Дело Мазурка: милицейский провал

 Не успела страна опомниться после чудовищного преступления, совершенного в отношении Оксаны Макар, терактов в Днепропетровске, как дело стрелка из ТРЦ «Караван» дополнило череду

резонансных злодеяний. 7 ноября было найдено тело подозреваемого в убийстве трех охранников «Каравана». При осмотре тела сотрудники милиции обнаружили ранение височной области головы, а рядом огнестрельное оружие, внешне схожее с пистолетом, из которого были убиты охранники. Отсутствие следов борьбы, а также каких-либо иных повреждений на теле позволило оперативникам предположить, что погибший совершил самоубийство.

 Многие эксперты, тем не менее, сошлись во мнении, что расследование дела «караванского стрелка», как, впрочем, и «днепропетровских террористов», оставляет больше вопросов, нежели ответов. Проблемы в раскрытии громких уголовных дел они связывают с тем, что украинские правоохранители теряют профессионализм.

 Резонанс этого дела сопоставим с самыми громкими преступлениями новейшей истории Украины. После обнаружения трупа Мазурка пресса даже не отреагировала на ограбление ювелирки в Мариуполе с двумя трупами.

 Самый ужасный вывод из истории тройного убийства в «Караване»: милиция полностью утратила доверие общества и граждане готовы допустить любое головотяпство и любое преступление в исполнении служителей закона. Констатируем: преступления в стране раскрывать некому, пишет в блоге на УП журналист Олег Ельцов (публикуем с некоторыми сокращениями).

 Обнаружение трупа самоубийцы Мазурка в столичном лесопарке на первый взгляд выглядело для милиции идеальным разрешением истории с «караванским стрелком». Во-первых, преступник уже не представляет опасности, во-вторых, при его задержании милиция не оскандалилась, как этого следовало ожидать, в-третьих, милицейские генералы могут теперь рассказывать про Мазурка и свои подвиги все, что угодно: покойники безмолвствуют. Но даже столь благоприятная развязка не смогла спасти честь милицейского мундира — благодаря неслыханному резонансу вся страна внимательно следила за поимкой преступника и воочию убедилась, на что способна правоохранительная система.

 Подведем грустный итог в хронологическом порядке. Итак, после совершения дерзкого преступления средь белого дня в оживленном супермаркете убийца беспрепятственно скрылся с места преступления, очевидно, без помощи сообщников, пешим ходом. И весь столичный гарнизон милиции не смог этому воспрепятствовать.

 Затем начался второй этап общенационального позора. Лишь девять дней спустя министр МВД Захарченко назвал фамилию подозреваемого: Мазурок. Как позже выяснилось, он не один год жил неподалеку, ни от кого не скрывался, у него есть семья. Странное дело: почему героические бдения правоохранителей не позволили за короткое время установить личность опасного преступника, место его жительства? Чем занимается служба участковых в столице Украины, на что годны агентурные связи оперативных служб? Получается, что самый разыскиваемый преступник может преспокойно жить в Киеве, рискуя не больше, чем генерал-киллер Пукач в глухой деревне?

 В дальнейшем глупости росли, как снежный ком. Вдруг МВД сообщает, что Мазурок снимал деньги из банкомата во Львове, о чем тут же стало известно милиции. Опергруппа прибыла за считанные минуты, но Мазурка и след простыл. Вопрос: а куда же он мог деться в городе, вся милиция которого только тем и занималась, что выискивала преступника? Может, там забыли, что такое операция «Перехват», оперативные мероприятия, работа с агентурой? Но вероятнее всего, и это была полнейшая деза, которую МВД сознательно огласило, использовав прессу. Стыдно, однако, за это следовало бы дать по рукам.

 Но когда в столичном лесу обнаружили труп Мазурка и заброшенный недострой, в котором он обитал не один день, стало очевидно, что никуда он не бежал, просто дышал свежим воздухом и, кажется, неплохо себя чувствовал: хорошо экипированный, сытый, при деньгах, с оружием.

 После расстрела в «Караване» столичная милиция стала «искать» Мазурка. Это в милицейской терминологии называется «отработка территории»: исследование всяческих чердаков-подвалов, заброшенных избушек и недостроев.

 Вот только милиции, которую посылали на поиски особо опасного вооруженного преступника, в первые дни не выдавали ни оружия, ни бронежилетов. Осмелюсь предположить, что именно по этой причине служилые не стали соваться в тот лесной недострой, где не одну ночь провел  предполагаемый  убийца.

 Как выяснилось, почти полтора месяца он скрывался вблизи своего дома, в лесопарке, в котором по бомжу на один квадратный метр. И милиции не под силу оказалось его там обнаружить.

 Мне как налогоплательщику, содержащему недюжинную структуру под названием МВД, хотелось бы лицезреть пресс-конференцию с участием министра Захарченко, начальника райуправления и начальника розыска, которые бы пояснили гражданам, как такое могло случиться и кто за это будет наказан.

