Одесские СМИ: осталось только поставить точку, повеситься на шарфе в ванной

 23 марта 2013 года в городке Аскот графства Беркшир оборвалась физическая жизнь уже мертвого по сути политика. Борис Березовский скончался раньше. Раньше, чем проиграл шестимиллиардный судебный иск Роману Абрамовичу, раньше, чем закончились неудачей его попытки
влиять на политику России и Украины из эмиграции, раньше, чем Березовский унес в Лондон родину на подошвах своих башмаков.

О РОЛИ АВАНТЮР В ИСТОРИИ

По темпераменту и амбициям этот невысокий сутулый еврей был похож на людей Ренессанса. Он знал, что делает историю, в средствах достижения цели не был разборчив и так верил в свою неуязвимость, что на пике могущества и власти не позаботился о страховке. Не подумал, что первой задачей того, кого он посадил на престол, будет избавление от своего благодетеля. Но именно так произошло. Позвонили из Кремля, предложили расстаться с акциями ОРТ и повесили трубку. Причем звонил не сам Путин.

Можно было не отдавать, выбрать годы за шитьем рукавиц на зоне (все же не гильотина, не расстрел в подвалах Лубянки), но Березовского вела роль, которую он некогда выбрал и надеялся сыграть до конца. Борис Абрамович ее, собственно, и сыграл. Только по чужому, печальному для себя сценарию.

Роль он выбрал, когда сценарий еще не был дописан. Докторская диссертация успешного ученого-математика Березовского называлась «Разработка теоретических основ алгоритмизации принятия предпроектных решений и их применения». Он защитил ее в 1983 году. Через восемь лет у Бориса Абрамовича (тогда уже академика) появилась возможность воплотить теории в жизнь. Сначала в коммерческих проектах, потом в масштабах целого государства.

После того как спектакль сыгран, хор театроведов в погонах и в штатском называет Березовского авантюристом, не подозревая, что в «лихие девяностые» применить теорию на практике авантюра только и позволяла. Чешский писатель Милан Кудера определяет авантюру как «страстное открытие неизвестного». В такое определение никто не вписывался лучше, чем Борис Абрамович. Поначалу — к счастью. Потом — к сожалению.

История все же не спектакль и не проект. На каком-то ее отрезке и в каком-то масштабе теоретические основы работают, а где-то работать перестают. Авантюры Березовского с организацией «ЛогоВАЗа», участие в схемах по управлению «Аэрофлотом», «Сибнефтью», «Русалом» и целым рядом других российских компаний принесли миллиарды долларов. Но когда те же схемы Борис Абрамович попытался перенести на управление государством, все пошло наперекосяк. Правда, не сразу.

ПОБЕДНЫЕ ПРОЕКТЫ И БЛЕСТЯЩИЕ УСПЕХИ

В 1996 году первый срок Ельцина принес населению России такое разочарование, что накануне президентских выборов рейтинг Бориса Николаевича твердо держался у отметки три процента. Угроза возвращения коммунистов во власть и реставрация «совка» по результатам выборов казалась неминуемой. Как альтернатива «кремлевскими мыслителями» предлагался единственный вариант — выборы президента отложить, а то и отменить вовсе.

С учетом тяжелой болезни Ельцина такое решение означало изменение Конституции, установление диктатуры чиновников, примерно то, что сегодня мы наблюдаем в Украине, в Беларуси и в самой России. Иными словами — конец демократии. И демократия действительно кончилась. Но не так, как рассчитывали коммунисты, и не так, как предполагали кремлевские силовики.

Борис Абрамович Березовский предложил «предпроектное решение», собрал влиятельных и богатых сторонников (включая самого Ельцина) и с помощью чисто коммерческой схемы добился победы Бориса Николаевича на выборах. В рамках проекта работали члены президентской «семьи», ненавидящие друг друга олигархи, прямые враги Чубайс и лампасные силовики, на корню куплен был претендент на престол генерал Лебедь.

После успеха «коробок из-под ксерокса», набитых пачками долларов, как не почувствовать себя творцом истории всемирного масштаба? Как не попробовать распространить успех на все, до чего дотянутся руки? Было, правда, одно препятствие. Избранный президент не подчинялся никаким алгоритмам, не позволял собой руководить и время от времени выписывал «загогулины».

Между Ельциным и Березовским, кроме того, стояли «ближние люди». Иногда они принимали советы Бориса Абрамовича, а иногда нет. В то время, когда президент в больнице «работал с документами», решения принимал кто угодно, но не Березовский. Ему же позволяли копить миллиарды, изображать героя в переговорах на мятежном Кавказе, возглавлять Исполком СНГ или Совбез Российской Федерации. Понятно, с консультативными полномочиями.

Так продолжалось три года до момента, когда Ельцин решил уйти на покой, и для творца истории открылась новая перспектива. Владимир Владимирович Путин, к тому времени сменивший кресло главы ФСБ на пост премьер-министра, стал для Березовского ядром нового многообещающего проекта. У проекта Путин-преемник, собственно, было два автора. Инициатором практических мер по возрождению России с помощью Лубянки был Александр Стальевич Волошин, глава кремлевской администрации.

Проект закончился безоговорочной победой. В том смысле, что Путин собрал политический урожай от известного «взрыва домов» и от начала второй чеченской войны, а затем стал президентом и начал в по своему разумению «возрождать» Россию. Только не было в лубянской России места для Волошина, серого кардинала Ельцина, и для Березовского с его алгоритмами и схемами. Александра Стальевича от руля тихо отодвинули, а Борису Абрамовичу, как уже было сказано, позвонили с требованием отдать акции ОРТ.

АЛГОРИТМ ПРОИГРАННОЙ ПАРТИИ

Историческая роль БАБа на этом закончилась, с отбытием в эмиграцию он политически умер, но кто может смириться с потерей роли в блестящем спектакле? Вместе с миллиардами эмигрант вывез воспоминания о прошлом. И воспоминания о былом величии заставили Березовского играть роль, совершенно миллиардеру несвойственную. Роль революционного демократа, врага российского самодержавия, Герцена ХХІ века.

Через год после бегства из страны Березовский основывает «Фонд гражданских свобод» для поддержания демократических реформ на постсоветском пространстве, вместе с Сергеем Юшенковым учреждает партию «Либеральная Россия», поддерживает «революцию роз» в Грузии и «оранжевую революцию» в Украине. В попытках изменить общую тенденцию укрепления авторитаризма и свертывания демократии в бывших советских республиках Березовский не жалеет денег, но оказывается, старые алгоритмы не работают и результат не оправдывает затрат.

В России о Борисе Абрамовиче помнили, судили его, заочно приговорили к солидному сроку заключения, пытались добиться экстрадиции из Великобритании, организовали покушения, но на Западе внимание к Березовскому с каждым годом ослабевало. Последней попыткой внимание вернуть был иск к Роману Абрамовичу. Для БАБа он кончился крахом не только потому, что не удалось вернуть шесть миллиардов. Высокий суд Лондона не счел показания Березовского достоверными, грубо говоря, посчитал ложью правду о режиме Путина, отверг сведения из первых рук об экономике тотального грабежа.

После такого конфуза физическая жизнь борца за права и свободы действительно потеряла смысл. Осталось только поставить точку, повеситься на шарфе в ванной.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ
.
http://yug.odessa.ua

    powered by CACKLE