«Отражения» из Одессы: к счастью, тогда на Думской хозяйствовал Эдуард Гурвиц

 Одесса есть Одесса. Тут и легкий дождичек оборачиваеся порой стихийным бедствием. А уж обильный снегопад и подавно. Снега насыпало много. Но сухого, легко поддающегося уборке. Вон заместитель врио городского головы Ильченко даже похвалил на заседании оперативного штаба своих подчиненных.

Правда, сам Костусев, как сообщила пресса, на «разборе полетов» не присутствовал. Он в это время катался по Одессе в поисках мест, где следовало бы еще поработать веником. Но, в общем и целом, был тоже доволен увиденным. Думаю, однако, что он, кроме центральных улиц, на своей лысой резине нигде не побывал. Ему бы, скажем, на Молдаванку завернуть, да по окраинным улочкам прокатиться. Сразу захотелось бы спросить: куда подевались колоссальные объемы песчано-солевой смеси, которыми наши коммунальщики, предвидя капризы погоды, запаслись, по распространенной ими информации, загодя? Впрочем, ответа на этот риторический вопрос нам, разумеется, не дождаться. Так что, спасаться придется самим, что, собственно, одесситы, вооружившись лопатами, скользя и падая,  и делают.

Нет, все-таки, нам повезло. Страшно даже подумать о том, что бы случилось, если б, не дай боже, повторилась при этих временщиках лютая для нашего изнеженного юга зима 2009 года. Одессу постигла бы страшная беда, произошла бы разрушительная эколого-техногенная катастрофа. Но, к счастью, тогда на Думской хозяйствовал Эдуард Гурвиц. Город вовремя расстался с объявившими итальянскую забастовку мусорщиками; четко сработали коммунальные службы, и мы выбрались из критической  ситуации с минимальными потерями. Нынче большая часть города стоит, ходить по троутарам невозможно. Паралич дорожного движения отражает паралич местной власти, случайной, бессмысленной, ни на что не способной, кроме дешевого пиара.

Характерно, что именно в эти крутые деньки сервильные телеканалы безостановочно крутят репортаж под названием «Диалоги с мэром», главный герой которого, восседая за столом в комнате приема граждан по личным вопросам, величественно и благодушно раздает всем пробишимся к нему сестрам по серьгам; одаривает просителей с барского плеча. А те униженно благодарят его за внимание к малым сим, которого, надо понимать, они ни в ком ранее не находили.

Ну, граждан, попавших в неловкую ситуацию, упрекать не за что. Не дожидаться же с наболевшими вопросами часа, когда справедливость, наконец, восторжествует и свое место в здании горисполкома займет законный городской голова. Время не терпит. Бог, знаете ли, правду видит, да нескоро скажет. Вот и тянутся они на Думскую со своими бедами. Им ведь невдомек, что те, кого решено облагодетельствовать, уже тщательно отобраны, отфильтрованы от общей массы просителей, и в заветно доме их  поджидают лихие молодцы с телекамерами наперевес; что акт благодеяния со стороны врио городского головы будет зафиксирован на видео,  с  комментариями, свидетельствующими о нечеловеческой гуманности  благодушного амфитриона.

Можете ли вы вообразить себе в этой роли того же Эдуарда Гурвица? Я – нет. Его, помнится, постоянно обвиняли в том, что сидит затворником у себя в кабинете, мало с кем встречается; не ходит, де, в люди; похоже, прячется от народа. Да, он сторонился публичности. Но киньте клич по Одессе, попросите тех, кому он помог – силами своей команды, а то и лично, – собраться однажды  всех вместе перед исполкомом. Ручаюсь, бульвара не хватит. А показуха, где главное действующее лицо врио городского головы, очень напоминает набившие нам некогда оскомину совковые телерепортажи о мудрости больших и маленьких вождей.  Ни совести у них нет, ни стыда.