 Это дело выявило еще один архискандальный факт, за которым должны последовать громкие отставки: как писал автор вскоре после расстрела в «Караване» и как сообщили месяцем позже мои коллеги, Мазурка подозревают в целой серии жестоких убийств, которые он на протяжении длительного времени совершал в Киеве. Среди его предполагаемых жертв есть даже сотрудник милиции. Почему угрозыск не усмотрел в этих убийствах с применением огнестрельного оружия «серии», почему не объединил дела, почему все они оставались нераскрытыми и лишь волею случая о них заговорили? Может, потому, что наша милиция уже не в состоянии раскрыть ничего сложнее уличной драки? Кто за это ответит?

 Но даже с обнаружением трупа Мазурка (сомнений в том, что это он, не осталось после опознания супругой) возникли дополнительные вопросы. Если проанализировать все составляющие этого самоубийства, мы не обнаружим тому ни одного железного доказательства.

 Судите сами: нет пули, нет доверия к экспертизам, в том числе ДНК, поскольку всем известно, что любая экспертиза в нашей стране может быть фальсифицирована. Наконец, до конца не ясна логика самоубийцы — он не выглядит одичавшим, тепло одет, у него относительно комфортное место ночлега, при деньгах и оружии. И так далее.

 Наконец, мне как журналисту бросилось в глаза, как вдруг коллеги из самых разных изданий дружно разведали место нахождения трупа. А ведь до этого они не блистали осведомленностью в этом деле. Несложно предположить, что им «по секрету» дали наводку из МВД, что подтверждают журналисты, с которыми приходилось общаться.

 Очень удивила ориентировка на предполагаемого убийцу, которая появилась по всей Украине. Бросилось в глаза, что рост Мазурка указан очень приблизительно. А ведь опытному оперу не составило бы труда установить его с точностью до сантиметра. Во-первых, Мазурок служил в армии, значит должна сохраниться его медицинская карточка. К тому же на видео из «Каравана» четко видно, как он выбегает из комнаты охраны через дверной проем, около которого стоит охранник. Рост охранника можно измерить? А высоту двери? А сопоставить с ростом убийцы? Кто помешал это сделать? Или, может, «люфт» в четыре сантиметра оставили сознательно, чтобы легче было подыскать подходящую кандидатуру?

 В принципе, развеивать подобные сомнения призвана гласность, Центр общественных связей МВД. Но с самого начала в прессу попадал мизер информации. Аргументировали молчанку тайной следствия. Но, во-первых, что есть тайна, в каждом конкретном деле решает следователь, во-вторых, с обнаружением трупа размеры этой тайны стремительно уменьшились, однако милиция не спешила ответить на вопросы, волнующие общество. Почему? Думаю, потому, что так легче скрыть свои промахи и откровенный непрофессионализм.

 Роль же милиции в раскрытии этого преступления заключалась в приеме сообщения от собачника, обнаружившего в кустах труп самоубийцы.

 Впрочем, можно понять и простить милиционеров. Они очень занятые люди, им просто некогда ловить преступников. Участковым некогда проводить поквартирные обходы – на их плечах лежит ответственное задание: сбор дани на подконтрольной территории с торговцев стихийных рынков. А каково начальникам территориальных управлений и их заместителям: бизнес-встречи, дележ добычи, бани, неспешные обеды в ресторанах… Им же голову поднять некогда, какие уж тут оперативные совещания, руководство подчиненными, поиск преступников. МВД – это эффективная, высокоприбыльная коммерческая структура, требующая контроля и сбора поступающих средств, организации «производственных цепочек», отчетности перед вышестоящим руководством.

 А то, что в Киеве действует серийный убийца, вооруженный и очень опасный, это не беда, главное не пугать население – ведь это «тайна следствия». Следует признать: иногда случаются проколы, когда резонансное преступление взбудораживает общество и приходится что-то делать.

 Даже после столь грандиозного скандала нет уверенности, что министр Захарченко лишится должности, хотя следовало бы. Но не стоит надеяться, что назначение нового руководителя ведомства что-то принципиально изменит. МВД тотально коррумпировано, опытные сотрудники давно разбежались, молодежи не у кого учиться, структура МВД чрезвычайно затратна, действует крайне неэффективно. Система прогнила окончательно и требует революционных перемен.

Олег ЕЛЬЦОВ // yug.odessa.ua

Кстати. Бывший советник министра внутренних дел тележурналист Константин Стогний считает, что провал операции по задержанию Ярослава Мазурка — это результат политизации правоохранительных органов, когда оперативный аппарат абсолютно не работает. Однако допускает мысль, что Мазурок был просто за пределами города и вернулся в Киев уже перед смертью: «Мне не хочется верить в то, что он полтора месяца находился под носом у столичных милиционеров».

Он подчеркивает, что вообще слишком мало информации, чтобы качественно судить об этом деле: «Поэтому выдвигать любые версии мы имеем право. И они же могут рассыпаться».

В таких резонансных делах, сказал К. Стогний, нужно доверие к правоохранительным органам, и они должны хотя бы демонстрировать настрой на это доверие и призвать народ себе в партнеры. А сейчас люди в случае чрезвычайного происшествия звонят сначала журналистам, потом в «скорую», затем в МЧС и уж потом — в милицию.

    powered by CACKLE