Страшная правда о том, как одесситов лишают квартир (ФОТО)

 «Юг» не раз рассказывал о том, как одесситы теряли свои квартиры в результате чьих-то мошеннических действий или открытого насилия. И вот снова редакция получила письмо от молодой женщины, которая является единственной наследницей двухкомнатной квартиры своей покойной сестры.
Неизвестные люди разгромили ее наследство раньше, чем она успела вступить в законные права наследования. Теперь в этой квартире (Раскидайловская, 28) вряд ли можно жить. Но самое главное — с некоторых пор квартира по какой-то причине оформлена на посторонних людей.

После смерти родной сестры Екатерина Белоусова осталась одна.

«Прошу помочь мне в сложившейся ситуации, — пишет она в редакцию. — Бандиты захватили квартиру, доставшуюся мне в наследство после смерти сестры. Мне угрожают расправой, так как я не молчу, а обращаюсь во всевозможные инстанции. У меня нет охраны. Если меня убьют, а это может случиться в любой момент, некому даже подать заявление в милицию о моем исчезновении. Я обращаюсь в правоохранительные органы с просьбой защитить мою жизнь и мою квартиру, но меня «плохо слышат».

Благодаря тому, что я принимаю активное участие в социально-общественной жизни города, мой вопрос получил огласку. В результате протестных акций в мою защиту удалось добиться проведения расследования двух дел, но нет никакой уверенности в том, что со временем их не спустят на тормозах.

У меня нет денег на адвокатов, да и на жизнь тоже нет. Пенсия по инвалидности мизерная, поэтому я вынуждена была работать.

Бандиты же лишили меня не только квартиры, но и моего небольшого бизнеса на рынке «Привоз». Теперь в моем контейнере работают неизвестные мне люди. Мои обидчики открыто смеются в лицо и заявляют: «Выборы закончились, теперь ты никому не нужна».

Я — типичная жертва организованной группы рейдеров. Помогите».

Для тех, кто не знает, скажу, что улица Раскидайловская — это район Молдаванки, а дом под номером двадцать восемь находится напротив входа на Староконный рынок. Я приехала туда 25 января, когда в городе бушевал снегопад.

Одиннадцатая квартира Екатерины Белоусовой расположена в одноэтажном флигеле двора. Под окнами — палисадник, огороженный металлическим шифером. Пустые оконные проемы закрыты металлическими решетками. В комнатах полное разорение: ни мебели, ни бытовой техники, ничего, что могло бы свидетельствовать о присутствии в них людей. Такие помещения можно видеть только в кварталах, подготовленных к сносу.

У одиннадцатой и двенадцатой квартир один общий тамбур, входная дверь которого закрыта на замок. Доступа в свою квартиру у Екатерины нет. Она ютится в соседнем предоставленном ей помещении. Два месяца до этого она вообще жила в своем сарае.

Екатерина — инвалид детства второй группы, и хотя у нее всего лишь больные ноги, захватчикам выгодно называть ее неадекватной. Известно, что одинокие и нездоровые люди легко становятся чьей-то добычей. Так случилось и в этом случае.

Екатерине двадцать пять лет. После смерти сестры в декабре 2011 года у нее началась череда неприятностей. Она пом-нит их хронологию с точностью до часа.

— В апреле прошлого года у меня отняли контейнер на «Привозе», — рассказывает Екатерина. — Они (имена и фамилии в редакции. — Авт.), похитив мой товар и торговое оборудование, до сих пор мне угрожают. Я осталась без средств к существованию. У меня, кроме мизерной пенсии, нет другого источника дохода.

По словам Екатерины, сначала она в одиночку пыталась жаловаться на злоумышленников, но это было бесполезно. Через некоторое время ее познакомили с людьми, у которых тоже отняли бизнес на этом рынке.

— Одиннадцатого сентября прошлого года мы подали в отделение милиции на рынке «Привоз» первое заявление о возврате нам контейнеров и товара, — продолжает Екатерина. — На следующий день я в составе инициативной группы была на приеме в областной прокуратуре. Едва я успела вернуться домой, ко мне пришли те, кто отнял мой бизнес, и потребовали, чтобы я забрала свои заявления из милиции и прокуратуры. В противном случае мне пообещали отомстить. Я не пошла на уступки, забрать заявления отказалась. А двадцать четвертого сентября в квартиру ворвались неизвестные мне люди. Они вырвали дверные замки, устроили разбой и грабеж, забрали часть моего имущества.

Спустя два дня все повторилось. Налетчики пробыли в моей квартире с десяти утра до семи вечера. Они били меня и ломали мебель, угрожали убить. Прибывший на место милиционер не представился и больше сочувствовал погромщикам. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы мне на помощь не пришли представители ряда общественных организаций. В тот день они спасли меня.

Однако восьмого ноября вновь заявились захватчики. Мои вещи выбросили в палисадник, а затем увезли на грузовике в неизвестном направлении. У меня украли личные вещи. Бронированную дверь и металлическую калитку тоже увезли. Замок в общем тамбуре сменили, ключ, естественно, мне не дали. Помимо этого, сообщили, что квартира продана и переоформлена в МБТИ на неизвестных мне людей.

Екатерина хранит плакаты, с которыми выходила на пикеты. Есть и пакет документов, специально подготовленный к моему визиту.

Читаю письмо (№2598/02-14 от 20.11.12 г.) из Первой одесской государственной нотариальной конторы. В письме говорится, что в мае 2012 года было открыто наследное дело №142/2012 после смерти Татьяны Белоусовой — старшей сестры Екатерины. Наследное имущество сестры состоит из квартиры №11 (Раскидайловская, 28).

Цитата из письма: «Единственной наследницей по закону, которая своевременно обратилась в Первую одесскую государственную нотариальную контору с заявлением о принятии наследства, является сестра умершей — Белоусова Екатерина Ивановна».

— Почему же вы не вступили в законные права наследования? — спросила я Екатерину.

— Сестра умерла третьего декабря две тысячи одиннадцатого года. В нотариальную контору я обратилась спустя некоторое время, но вступить в права наследования можно было только через шесть месяцев — третьего июня две тысячи двенадцатого года. К тому времени у меня забрали бизнес, и я не могла оплатить нотариальное оформление.

Екатерина имеет договор купли-продажи, согласно которому ее покойная сестра приобрела квартиру десять лет назад, в сентябре 2002 года, когда Екатерина была еще несовершеннолетней.

— Во время нападения на мою квартиру мне показали какой-то фальшивый документ: якобы моя сестра продала эту квартиру… третьего сентября две тысячи двенадцатого года! Да она уже девять месяцев была в могиле, — говорит Екатерина.

По словам молодой женщины, после всего произошедшего она не знала, что ей делать. Поэтому писала заявления, одно за другим, в милицию и в прокуратуру.

Из прокуратуры Приморского района Одессы пришел ответ №7-1053-12 от 10.12.12 г., в котором сообщается, что заявление Е.Белоусовой о принятии мер в отношении неизвестных лиц, проникших в ее жилье, рассмотрено: «Установлено, что Портофранковским отделом милиции Приморского РО ОГУ ГУ МВД Украины в Одесской области 25.11.12 г. указанные сведения внесены в Единый реестр досудебных расследований, выписка из уголовного производства №12012170500000148.

В настоящий момент по данному уголовному производству ведутся необходимые следственные действия, направленные на всестороннее и полное расследование его обстоятельств». Речь идет о досудебном расследовании по факту хулиганских действий в отношении Екатерины.

А вот еще одно письмо №31/17 от 3.01.13 г., полученное из Приморского райотдела милиции. В нем сообщается, что заявление Екатерины Белоусовой, зарегистрированное в журнале единого учета за №2655 и поступившее в райотдел 28 декабря 2012 года, рассмотрено: «Поданное вами заявление внесено в Единый реестр досудебных расследований 29.12.12 г. за №12012170500001522 по предварительной правовой квалификации уголовного правонарушения, предусмотренного ст.186 ч.3 УК Украины (грабеж, соединенный с проникновением в жилье, другое помещение или хранилище, нанесший значительный ущерб потерпевшему. — Авт.).

В настоящее время проводится досудебное расследование по фактам, изложенным в вашем заявлении».

Как долго будет продолжаться досудебное расследование, неизвестно, но ответы правоохранителей хотя бы внушают определенный оптимизм.

Удивляет в этой ситуации другое. Почему Екатерина, отчаянно сражаясь за разграбленное имущество, не борется так же отчаянно за саму квартиру? Неужели захват квартиры посторонними людьми меньшее зло, чем потеря имущества?

Странно, но Екатерина наивно полагает, что ее наследное право незыблемо, что бы ей о продаже квартиры ни говорили ее обидчики. Из-за отсутствия денег она не может нанять адвоката. И разобраться в непростой ситуации ей помогают общественники. Святая простота…

Екатерина рассказала, что девятого ноября прошлого года, то есть на следующий день после того, как из квартиры похитили все имущество, к ней приезжал наш коллега — журналист телеканала «Круг» Александр Виноградов с телеоператором. Все они, что называется, попали в заложники.

— Налетчики сменили замок в общем тамбуре одиннадцатой и двенадцатой квартир. Хозяин двенадцатой квартиры прекрасно видел, что мы ведем съемку, тем не менее без зазрения совести закрыл нас в помещении и ушел, — подтвердил Александр Виноградов слова Екатерины. — Мы просидели там полтора — два часа. Вызвали милицию, но к нам на помощь не очень-то спешили. После того как нас открыли, мы пошли в отделение милиции, написали заявления — я и Белоусова. Их зарегистрировали, позже мне прислали талон о регистрации заявления. И все. С девятого ноября прошлого года — ни ответа, ни привета…

По словам Александра Виноградова, ходят слухи, что  в квартире, доведенной до нежилого состояния, якобы хотят зарегистрировать четырех человек. Так ли это — неизвестно. Кто эти люди?

Выслушав коллегу, приходишь к печальному выводу: если милиция не реагирует на заявления журналистов, то на какое содействие и помощь могут рассчитывать простые граждане, такие как Екатерина? Замечу: журналисты были в ее квартире не в гостях, а выполняли свой профессиональный долг. Они попали в заложники, находясь на работе. Это нормально?

Можно ли после всего случившегося надеяться на то, что гарантированное законом право на наследство, в данном случае Екатерины, будет реализовано?

Елена УДОВИЧЕНКО.
http://yug.odessa.ua


    powered by CACKLE