Чугунные ворота сломали одесситу ногу, раздробили бедренную кость, а виновных нет (ФОТО)

 В прошлую субботу ветеран войны в Афганистане Михаил Шеин был госпитализирован в травматологическое отделение Еврейской больницы с открытым переломом ноги, раздробленной бедренной костью и черепно

-мозговой травмой. Увечья получены при падении на него чугунных ворот дома №9 по улице Софиевской, в котором он проживает.

 В падении ворот жильцы винят ЖКС «Портофранковский» и одесское отделение компании «Укртелеком». «Укртелеком», в свою очередь, обвиняет в этом телекоммуникационную компанию «Тенет». Все три организации свою причастность к произошедшему отрицают. А между тем уже известно, что операция по «сбору» воедино раздробленных костей Михаила обойдется в сумму около двадцати тысяч гривень. Таких денег в его семье нет, и поэтому операцию пока отложили на неделю. Состояние здоровья и дальнейшая судьба ветерана-«афганца» целиком и полностью зависит от наличия денег и профессионализма врачей.

 В этот вторник, когда я приехала на Софиевскую, 9, злополучные ворота уже стояли на месте. По словам жильцов, работники восьмого участка ЖКС «Портофранковский» установили их в первой половине дня. Свежие сварочные швы на металлическом основании еще не успели запылиться, да и само основание, которое технари обычно называют «пяткой», еще не засыпали щебнем и не заасфальтировали.

 В конструкции этих ворот нет привычных навесных петель. Держатся они на штыре, который снизу упирается в основание, а вверху фиксируется специальным пазом.

 Вот что произошло.

 Под стеной арки в асфальте возле ворот была прорыта, а затем засыпана узкая траншея, но ее хватило для того, чтобы металлическое основание ворот просело и потянуло за собой штырь. Тот выскочил из верхнего паза, и ворота оказались в аварийном состоянии. Никак не закрепленные, они еще некоторое время сохраняли вертикальное положение, упершись створкой в асфальт, но когда Михаил, вернувшись домой поздним вечером, попытался прикрыть створку, ворота, потеряв равновесие, рухнули на него. По некоторым оценкам, весят они не одну сотню килограммов.

 Первый человек, которого я встретила, пройдя через ворота, назвался мастером ЖКС «Порто-франковский». Имя и фамилию назвать, правда, не захотел. О случившемся знал, но говорил неохотно. 

 — Выполняется городская программа по ремонту фасадов, — сказал он. — В ремонт фасада входит и арочный ремонт. «Укртелекому» было выдано предписание спрятать висящие провода в короба. Короба, как видите, установили, но спрятать в них провода не успели.

 На мой вопрос, кто виновен в падении ворот, назвал компанию «Укртелеком».

 Позже я узнала, что прятать провода в короба «Укртелекому» запретил именно ЖКС, и потому для решения эстетического вопроса компании пришлось думать, как спрятать провода в землю. Коммунальщики застали работников «Укртелекома» за рытьем той самой траншеи, которая вскоре и станет причиной падения ворот.

 Я увидела провода висящими на стене арки дома большими «гирляндами».

 — Так они висят уже пару лет, и никому нет до них никакого дела, — сказала Марина, проживающая в этом доме. — Зато провода для освещения арки, которые жильцы купили за свои деньги, ЖЭК срезал и даже не вернул. Больше месяца арка была неосвещенной. Эту лампочку с выключателем поставили только после случившегося, но кому нужна эта лампочка? Кстати, задолго до падения ворот нам обрезали все провода, кроме этих (Марина показала рукой на висящую «гирлянду» — Авт.). В связи с покраской фасада и арки ЖЭК демонтировал нам провода кабельного телевидения компании «Тенет» и других провайдеров. Мы остались без интернета и телевидения. К счастью, интернет восстановили через три — четыре дня. Нам раскопали эту траншею. Мы ожидали, что в нее спрячут провода, но они висят, траншею засыпали, однако никто не собирается ее асфальтировать. Мы не понимали, что происходит. Наши соседи неоднократно ходили в восьмой участок, который находится на Княжеской, 4. Пытались разобраться, но бесполезно.

