Мнение из Одессы: на Думской сидит болтун, у которого правая рука не знает, что делает левая

 В одном из своих блогов журналист Виталий Портников писал, что, по его мнению, власти и народ живут сейчас в разных Украинах. Когда я знакомлюсь с одесской внутригородской хроникой, мне начинает казаться,

что и мы с местным начальством живем в разных  городах. У него, начальства, то есть, все в порядке. Оно ликует по поводу своих успехов, а еще больше -- в связи с наполеоновскими планами, в серьезности которых ни капельки не сомневается. В его представлении Одесса идет вперед завидными темпами и становится все краше. Мы же видим, как город наш хиреет, увядает; теряет свой специфический, еще недавно весьма привелкательный,  имидж; постепенно превращается в стандартный, типовой областной центр, где люди не радуются жизни, а тянут лямку в слабой, угасающей надежде на лучшие времена.

 

Мало того, что мы существуем в той Украине, в чью сторону со все  нарастающим недоумением смотрит весь цивилизованный мир, который не может взять в толк, как нам удается двигаться в Европу и таможенный союз одновременно; которому невдомек, отчего политическое преследование лидеров оппозиции называют нормальной судебной практикой; который не понимает, почему немедленно не выходит  на волю человек, оправданный ЕСПЧ, если его арест признан незаконным и моральный ушерб компенсирован; который ждет -- не дождется от нас независимого судопроизводства, реальной борьбы с коррупцией, подлинных, а не фиктивных реформ в социальной, фискальной, экономической сферах. Мало нам этого! Нам повезло еще и жить в городе, где вся напряженная работа администрации сводится, с легкой руки ее неадекватного «очильника», к сооружению уродливых потемкинских деревень. Видимо, мы здорово нагрешили в прошлых жизнях, если вынуждены отбывать эту жесточайшую епитимью, неведомо кем на нас наложенную.  А ежели неповинны, то не пришло ли время сделать все возможное, чтобы уйти от  несправедливого наказания; вернуться в естественное для себя состояние, считая достаточной карой небесной пребывание в той Украине, о которой, по язвительному аналитику Портникову, ничего ни на Банковой, ни на Грушевского неизвестно?

 

Нам не раз внушали, что любые перемены начинать нужно с себя. И это верно. Однако давайте трактовать эту формулу расширительно. Возьмемся не только перекраивать сами себя, но и то, что нас окружает. То есть, столкнувшись с какими-то проявлениями несправделивости, начнем, наконец, не дожидаясь, пока барин приедет и рассудит, выстраивать стенку  на пути зла, руководствуясь нравственным законом и здравым смыслом.

 

Если бы, например, сотрудники и пациенты хозрасчетной поликлиники на Жуковского, приговоренной мэрией к ликвидации, не ограничились несколькими выступлениями на телевидении и вялым пикетом  на Думской, а вышли на улицы, перекрыли бы какой-нибудь оживленный перекресток, забросали бы телеграммами-молниями Олимп у Днепра; собирали бы одну за другой встревоженные пресс-конференции, отстаивая свое право на жизнь, демонстрируя всем и каждому, каковы без грима блудливые физиономии чиновников, проводящих  непрофессиональное,  антигуманное, лишенное логики реформирование медицинской отрасли, им не пришлось бы  сегодня  мучаться сомнениями относительно своего ближайшего будущего.

 

Если бы граждане Одессы,  до сих пор лишенные генерального плана города, подали на мэрию в суд за то, что мы все еще движемся по морю житейскому без руля и ветрил, когда любой хитроумный инвестор может ловить рыбку в мутной воде, не сообразуясь ни с законами, ни с интересами громады, ни с логикой естественного развития живого городского организма, -- если бы противодействие наше достигло такого градуса, глядишь, окончательный вариант генплана стал бы больше похожим реальный градоустроитеьный документ, чем на свод ничем не регламентированных чиновничьих фантазий.