Лучше бы Костусеву хотя бы на излете своей административной карьеры, делом заняться. А то постоянно приходится корректировать его решения со стороны. Не счесть, сколько жалоб на  него  приходило и приходит в адрес народных  депутатов; как часто горожане просят защитить их от своеволия костусевской администрации. Свежий пример под рукой. Это обращение к Эдуарду Гурвицу от инициативной группы руководителей учреждений здравоохранения Одессы, которые распоряжением профильного управления  горсовета, освященного Костусевым, поставлены в двусмысленную ситуацию. Главврачи больниц и поликлиник, невесть сколько времени отработавшие на ниве охраны здоровья, вдруг, все сразу, в одночасье, получили предупреждение о том, что переводятся на контрактную форму трудового договора.  То есть, каждый из них должен забыть о своем прошлом; о том, что  защищен трудовым законодательством от подковерных игр, сегодня характерных для наспех, с кондачка реформируемой отрасли; попадает в прямую зависимость от управления, бюрократической структуры, далеко не каждый шаг которой  выглядит целесообразным, полезным для дела,  нравственным. Вместо бессрочного трудового договора, срочный контракт. Иными словами, завтра та же госпожа Павлова, о художествах которой в системе образования и здравоохранения мы слышали уже немало,  может заявить любому заслуженному, уважаемому в коллективе, но чем-то не угодившему начальству организатору медицины, что он отправляется на кислород в связи с истечением срока контракта. Стоит ли  растолковывать, какие чувства овладели в связи с этим одесскими главврачами. Притом, заметьте, здесь имеет место прямое нарушение законодательства о труде, ибо контрактная форма догворов введена изменениями, внесенными в Закон Украины под названием «Основы законодательства об охране здоровья», лишь в июле 2011 года и, стало быть, новая норма может быть применена только к тем работникам, которые начали руководить лечебными учреждениями после этого срока. А  Костусев со своими подельниками решил косить с плеча всех подряд, тем  самым нарушив 22-ю и 58-ю статьи Конституции и решения по сходному поводу Конституционного суда.

Конечно же, народный депутат к жалобе врачей равнодушным не остался. Заработали шестерни и рычаги правового механизма. Подключились территориальная госинспекция по вопросам труда, прокуратура области, и теперь костусевской мэрии придется отползать назад. Но сколько еще раз, скажите, нужно объяснять безграмотному начальничку, что, кроме его хотения, есть законы и святые права личности, которым никому не дано пренебрегать.

Правда, вряд ли этот инцидент послужит Костусеву уроком. Ведь он, на самом деле, никем и ничем толком не руководит.  Все обещает то там, то здесь навести флотский порядок, пальчиком грозится, кулачками машет, но по поводу чего бы ни гневался, результата решительно никакого. Помните его вылазки на одесские, якобы, бесплатные пляжи, владельцы которых, нанимая отряды бич-боев, откровенно издевались над небогатыми одесситами? Обуздал он зарвавшихся купчиков? Ничего подобного. Вспомните о его наездах на захватчиков побережья, которые, несмотря на громы и молнии горисполкома, делали, что хотели, не обращая на Костусева с его компанией ровно никакого внимания. Оживите в памяти его туалетную эпопею, требование снизить цену за посещение соседствующих с пляжами отхожих мест, хотя бы на время летнего сезона. Закончилось все тем, что отдыхающие, у которых в карманах негусто, пользовались вонючими загончиками с толчками, плотно запломбированными окаменевшим дерьмом.

Он и сейчас, наш воинственный керманыч, сражается с мифическими противниками.  С фирмой «Викоил», к примеру, которая, согласно договору, подписанному в далеком уже 2004 году, должна  получить в свое распоряжение около 20-ти гектаров драгоценной земли на участке между Ланжероном и Аркадией всего лишь за какие-то 335 тысяч гривен; профинансировать разработку проекта освоения этой территории, а потом начать здесь строить. Героический врио городского головы готов даже штраф заплатить, ибо суд обязывает его сложить оружие и прекратить сопротивление, -- заплатить, но не сдаться. Он даже взывает о помощи.   

Ничего не скажешь. Смел и отважен. Понять его можно. Сам-то пытался толкнуть налево несчастных сорок шесть соток в Отраде,  и получил полный рот хлопот. Просто затоптала его общественность. А тут, понимаете ли, такой кусище побережья! И это при  том, что  отправлен в Киевский гипроград на доработку генплан Одессы,  предполагающий совершенно иное использование побережья, нежели собирается это делать «Викоил».

