Одесские СМИ: что делать в богатой Европе миллионам наших нищих?

 От шестнадцатого саммита Украина — Европейский Союз, который проходил в понедельник, 25 февраля, в Брюсселе, никто не ожидал сенсаций. Сенсаций и не последовало. Большим успехом украинской

дипломатии надо признать то, что встреча руководства ЕС и делегации во главе с Януковичем, во-первых, вообще состоялась, а во-вторых, обошлась без скандалов. Потому что поводы были.

ПОЛЮБИ НАС ЧЁРНЕНЬКИМИ

 Отношения с руководителями Европейского Союза Президент Украины Виктор Федорович Янукович строит по фразе из анекдота, рассказанного в «Мертвых душах» Павлом Ивановичем Чичиковым: «Полюби нас черненькими, а беленькими нас всякий полюбит». Хотите видеть нас в ассоциации с Европой, а не в союзе с Кремлем, берите такими, какие мы есть. Другими не будем, и не надейтесь.

 Самое смешное, что откровенный и по-хамски выраженный сигнал из Украины в Брюсселе отказываются слышать. Делают вид, что не понимают, придумывают всякие интерпретации, дают Януковичу возможность публично рассуждать о единственном стратегическом направлении украинской политики, выслушивают байки о намерениях приступить к конкретным реформам и соображения о том, что надо подумать, как в соответствии с законом поступить с заключенными лидерами украинской оппозиции.

 Чтобы не выглядеть в глазах своего общества полными идиотами, дипломаты и руководители ЕС нашли единственный выход. Как реакцию на бессмысленное повторение ничего не значащих фраз они сочинили собственную сказку про белого бычка — начали повторять в различных вариантах условия, которые были выдвинуты еще в процессе работы над Соглашением об ассоциации.

 Для непонятливых или забывчивых комплекс правил, по которым Украина согласилась играть с Евросоюзом, свели до трех. Первое  — соблюдение принципа верховенства права, исключающее избирательное правосудие. Второе — соблюдение европейских стандартов в избирательном законодательстве и в процессе выборов. Третье — реальное проведение конкретных реформ, провозглашенных самим же Януковичем.

 Ежу понятно, что никакого верховенства права при режиме, который при попустительстве гаранта растоптал собственную Конституцию, быть не может. И правосудия не может быть там, где судьи зависят от власти. В Брюсселе это понимают не хуже, чем в Киеве. Понимают, что честные выборы невозможны при авторитарном режиме. Понимают, что реформы при концентрации власти в одних руках сводятся к еще большей концентрации власти. Не отмыть, словом, черненьких добела. Не отмыть ни с помощью Соглашения об ассоциации, ни с помощью углубленной и всеохватывающей Зоны свободной торговли, ни с помощью либерализации визового режима. Точка.

 Из бесперспективного процесса интеграции Украины в цивилизованный мир, если глядеть со стороны, возможны два выхода, два конечных сценария. Первый сценарий — скатертью дорожка. Пусть катится немытая страна в Таможенный союз. Второй сценарий — немытую, недемократическую, но необходимую Европе страну привязать Соглашением об ассоциации и постепенно на нее влиять.

 Первый сценарий известно, чем кончится для Европы. Без Украины российской империи нет, с Украиной — есть. Придется защищаться, а защита так дорого стоит, что посчитать трудно. С другой стороны, нельзя загодя сказать, во что выльется для ЕС тесное сотрудничество с украинским авторитарным режимом в рамках ассоциации. Можно ли на него, допустим, влиять, поощряя развитие демократии? США, например, в Центральной Америке это не удавалось. Сволочь в лучшем случае становилась «нашей сволочью».

НЕ С ПУСТЫМИ РУКАМИ

Так, или примерно так, рассуждают лидеры Евросоюза, упорно продолжая переговоры с намерением подписать в ноябре на саммите «Восточного партнерства» в Вильнюсе соглашение с самым большим партнером. Януковичу эти размышления видны, как на ладони. На пресс-конференции по результатам саммита в Брюсселе он недаром сказал, что беседы с Германом ван Ромпеем и Мануэлом Баррозу дают основания для оптимизма.

Конечно, дают! Хотя не прослеживается ни одного шага украинского президента навстречу пожеланиям ЕС, хотя суд накануне саммита демонстративно отказался освободить Луценко из заключения по медицинским показаниям, а другой украинский суд, вопреки Конституции, лишил мандатов депутатов украинского парламента, Виктора Федоровича в Брюсселе приняли вежливо. Ручки подали, два часа разговаривали в узком кругу. Вероятно, о верховенстве права. И на самом саммите в широком кругу повторяли все ту же знакомую сказку про белого бычка.

Чтобы Виктор Федорович, не дай Бог, не обиделся, не передумал ассоциироваться, не кинулся от обиды Путину в ноги, приготовили ему и подарки. Принято, само собой, общее заявление о намерении подписать в ноябре упомянутое Соглашение об ассоциации, включая образование углубленной и всеохватывающей Зоны свободной торговли. Это раз.

Подписано кредитное соглашение о выделении макрофинансовой помощи правительству Украины в размере шестисот десяти миллионов евро. Это два.

Согласован и подписан меморандум о начале диалога между Украиной и ЕС по вопросам бизнес-климата. Это три.

И, наконец, при оформлении седьмого общего отчета о выполнении положений меморандума о взаимопонимании и сотрудничестве в энергетической сфере украинцы получили твердое обещание — ЕС окажет Украине поддержку в переговорах с Россией о ценах на газ и о судьбе украинской ГТС.

Кредитное соглашение, правда, обусловлено обязанностью Украины восстановить рабочие отношения с Международным валютным фондом, начало диалога о бизнесклимате не сопровождается конкретными сроками, и трудно сказать, принесет ли пользу поддержка ЕС в переговорах с Россией по газовым вопросам. Но из Брюсселя в Киев Виктор Федорович вернулся не с пустыми руками. Верно?

Нет, неверно. Для главы украинского государства саммит в Брюсселе совпал со своеобразным юбилеем — три года прошло со дня инаугурации в должности президента. И юбилей этот в столице Украины и в нескольких городах отмечен массовыми демонстрациями протеста. Причем в акциях принимали участие как представители оппозиционных партий, так и движений, далеких от политической оппозиции. Потому что «покращення» коснулось не только прав и свобод граждан. Оно, вопреки официальной статистике, отразилось, как прежде говорили, на благосостоянии широких народных масс.

Прямой связи между состоянием демократии, экономическим развитием и уровнем жизни народа во многих районах мира не наблюдается. Есть примеры, когда диктаторы справлялись с модернизацией государства успешней, чем лидеры в демократических странах. Но это не наш случай. За три года правления человек, сосредоточивший в своих руках все мыслимые полномочия, не смог провести ни одного из необходимых стране экономического преобразования. Как может он привести нас в демократическую Европу? И что делать в богатой Европе миллионам наших нищих? Об этом стоит подумать.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ // yug.odessa.ua

    powered by CACKLE