 Жильцы дома Иван Козаков и Василий Евтушенко не могли сдержать возмущения по поводу бесцеремонного поведения коммунальщиков в их дворе.

 — Трагедии могло и не быть, — сказал Иван, — если бы они выполняли свои обязанности. Они их не только не выполняют, а наоборот, вредят. Во-первых, они срезали провода наружного освещения в арке, которое мы провели за свои деньги. То есть света в арке не было. Кроме того, они хорошо знали, что ворота по вине «Укртелекома» оказались в аварийном состоянии, но никаких мер безопасности не приняли. Не прикрепили даже предупреждающих табличек типа: «Осторожно, грозит обрушением», «Не подходить», «Не трогать» или еще что-нибудь. Если бы траншея была заасфальтирована, беды бы не случилось. Но кто ее раскопал? Кто должен ее асфальтировать? Мы привыкли делать все в доме за свои деньги, но к нам даже никто не обратился. 

 По словам Ивана, жильцы вынуждены бороться за свой дом с теми, кто по долгу службы обязан его обслуживать.

 — Свет в арке и во дворе был еще с советских времен, — сказал он. — Потом все пришло в запустение. Года три назад мы за свои деньги восстановили то, что было, с одним отличием: вместо выключателя установили лампочки от сенсорного, или сумеречного, датчика. С наступлением темноты лампочка загорается, а как только становится светло, выключается. Это удобно — нет опасения, что лампочки забудут включить или выключить. Нет проблем с выключателем, который из-за влажности может испортиться и ударить током. Мы установили три лампочки-экономки. Они горели ярко и освещали не только арку, но и полдвора. Все это срезали и уничтожили.

 Объяснили так: дескать, провода должны быть не в гофрированном шланге, а в пластмассовых коробочках. Гофрированный шланг якобы портит эстетический вид. Хочется спросить, а висящие провода на противоположной стене не портят вид? Если бы нам сказали, мы бы доплатили электрикам ЖЭКа и за работу, и за коробочки, но зачем же так варварски все срезать? Коммунальщики объясняют свои действия каким-то предписанием городских властей. Есть оно на самом деле или нет, нам неизвестно.

 Разговор поддержал Василий:

 — Мы ходили в восьмой участок разбираться, просили предъявить нам это предписание, но его не показали. Срезанные провода нам тоже не вернули. Месяц мы ходили через темную арку, пока не случилась беда. Вчера нам установили одну лампочку в конце арки и выключатель. Скажите, зачем человеку включать лампочку после того, как он уже прошел темную арку? Мало того, нам грозят, что и во второй арке дома заменят освещение, проведенное нами, на одну лампочку и выключатель. Как это понимать?

 С траншеей, ставшей источником беды, тоже ничего не понятно: кто ее прорыл, кто закопал, и провода чьей компании находятся в ней? Жильцы и ЖКС указывают на «Укртелеком», «Укртелеком» это отрицает, а объяснения компании «Тенет», честно говоря, нуждаются в дополнительных комментариях. Обо всем по порядку. Начну с мнения жильцов.

 — С траншеей связаны две компании: «Тенет» и «Укртелеком», — сказал Иван Козаков. — Обе получили предписания проложить кабели в земле. «Тенет» раскопал траншею и закопал ее, сделав свою работу. После них пришел «Укртелеком», расковырял траншею и бросил ее.

 — Михаил Шеин живет на первом этаже. Его жена сейчас у него в больнице, — сообщила Майя Андреевна, живущая в этом доме. — Деньги на лечение должна выделить компания «Укртелеком», которая виновна в том, что произошло. Человек вернулся из Афгана, а в мирной жизни, считай, инвалидом сделали. Когда теперь вылечится, неизвестно. Голова разбита, нога сломана, бедро раздроблено. Кровь возле люка можно и сейчас увидеть. Ворота могли пришибить кого угодно. Мы все здесь ходим, да еще и с детьми.

 А вот официальные комментарии. Заместитель директора по техническим вопросам одесского филиала ПАО «Укртелеком» Елена Постова сказала:

 — Нашей вины нет. Нет даже причины считать, что мы в чем-то виноваты. По таким вопросам должна быть создана серьезная комиссия. В Одессе работают восемьдесят семь телефонных операторов, и никто не может с уверенностью сказать, что провода, висящие по адресу: Софиевская, 9, наши провода. Траншею раскапывал не «Укртелеком».

 Заместитель начальника отдела по телекоммуникационным услугам «Укртелекома» Александр Сазонов сказал:

 — Какие-либо обвинения в наш адрес беспочвенны. Мы провели внутреннее служебное расследование по этому поводу, опросили своих сотрудников. От городских властей мы получили предписание уложить провода в короба, чтобы они не портили внешний вид дома. Мы
 установили короба, но уложить в них провода нам не позволили работники ЖКС «Портофранковский». Они потребовали, чтобы провода были спрятаны в землю.

 Траншею мы не рыли, а решили воспользоваться той, которую накануне выкопала, а затем засыпала компания «Тенет». Поскольку их траншея не была заасфальтирована, было принято решение немного ее «расковырять» и уложить сверху наши провода. Однако как только наши работники начали раскапывать траншею, пришли коммунальщики и запретили это делать без специального разрешения городской инспекции по благоустройству. Объяснили это так: дескать, одна компания ушла и не заасфальтировала, и наша оставит траншею в том же виде. Предписание же на раскопки предусматривает сроки работ и обязательство по дальнейшему асфальтированию. Таким образом, едва приступив к работе, наши люди вынуждены были уйти за разрешением. Это было шестого февраля.

 Начальник отдела по связям с общественностью компании «Тенет» Оксана Маслова прокомментировала сложившуюся ситуацию двумя предложениями:

 — Компания «Тенет» не имеет отношения к указанному объекту. Мы всегда выполняем работы с соблюдением всех технических норм.

 И как я ни просила «расшифровать» сказанное, пресс-секретарь была неумолима, правда, еще одну фразу она все-таки добавила:

 — Наши провода находятся на стенах в коробах.

 Не знаю, следует ли это понимать так, что «Тенет» отказывается от того, что ее работники вырыли траншею. Если провода компании в коробах на стене, то что же тогда в траншее?

 Мой звонок в восьмой участок ЖКС «Портофранковский» оказался бесполезным. Работница участка, взявшая трубку и назвавшаяся мастером, вероятно, считала, что является хранительницей государственной тайны, которую нельзя разглашать под страхом смерти.

 — По этому вопросу мы комментарии не даем, — сказала она. — Я лично этот адрес не обслуживаю. Руководство участка находится на объекте, когда будет, мне неизвестно.

 Представиться «мастер» отказалась. Позвать к телефону работника, обслуживающего девятый дом по улице Софиевской, не смогла, мастер, дескать, тоже на объекте.

 Словом, все боятся сказать что-то лишнее, и никому нет дела до истины. А истина проста — виновны ЖКС, допустивший падение ворот, и компания, нарушившая технику безопасности при проведении своих работ.

 Михаил Шеин — член областного Союза ветеранов-«афганцев». На приобретение металлических материалов, необходимых для операции, надо не меньше восьми тысяч гривень. Сама операция плюс дорогостоящие лекарства и последующая реабилитация тоже стоят недешево. Общая сумма может составить около двадцати тысяч гривень.

 — В воскресенье мы звонили в одесское отделение «Укртелекома», но там не отвечали, — сказал Иван Козаков. — Мы позвонили в Киев. В головном офисе «Укртелекома» приняли наше заявление, но все равно посоветовали решать вопрос в Одессе. Разбираться по заявлению будут десять дней. Легко им говорить «десять дней» — для человека, который лежит в травматологии и нуждается в операции, это целая вечность.

 Остается добавить, что соседи Михаила ходят с шапкой по дому. Понятно, какую-то сумму они соберут, но неужели ветерану-«афганцу», пострадавшему не по своей вине, надо думать о деньгах в такой ситуации? Неужели ему не положена бесплатная операция? Почему из-за отсутствия денег ее отложили на неделю? Конституционное право на бесплатное лечение это миф или реальность?

Елена УДОВИЧЕНКО // yug.odessa.ua

    powered by CACKLE