Костусев обещает камнем стоять. Ну-ну…  Проявил бы такую же неподкупность, когда отбирали у города за копейки, за так, активно функционирующий Аэропорт, цены бы ему не было. Однако тогда он, выполняя заказ из столицы, что называется, и не мычал. Так что, бросьте! Доверять ему нельзя ни на грош. Помаячит на виду у всех и поднимет кверху лапки.  И примыкающий к Дельфинарию кусок Ланжерона, который каким-то чудом оказался во владении частной фирмы «Нерум», так и не возвратится, невзирая на все протесты Думской, в коммунальную собственность. И часть парка Шевченко, которую сегодня изворотливо квалифицируют как землю, отнюдь, не паркового назначения, потому что она спокон века была, якобы, в долгосрочной аренде у других землепользователей  и в распоряжение КП прирезана по ошибке, тоже потеряет. Зависящий душой и телом от подковерных игр Костусев, наверное, и не задастся вопросом, какие такие хозяева арендовали землю, которую любой одессит всегда считал своим парком? И если речь зайдет, например, о пятне «Зеленого театра», появившегося на свет в 1936 году, окажется неизбежным следующий вопрос. Памятуя, что никаких хозяев, кроме государства, при советской власти у парка не было и быть не могло, хорошо бы узнать, каким  образом в годы независимости Украины, был отдан в аренду, как утверждает управление экологии, не только сам театр (восстанавливай, строй и пользуйся), но и земля под ним; отчего она потеряла парковое назначение.  Загадка! Однако разгадывать ее нынешняя мэрия, наверняка, не станет.

Да и не по зубам ей такие задачи. Недавно вандалы от гостинично-развлекательного бизнеса уничтожили в Аркадии целый сквер, безжалостно отчекрыжили кроны у 78 деревьев. На глазах у возмущенной общественности. И что же? Шло расследование. Долго никто не хотел брать на себя ответственности за террористический акт против здоровья города. Мэрия гневно сжимала кулаки. Костусев  клялся, что ни одно,  преступление такого рода впредь не останется безнаказанным. Виновники же инцидента плевать хотели на его клятвы. И не только они. Другие лихие люди, спустя несколько дней,  свалили еще шесть стволов, на 7-ой станции Большого Фонтана. И теперь выжидают, чем все обернется.  Мы то и дело слышим «неизвестные вырубили», «неизвестные разрушили», «неизвестные строят» и так далее. Ощущение такое, что в Одессе бесчинствует  банда невидимок. На самом же деле, у всех членов этой банды есть имена и фамилии. И мэрия их прекрасно знает.

Я мог бы, наверное, бесконечно долго говорить сегодня и о Генеральном плане Одессы, точнее, о заданиях на его корректировку, с которыми  план возвращен разработчику -- его предполагается рассмотреть на сессии горсовета уже в мае. Но ограничусь несколькими, навскидку, замечаниями. Городские власти утверждают, что в задании киевским проектировщикам учетно большинство сделанных одесситами замечаний. Однако то, что мы видим в реальности, вызывает множество закономерных вопросов.

Вот один из тезисов. «Приморские склоны останутся парковой территорией, из проекта уберут их «точечную застройку».  Но ведь это абсолютная ахинея. На одесском побережье уже существуют точечные объекты. В районе 8-9 станций Большого Фонтана они выдвинулись до  самого уреза воды. Сверху, по кромке обрыва, подкова прибрежной зоны достаточно тесно застроена современными многоэтажными зданиями. Уверен в том, что эти тенденции всеми правдами и неправдами  будут развиваться. Кроме того,  во всем мире – от Капакабаны до Мауи – прибрежные территории застраиваются отелями, рекреационными центрами, пансионатами, связанными между собою набережными, испещренными языками сочной зелени, спускающимися к  ухоженным пляжам. Какой смысл оставлять в неприкосновенности неряшливо засаженные, замусоренные остатками пикников склоны, отказываясь от идеи развития морского фасада города? Переживания одесситов, опасающихся, что таким образом жадные собственники  отрежут   выходы к морю, небезосновательны. Но это уже область действия законов, юрисдикция судов и правоохранителей, общественных организаций, с помощью которых  добиться соблюдения прав горожан можно без особого труда. Мы ведь говорим о цивилизованных взаимоотношениях между частным капиталом и органами местного самоуправления. Ведь все, что может быть построено в прибрежной полосе, должно  быть доступным не только для денежных мешков, как, скажем, абонементы в какой-нибудь «Маристелла-клаб», а и для рядовых одесситов. Иными словами, тут нужен комплексный подход к решению задачи.

Другой тезис. «Исторический центр города ждет поквартальная реставрация, а не «реконструкция», как было указано в первоначальном варианте». И это выглядит странно. Одно дело -- прекрасно нарисованные здания, пусть облупленные, изношенные, но сохранившие былое очарование. Другое – немалое число одноэтажных, насквозь прогнивших бараков из ракушечника, которыми перемежаются действительно представляющие определенную историческую ценность строения. Так что же, и эти жалкие ошметки прошлого реставрировать? Думаю, это неразумно. Если уж хочется сохранить память о былой Одессе, следовало бы в разных районах города, отличающихся друг от друга качеством застройки, архитектурными особенностями зданий, принадлежавших определенным социальным слоям населения, выделить локальные участки, которые, будучи тщательно отреставрированными, стали бы своеобразными туристическими островками. Там стоило бы разместить множество кофеен, пивных, сувенирных магазинов, маленьких отельчиков и запретить автомобильное движение. Остальное же нужно и реконструировать, и полностью перестраивать, и повторять в новых материалах, если в том есть необходимость.

Нельзя пропустить мимо ушей и вот это заявление. «В соответствии с пожеланиями одесситов будут подкорректированы и планы в отношении Молдаванки. Если ранее на месте ветхих кварталов предлагалось возвести высотное жилье – аналог поселка Котовского, — то теперь приоритет будет отдан 3-5-этажкам с внутренними двориками и галереями». Ну, во-первых, никто и не собирался возводить здесь аналог, извините, Поскота, с его отсутствием ливневой канализации,  безликими домами, болотным духом из подвалов и черными, скрипучими лифтами. Строительная фирма «Стикон», которая собиралсь, было дело, возвести новую  Молдаванку, но, в итоге, осуществляет более скромный проект, оставляет за собою вполне современные, благоустроенные  многоэтажные здания. Если тут со временем появятся вместительные и доступные по цене  паркинги, Молдаванка перестанет плестись в хвосте цивилизации. Но, заметьте, в ходе отселения, перед закладкой каждого нового дома, семей, которые должны получить здесь квартиры, оказывается столько, что  часть строения сразу исключается из коммерческой схемы. В полуразрушенных, покосившихся молдаванских домиках зарегестрировано видимо-невидимо граждан. Как же они разместятся в двух-трех-пятиэтажных домиках? Что же, строить здесь новые Черемушки, дабы затем ломать голову на проектом их реконструкции? А, может быть, кем-то задумано массовое переселение людей, десятилетиями обитавших в двух шагах от центра, на тот же поселок Котовского? Снова нелепость. Снова нереальные планы, которые никогда не будут воплощены в жизнь.

Еще нелепее перспектива создания «ветланд-парка» в Межлиманье. Для неосведомленных скажу, что речь идет о заповеднике, покрытом заливными лугами, заселенном сотнями птиц. Съездите туда, где мэрия собирается соорудить рекреационное  чудо. Повертите головой по сторонам. А затем – покрутите пальцем у виска. Иначе отозваться на этот маниловский проект невозможно.

Поразмыслите и о том, сколько нужно приложить усилий, какая необходима прорва денег, чтобы превратить в район, плотно заставленный высотками, поля орошения. Это еще одна светлая идея, посетившая головы местных градоустроителей.

Единственным, в связи со всем сказанным, для нас утешением может быть то, что все равно доработанный таким странным образом генплан не пройдет вашей общественной экспертизы. А там и Костусев нас покинет. И можно будет возвратиться из мира дурацких фантазий к нормальной, повседневной практике ведения городского хозяйства.

Ладно. Оставим в покое Генплан и поговорим еще об одном важном событии минувшей недели; о столкновении, к счастью, своевременно остановленном, между членами всеукраинского объединения «Собода»,  пришедшими в День Соборности с цветами к памятнику Шевченко, и  местными антифашистами, которые оцепили памятник и заявили, что пропустят свободовцев к подножию великого Кобзаря лишь в том случае, если те уберут с глаз долой  флаги УПА.

Совершенно убежден в том, что тут налицо новая провокация со стороны «Молодежного единства» с присоединившимися к нему регионалами и карликовой «Партией Сталина» во главе с карикатурным Дорошенко. Еще недавно самоназначенные борцы с нацизмом на поклонение к Тарасу Шевченко не хаживали. Теперь же они решили защищать один из ярчайших символов украинской независимости от тех, кто, отстаивая эту самую независимость, иногда чрезмерно эмоционально, иногда пользуясь тактикой уличных противостояний, иногда позволяя себе радикальные лозунги, готов, тем не менее, жизнь положить за идею соборности Украины.

Согласитесь, это нонсенс.  Антифашистское движение, идеологи которого отождествляют национализм с нацизмом, в силу своей политической безграмотности и ничем, кроме фантастической невежественности, не обоснованной агрессии, вообще не имеют права на существование. Я уже говорил об этом и повторю еще раз: если эти ростки великорусского шовинизма не будут выкорчеваны Верховной Радой, правительством, президентом, нас ждут погромы, беспредел каких-нибудь новых скинхедов, гржданская война. Этого нельзя допустить.

В самой России, кстати, подобного рода инициативы сурово караются властью. Здесь же, не гнушаясь самыми грязными методологиями политической борьбы, только бы загнать Украину в Таможенный Союз, услышав  команду «Фас!», они, не имея на то никаких законных оснований, присваивают себе право вершить суд и расправу по собственному разумению. Знакомы ли вы со следующей информацией, опубликованной на сайте «Думская.нет»? «Глава организации «Молодежное единство» Антон Давидченко пообещал вывести 500 человек 29 января, чтобы не допустить митинг «Свободы» в честь героев Крут. По его словам, из 500 человек будет 200 спортсменов, задача которых — оказание силового противостояния «свободовцам». Нужны ли тут какие-то комментарии?  

Остается только добавить, что, помимо «Молодежного единства», если верить появившейся в прессе информации, заявки на проведение своих акций сегодня, 29 января, как будто, подали – «мисс Одесская Баррикада» Нина Качановская, общественные организации, носящие названия «Патриот» и «Колокол», партия «ЗУБР», еврейский благотворительный фонд «Меркурий» и  объединение, именующее себя «Еврейской повстанческой армией», которое было намерено охранять сегодня синагоги, видимо, от украинских националистов, которые, понимаете ли, спят и видят, как бы потягать иудеев за пейсы. Неправда ли, вспоминается печальной памяти комитет «Евреи против Гурвица», который во время местных выборов,  при поддержке тех же, что сегодня,  великорусских шовинистов, уговаривал одесситов «слить» своего законного мэра, а в апреле прошлого года бузил у стен киностудии, предавая анафеме всеукраинское объединение «Свобода». В нынешнем  политпасьянсе мы не видим лишь «Славянского единства», запрещенного в России, но его функции с успехом выполняет «Единство» молодежное.

Вряд ли нужно объяснять то, что и так понятно. Вся эта публика, эти кем-то проплаченные шуты гороховые собираются манифестировать против «свободовцев», для которых  нынешний день святой. Они пришли к хулиганскому согласию только для того, чтобы  насолить  патриотически настроенным гражданам города. А горисполком вместо того, чтобы  подойти к проблеме цивилизованно, отказать  тем, кто  героев Крут считает врагами; дать возможность людям, уважающим подлинную украинскую историю, достойным образом выразить свое к ней отношение; вместо того, чтобы, в крайнем случае, развести антагонистов по разным районам города, подает, насколько нам известно, в окружной админсуд иск с требованием запретить  29 января какие бы то ни было массовые мероприятия.

Не бред ли это?  Конечно, бред. Но иск муниципалитета, только что мы узнали об этом, был удовлетворен. Вместо того, чтобы вдохновителей антифашистской коза-ностры; их заединщиков; публику, открыто угрожающую украинским патриотам  физической расправой, предупредить о том, что она будет нести уголовную ответственность за свои противоправные действия,  админсуд предпочел наложить запрет на любые сходки, манифестации, собрания, которые планировались на этот день. И, значит, областная организация всеукраинского объединения «Свобода» тоже не сможет достойно почтить память борцов за независимость своей державы.  

Сейчас утро вторника. Не знаю, чем все это закончится, но подозреваю, что «свободовцы» решению суда не подчинятся. И, значит, мы можем стать свидетелями их конфликта с правоохранителями, вслед за чем начнется цепная реакция дестабилизации ситуации в городе, которая подорвет и без того хрупкое гражданское согласие. Но ведь этого и добиваются ряженые «антифашисты».

Украина – мирная страна. Студенты  и гимназисты, павшие в 1918 году в сражении с  большевистским военным соединением, направленным для захвата Киева, -- национальные герои. И не придуманным  в  кабинетах реализаторов «русского проекта», «антифашистам», напоминающим своими действиями обыкновенных, примитивных черносотенцев, диктовать гражданам  Украины свою черную  волю. Вчера они кричали «Бей жидов!»  Сегодня – «Бей хохлов!» И не заметили, что мир за это время изменился. Значит, им нужно сие хорошенько напомнить. А заодно поинтересоваться, отчего же их собратья в столице не преградили дорогу премьер-министру Азарову, возлагавшему в честь героев Крут цветы на Аскольдовой могиле? Что же они не поставили на вид президенту, который назвал этот день героическим днем в истории страны? Почему ни того, ни другого не остановил Киевский админсуд?  Знает ли у нас левая рука, что делает правая?

Тем бы и закончить нашу сегодняшнюю встречу, но нельзя не упомянуть еще об одном поразительном событии. Я – о яме на Греческой площади, которую вырывший ее экс-советник Костусева Черный (кстати, вдохновитель и организатор вампуки «Евреи против Гурвица»), то обещает, все-таки, превратить в паркинг, то с грустью сообщает, что затея эта ему сегодня уже кажется нерентабельной. Я – о Черном, безобразно эксплуатирующем Одессу, как дойную корову. О Черном,  на которого, по-видимому, нет управы. Может быть, потому, что он в своем предвыборном словесном марафоне никогда не забывал упомянуть о  Костусеве, как о никудышнем мэре, но человеке, несомненно, хорошем, одержимом романтическими мечтаниями, которым не суждено было сбыться из-за препятствования ему разнообразных супостатов.

Факт есть факт. Яма в центре города зияет неизлечимой язвой, а мэрия помалкивает, делая вид, что это одна из достопримечательностей города, как, например, странноприимные дома «Зирка» и  «Токио Стар». Последний, кстати, возник на территории бывших депо, в связи с чем непонятно, почему расточительные трамвайщики теперь слезно жалуются на то, что ремонтных площадей не хватает.

Черный -- удивительный персонаж городской жизни. Он  изображает из себя великого законника; выглядит и ведет себя на телеэкранах как заправский цадик, правда, в отличие от настоящего, находящийся под покровительством не бога, а своего друга, врио городского головы. С канала на канал во время парламентских выборов он перемещался так часто, что вызвал у телезрителей вполне объяснимую оскомину. Негромкая, монотонно журчащая речь этого всезнайки усыпляла. Если он, самодеятельный имиджмейкер, действительно стремился в нардепы, то с выбором образа явно просчитался. Впрочем, полагаю, что его желание прорваться в Верховную Раду носило чисто факультативный характер. Гораздо более важным и обязательным было, я думаю, выгодно сбыть с рук доставшиеся по липовой жеребьевке места в избиркомах. Кому? С этим вопросом лучше обратиться к нему самому.

Я бы не стал продолжать, но меня развлекла последняя  смешная выходка Черного. На удивительно смелом,  анонимном своем сайте «Храбро» сей  господин попытался  задеть и меня. Разместил там два моих  видеоматериала пятнадцатилетней давности, что, на его взгляд, должно было продемонстрировать всем и каждому следующее. Ежели он, со своими закамуфлированными  под гостиницы борделями, сутенер, то я -- продажная шкура, наподобие его клиентуры, ибо был в ту пору на противной Гурвицу стороне, а теперь вот рву глотку за него. Ну, что тут скажешь… С Гурвицем, человеком глубоким и умным, я давно объяснился. Что было, то было. И не Черному судить о нашем прошлом. Я бы посоветовал этому городскому сплетнику не в чужом грязном белье копаться, а яму зарыть; поторопиться,  пока городская администрация не сменилась. А то, может статься, поздно будет…  

Валерий Барановский
Программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE