворачивание демократии» и надежда, что родина «оранжевой революции» в итоге не пойдет путем Беларуси и России.

 Но после «выездного заседания» ВР и открытой подготовки правящим кланом референдума, меняющего государственное устройство, ни о какой демократии в Украине, развернутой или свернутой, не может быть речи. Ни Соглашение об ассоциации, ни другие формы политического и экономического сотрудничества с Европой не способны повлиять на руководство страны, решившее вернуться в привычный «совок».

 Несмотря на инерцию политического мышления, этот факт до Брюсселя дойдет в самое ближайшее время. Он поменяет не акцент, а всю систему оценок происходящего в Украине. Систему, где пребывание лидеров оппозиции в тюрьме уже не будет играть решающей роли. Пока этого не произошло, пока козыри в игре с Евросоюзом не превратились в битую карту, их надо было срочно разыграть. И Луценко оказался на свободе.

 Помилование, кстати, не погасило две судимости Юрия Витальевича. Ни на пост президента, ни на какую другую выборную должность претендовать он не может, хотя способен и будет влиять на расклад сил внепарламентской оппозиции. Нет сомнений, что проявляя «гуманность», в администрации президента это предвидели. И козырь Луценко разыграли второй раз. Теперь уже внутри страны.

 Акция «Повстань, Україно!», несмотря на пессимистические прогнозы политологов, стала собирать на массовые мероприятия больше людей, чем ожидалось. До масштаба Майдана, разумеется, далеко, но это дело наживное. Дурость власти крепчает, число протестующих граждан растет изо дня в день. И изо дня  в день растет поддержка тех, кто протест организует.

 Оппозиция, которая блокадой не может ничего добиться в парламенте, добирает очки на улице. Остановить это не могут ни суды, ни «Беркут». Кличко, Яценюк и Тягнибок хорошо понимают, что вместе они представляют угрозу режиму, а по отдельности умножают друг друга на ноль. Все, однако, может измениться с появлением на уличной арене Луценко.

 Оснований считать бывшего министра внутренних дел глупее, чем каждый из трех лидеров оппозиции, нет. По влиянию на определенную часть населения его авторитет, может быть, выше авторитета Кличко, Яценюка и Тягнибока в совокупности. В этом состоит расчет власти. Вне зависимости от желания Юрия Витальевича, любое его замечание о неверных решениях и ошибках Яценюка, Кличко и Тягнибока, высказанное публично, становится яблоком раздора, играет на руку режиму, против которого оппозиция до сих пор сражалась единым фронтом.

 Оправдаются опасения или нет, станет ясно в ближайшее время.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ // yug.odessa.ua

    powered by CACKLE