 

Полсотни людей перекрыли недавно движение на дороге в Ильичевск. Жители Черноморки протестовали против  намерения снести ряд частных домов, на месте которых по плану, якобы, намерены разбить рекреационноую зону. Не знаю, что там на самом деле, но совсем недавно я побывал в Люстдорфе, спустился по узкой, пустынной, заброшенной улочке к берегу и обнаружил, что пляжа, по сути, уже нет. Все обвалилось. Остались лишь два полукружия песка. А за ними, там, где вдоль обрыва пролегала тропка, по которой я некогда бегал на курортную базу, где отдыхал,   обнаружилась ограда, окружающая какое-то полустеклянное здание, а вокруг него -- покоящиеся, по моему, на стапелях, роскошные, ослепительно белые яхты. Много яхт. На большие миллионы. Что это за эллинг, я не знаю. Думаю, не знают многие. Привычная ситуация. То  и дело в разных районах города повляется нечто такое, по поводу чего наши чиновники во главе с врио городского головы, озадаченно разводят руками. Особенно отчетливо это видно в злосчастной Аркадии.

 

Как вам кажется, должен ли был найти отражение в  генплане замысел мэрии отдать в аренду инвестору  ( на сей раз -- компании «Аркадия Сити») «балки» вдоль центральной аллеи, где предполагается возведение – нетрудно догадаться чего – высотной гостиницы и торгового центра? А ведь проект такого решения должен быть вынесен, как сообщается в прессе, на сессию горсовета, которая состоится 16 апреля. Правда, о площади участка под застройку пока ничего не известно. Зато известно другое. Оказывается, врио городского головы  еще в прошлом году похвалялся, что нашел человека, готового вложить в благоустройство Аркадии $100 миллионов. Это, по информации, которой Костусев соизволил с горожанами поделиться, все тот же бизнесмен-инкогнито, который выкупил и намерен преобразовать санаторий «Белая Акация», где все будет им устроено, цитирую, «на уровне Ниццы».

 

Когда врио городского головы, чем-нибудь восхищается, что-то сулит, надо быть в оценках чрезвычайно осторожными. Ведь его безупречный вкус дальше костюмов от Бриони, стандартных доспехов обеспеченных итальянцев; бренда, выбранного им в связи с достопамятной итальянской бизнес-ссылкой, ни на что иное, судя по всему, не распространяется. Ведь всякая затея этого банального сказочника, вроде запятнавших улицы  разного рода плакатов с его клятвами в вечной любви к Одессе, больше которой он любит только русскую классику,  остается на уровне наружной рекламы, не затрагивая сути  существования города, остающегося для него чужим и непонятным. Так и с этим аркадийским проектом.

 

Пусть кто-нибудь из моих земляков скажет мне, что он спит и видит на месте бывшего ночного клуба «Луксор» пятизвездочную гостиницу с банкетным залом, боулингом, аквапарком (совершенно необходимая штука на берегу моря)! Мы, понимаете ли, просто жить дальше не сможем без отеля, который вознесется над нелепой махиной аркадийского дворца; гостиницы, в которой стоимость номера будет колебаться от $220 до  $600 долларов  в сутки. Пусть кто-нибудь заявит, что ему мало торговых центров, которые расплодились в городе, как грибы после дождя, и потому нужен еще один, под названием, тождественным имени компании-инвестора -- «Аркадия-Сити», и я подниму руки вверх.

 

Согласитесь, не нужно прилагать особых  мыслительных усилий, чтобы увидеть – тысячи квадратных метров планируется отдать неназванному инвестору, чьей собственностью станет вся территория на подступах к Аркадии, где будет царить совершенно определенное ценообразование, где нечего будет делать тысячам одесситов, у которых нет денег, чтобы сводить детей даже в примитивный Луна-парк, в котором,  куда ни плюнь, несколько минут сомнительных, картонных развлечений, наподобие бездарной «комнаты страха», стоят  от 25 гривней и выше.

 

При этом  сама «Аркадия» останется такой, как сегодня. Неорганизованным, грязноватым конгломератом  плохих декораций, где разворачивается отвратительный летний спектакль с алкоголиками, циничными бич-боями; платными, что бы нам ни врали, пляжами, на которых не то, что тридцати (кто, собственно, придумал эту квоту?), а и пяти процентов территории не могут занять коренные одесситы, ибо у них, увы, ветер в карманах гуляет. А они, между прочим, от дедов-прадедов купались на этих пляжах, очарование которых исчезло вместе со взорванными скалами, с которых местные пацаны ловили кнутов и песочников.  И у них есть полное, так сказать, наследное право пользоваться своим морем, своим песком; чувствовать себя хозяевами в  родном городе.

 

Нашел бы врио городского головы денег, чтобы благоустроить весь аркадийский полумесяц, да что там -- всю прибрежную полосу, от Аркадии до Ланжерона, цены бы ему не было. Но это должны быть инвесторы, способные понять, что их коммерческие интересы будут в разумной степени подчинены интересам социальным, интересам горожан (сочетать то и другое не так уж трудно), так как в противном случае не видать им пляжей, как своих ушей.

 

 Если бы в Одессе был избран такой подход к делу,   стоило бы, вероятно, возвратиться и к проблеме застройки склонов. Осваиваются они повсюду. Тут нет неодолимых технологических задач. Но нигде в мире это не вызывает бешеного сопротивления людей, потому что везде и всегда  при реализации такого рода проектов на первом месте оказывается человеческая личность. И не нувориши, которые каким-то чудом в нашей бесправной стране сумели  сколотить миллионы и миллиарды, а самые обыкновенные рабочие, инженеры, домохозяйки, врачи, да кто хотите, имеют и право и возможности пользоваться теми, либо иными услугами, предлагаемыми новыми пансионатами, спортивными комплексами, салонами красоты и так далее, потому что  их хозяева не гонятся за тыячепроцентной прибылью, потому что налоговое законодательство способствует формированию в этих заведениях щадящей и посильной для всех слоев населения тарифной сетки. У нас, к сожалению, все наоборот. Многие ли могут купить  абонемент в какой-нибудь «Маристелла-клаб»? Ответ очевиден. Но ведь городской голова, он еще и политик. Во-первых – хозяйственник. Но и политик тоже. Вот, где поле приложения сил для умного руководителя города.  Однако сегодня у нас на Думской сидит болтун, у которого правая рука не знает, что делает левая.

 

Раз уж мы заговорили об Аркадии, не могу не напомнить еще об одном. Сколько уже раз в городской управе пытались выяснить, что строится здесь, на берегу, помимо подпорной стенки. Горисполкому  так и осталось неведомым  то, что  знают решительно все – возводится развлекательный комплекс «Портофино». Уже третий этаж здания выгнан. А мэрия, понимаете ли, не в курсе дела. Начальник Управления инженерной защиты территории города и развития побережья Парфенов заявляет, что никакой информации по этому поводу у него нет. Интересно, осведомлена  ли горадминистрация о том, что в той же Аркадии продается участок, принадлежащий компании «Жемчужина», за который просят $8 миллионов? и  собираются тут построить -- что бы вы думали? Павильно! – опять-таки десятитажную гостиницу с  финтнес-центром, ресторанами, концертно-спортивным комплексом, конференц-залами? Знает ли мэрия, что и этот проект намерены  обсудить на ближайшей сессии горсовета? Вряд ли. В нужный момент Костусев сделает козью морду и скажет, что ни о чем таком и слыхом  не слыхивал. А, возможно, никак не отреагирует. С него станется. Сколько он затевал уже разного рода вампук! И все эти дутые планы лопались, как мыльные пузыри.

 

Сейчас перед ним открылась великолепная перспектива порезвиться на спортивной ниве. Я имею в виду еще одну, самую, вы увидите это, беззастенчивую вампуку – «Евробаскет». У меня нет решительно ничего против развития баскетобола и проведения чемпионата на территории Одессы, но то, что в связи с этим сегодня предполагается, вызывает предощущение беспардонного разбоя. Мало того, что после всех разговоров о необходимости возрождать погубленные производства, решено  покончить  с памятью о заводе ГЕНА, отдать два цеха ЗОРа Коломойскому -- под строительство грандиозной спортивной арены, которая, наверняка, если чемпионату и суждено состояться, после его окончания не будет загруженной, так еще и  обещается вылизать до последней степени-возможности улицу атамана Головатого, от Пересыпского моста до упомянутого завода.  Вы можете представить себе, какие безумные деньги нужны для того, чтобы это произошло? Утверждаю, протребуются миллиарды. Конечно, если эта публика намерена действительно реконструировать указанную дистанцию, заменить коммуникации, переложить трамвайные пути, отремонтировать дома; расселить людей из полуразрушенных, авариек по другим районам города и так далее, а не удовлетвориться  покраской фасадов, за которыми  останется догнивать девятнадцатый век.

 

 Впрочем, именно это, мне кажется, они и собираются  сделать. Раскрасят то, что будет видно из окон проезжающих автомобилей яркими красочками, и тем ограничатся. Да еще часть косметических процедур проведут за чужой счет. Недаром уже брошен клич, призывающмй владельцев строений, расположенных на пути следования евробаскетбольных делегаций, самих припудрить свои фасады. Пусть меня обвинят в очернительстве, но я уверен в том, что все грехи «Евро 2012» здесь, у нас, будут усугблены, приобретут и вовсе уж отталкивающие формы. Я имею в виду скоропалительные, популистские решения, гигантоманию и неизбежно сопряженную с ней коррупцию. Жаль, «Хюндаи» на Пересыпи не понадобятся.

 

Послушайте, а не разумнее ли было бы под «Евробаскет», за деньги, которые будут отпущены на этот проект, привести в идеальное состояние одесский Дворец Спорта? Все равно ведь губерния обещает выстроить новый. Мне кажется, это было бы куда более логичным, чем размалевывать дряхлую Пересыпь, нуждающаюся в системной реконструкции.

 

Мне могут сказать, что я ретроград; восстаю против добрых, позитивных начинаний. Баскетбол ему, понимаете ли, помешал. Злопыхатель и критикан! Ладно. Тогда я попрошу вас порыться в архиве публикаций интернет-сайта «Думская. нет» и найти рассказ о путешествии корреспондентов сайта под землю, в районе Балковской улицы; той самой городской магистрали, которая постоянно во время ливней затапливается.

 

 Сколько  инженерными службами мэрии было сказано слов по поводу состояния одесской ливневки вообще и систем отвода стоков конкретно в этом месте! Врио городского головы, путаясь, как обычно, в трех соснах делился с нами информацией о диаметре труб, по которым дождевая вода устремляется в ливнесборники. Что-то там чистилось, пробивалось, продавливалось. А в действительности, как мы узнали из репортажа, не делалось решительно ничего. Да и нельзя было что-либо сделать, ибо старинная канализационная система находится в таком состоянии, что косметическая чистка каких-то лотков и труб на отдельно взятых ее участках не может ничего изменить. Особенное впечатление на меня произвела фотография канализационного коридора, по которому отвратительным медленным потоком течет куриный, как утверждают корреспонденты «Думской. нет»,  жир, -- источник тех омерзительных миазмов, которые летом не дают дышать обитателям близлежащего района.

 

Я неоднократно писал о том, что возня вокруг двух прудов – в бывшем парке им. Ленинского комсомола и возле превращенной в грузовой терминал джутовой фабрики – абсолютно бессмысленна. Ветераны-водопроводчики  не раз рассказывали, что под землей пролегает старинная канализационная система, тянущаяся от Пересыпского моста, проходящая под Дюковским садом; каким-то образом захватывающая преисподнюю под коньячным заводом, кожевенной фабрикой на Дальницкой и поднимающаяся к прудам. Или наоборот – начинающася у прудов и уходящая вниз, на Балковскую. Думаю, найти в архивах планы этой системы за годы, в течение которых мы обсуждаем причины неприятных запахов в районе автовокзала, можно было раз сто. В крайнем случае, следовало бы снарядить экспедицию по этому участку городской канализации, как отважно сделали одесские репортеры. Но в любом случае был бы сделан сам собою напрашивающийся вывод. Спасти Балковскую от затоплений, а район от вони можно единственным способом – отремонтировать канализацию, которая давно уже толком не работает.  Другого пути нет. Вот чем бы заняться мэрии! Вот на чем сосредоточиться бы врио городского головы, вместо  сооружения потемкинских деревень, от которых никому ни холодно, ни жарко! Вот куда пустить бы денежки, взамен возведения бессчетных бизнес-центров и гостиниц. Их понастроено уже столько, что можно и повременить. Но кому я это говорю!?  Ей Богу, тошно!

Валерий Барановский
Программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE