Одесчина: туалетные страсти в Аккермане (ФОТО)

 Уникальный историко-архитектурный памятник, выдержавший множество войн, оказался в гуще «бетонных баталий»… Белгород-Днестровская (Аккерманская) крепость — историко-архитектурный

памятник XIII—XV веков. Своими размерами превосходит все подобные фортификационные сооружения Украины. Возведена на месте античного города Тира, с трех сторон окружена рвом шириной 10—12 метров, изначальная глубина которого около 14 метров. С севера омывается водами Днестровского лимана. Крепость имеет форму неправильного многоугольника.

Общая длина стен — более двух километров, высота стен и башен — 5—15 метров, толщина — 0,8—5 метров. Между куртинами (секторы крепостного вала между бастионами) было тридцать четыре башни, сохранилось двадцать шесть. Состояла из четырех дворов, каждый из которых имел специфическое назначение и мог самостоятельно вести оборону: гарнизонный, гражданский, портовый и цитадель. Последняя — самая важная расположенная в центре часть сооружения, приспособленная к самостоятельной обороне, последнее убежище защитников крепости при штурме.

Все крепостные строения обнесены прочными стенами, протяженность которых достигает двух с половиной километров. Общая площадь территории крепости — девять гектаров.

С 1832 года крепость не является военным объектом. Нынче памятник истории и архитектуры национального значения.

ДЕВОЧКИ — НАЛЕВО, МАЛЬЧИКИ — НАПРАВО

Белгород-Днестровская крепость стоит на скалистом берегу Днестровского лимана. Благодаря мастерству наших предков уникальное строение, возведенное из хрупкого камня-ракушечника, выдержало натиск многих столетий. Но время неумолимо…

Сегодня на сохранение Белгород-Днестровской крепости нужны деньги, которых у государства нет. По словам начальника управления охраны объектов культурного наследия Одесской областной госадминистрации Натальи Штербуль, еще в 2004 году Кабинет министров Украины утвердил программу развития и сохранения Аккерманской крепости. На ее реализацию было обещано восемьдесят миллионов гривень, из которых поступило порядка десяти процентов. И все...

Специалисты встревожены. И состоянием крепости вообще, и особенно стеной, что на краю обрыва. Она вот-вот рухнет в лиман вместе с цитаделью. По словам директора главного конструктора Одесского института «СтройНИИпроект» Иосифа Подольского, основание Аккерманской крепости висит в воздухе — процесс деформации может идти годами, а рухнет — в одночасье («Юг» подробно писал о проекте первоочередных противоаварийных мероприятий). По предварительным данным, стоимость первоочередных противоаварийных работ — около двадцати трех миллионов гривень.

Имеются и более мелкие, но не менее важные проблемы. На их решение денег в бюджете тоже нет. Сложилась обычная для нашей державы ситуация — тупик.

Выход из тупика наметился летом 2011 года. Впервые за историю независимой Украины историческому памятнику разрешили (с благословения депутатов областного совета) самостоятельно зарабатывать и тратить заработанное на себя. Для управления крепостью создали коммунальное предприятие (КП) «Фортеця».

— Месяца за два до этого над регионом пронесся ураган, — рассказывает заведующая экскурсионным отделом КП «Фортеця» Тина Федосеева. — Когда мы впервые пришли на работу, ужаснулись: все было завалено упавшими ветками, мусором… То есть никто палец о палец не ударил, чтобы навести в крепости порядок.

Пришлось новоиспеченным «коммунальщикам», в числе которых историки и археологи, браться за веники, лопаты и топоры. С территории крепости вывезли несколько десятков грузовиков мусора, более двух недель косили траву. Почистили загаженный общественный туалет, внешний вид и «амбре» которого свидетельствовали о многолетнем застое. Из башен убрали полуметровые кучи пластиковых бутылок, веток, использованных шприцев и прочих отходов жизнедеятельности человека…

Напомним, что крепость зарабатывает деньги от продажи билетов. Так вот, из этих средств КП «Фортеця» сразу стала финансировать работы археологов. Результат не замедлил сказаться: во время раскопок на древней территории были обнаружены уникальные строительные объекты римского города. То есть крепость по-прежнему содержит в себе сюрпризы. И, ясное дело, вызывает большой экспозиционный интерес.

— Поток туристов за эти полтора года значительно возрос, — говорит Тина Федосеева. — У нас в штате четыре экскурсовода, включая меня, но летом приходится приглашать еще четверых.
 
В штате КП, кроме экскурсоводов, директор, начальник отдела кадров, два кассира, столько же рабочих и дворников, плюс бухгалтер и заведующий хозчастью. Несмотря на малочисленность сотрудников, горстке людей удается содержать внушительную территорию во вполне сносном санитарном состоянии. Но есть нюанс — допотопный туалет, построенный еще в начале 1960-х годов.

— Новый туалет жизненно необходим, — поясняет Тина Михайловна. — Действующий — обычная выгребная яма…

Сотрудники коммунального предприятия признались, что иностранные туристы попросту отказываются заходить за перегородку с надписями «М» и «Ж». Зарубежные гости справляют нужду рядом с «заведением», по принципу «девочки — налево, мальчики — направо».

— Повторюсь, новый туалет необходим, ведь нас ежегодно посещают десятки тысяч человек, — говорит Т. Федосеева. — И он будет построен у входа в крепость. Строительство предполагает прокладку водопроводных и канализационных труб с врезкой в городскую систему. Понятно, что рытье траншей сопряжено с перемещением массивов грунта, вторжением в культурные слои. Потому еще до того, как была заказана проектная документация на строительство, площадку исследовали археологи. Аналогичные работы были проведены и за пределами крепостной стены, перед входом на территорию. Здесь, на пятидесяти квадратных метрах, возведем небольшой служебный павильон. Ведь нынче в маленькой комнатке ютимся все вместе: экскурсоводы, кассиры, руководство… После переезда освободившееся помещение планируем переделать под музей.

СТРОЯТСЯ ДВА НЕБОЛЬШИХ ПАВИЛЬОНА

Именно с началом строительства туалета и павильона вокруг крепости развернулись «военные действия». Против нововведений восстали местные власти Белгорода-Днестровского. В Интернете появились публикации советника мэра города по историческим вопросам Андрея Красножона, в которых, в частности, утверждается, что затеянные работы на территории историко-архитектурного и археологического памятника наносят прямой ущерб сохранности объекта.

«Предварительные археологические исследования памятника на участках, отведенных под строительство (которые предусмотрены Законом Украины «Об охране археологического наследия»), проведены не были», — цитируют А. Красножона некоторые СМИ. И со ссылкой на него же возмущаются, что древнюю территорию «заливают бетоном». Дескать, сначала было выбрано место для строительства туалета, «а потом уже, через полгода, на этом месте археологи якобы провели археологические изыскания. То есть никто с Самойловой предварительно не консультировался. Совсем наоборот: сначала утвердили проект на указанном месте, а потом археологи под него стали подгонять свою экспертизу».

Поясним, что Татьяна Самойлова — заведующая отделом археологии Северо-Западного Причерноморья Института археологии Национальной академии наук Украины, начальник Белгород-Тирской экспедиции Института археологии НАНУ, кандидат исторических наук, входит в Украинский национальный комитет международной организации системы всемирного наследия ИКОМОС (ICOMOS).

— Ни о какой заливке крепости бетоном речи нет и быть не может, — говорит она. — Строятся два небольших павильона, один из которых (кассовый и информационный) размещается на прикрепостной площади, а другой (туалет) — на территории крепости. Это необходимо, выгребная яма существующего туалета растрескалась, нечистоты заражают культурный слой и разрушают скалу, на которой стоит крепость. Места же, где будут располагаться новые постройки, как раз и определяли специалисты-археологи — задолго до того, как началась разработка проекта.

«По нашему законодательству, археологические работы должны предшествовать строительным. Если в результате археологи требуют провести корректировку проекта — это делается или проводятся охранные археологические раскопки. Из своего опыта могу назвать не один такой случай (при строительстве нефтепровода Одесса — Броды, ЛЭП Аджалык — Усатово, дороги Одесса — Киев и т.д.)», — цитируют Т. Самойлову Интернет-издания.

Что и было выполнено в Аккерманской крепости.

— Площадку, задействованную под будущие водопроводные и канализационные сети, детально обследовали археологи, — демонстрирует нам раскопки младший научный сотрудник отдела археологии Северо-Западного Причерноморья Института археологии Национальной академии наук Украины Павел Остапенко. — Соответствующие исследования на памятнике истории и архитектуры национального значения — обязательный этап. Согласно украинскому законодательству, он должен предварять любые работы — по благоустройству, реставрационные, противоаварийные. Причем с КП «Фортеця» изначально была достигнута договоренность о том, что в случае обнаружения археологических объектов схемы прокладки коммуникаций сразу изменят.

Кстати, именно при раскопках, предшествующих прокладке труб, археологи обнаружили средневековый колодец, датируемый концом ХIV — началом XV века. Его собираются музеефицировать и сохранить для осмотра посетителей.

Что же касается «заливки крепости бетоном», то, как рассказал П. Остапенко, практик с многолетним стажем, фундамент никто и не собирался заливать. По сути, на землю просто положили бетонные подушки под туалет и павильон (против которых и выступают противники строительства).

— Они возмущаются площадкой, залитой на двадцать сантиметров… в высоту, — дополняет Тина Федосеева, историк по образованию. — Утверждают, что никаких предварительных археологических работ не проводилось. Я лично исследовала шурф, а мне кто-то доказывает, что этого не было. Между прочим, все археологические раскопки проводятся по специальным документам — на основании «открытого листа», который выдается НАН Украины. Результаты работ скрупулезно документируются и остаются в ее архивах. Если нарушить эту процедуру, следующий открытый лист попросту не получишь.

МЕЖДУ МЯСОКОМБИНАТОМ И ПОРТОМ

Т. Федосеева недоумевает, почему противников цивилизованного туалета не возмущает тот факт, что в последнее время при попустительстве местных властей в Белгороде-Днестровском строятся различные объекты и реконструируются улицы без всякого археологического контроля. Хотя весь город стоит на так называемом культурном слое.

— Крепость — не единственный архитектурный памятник национального значения в Белгороде-Днестровском, — говорит Тина Федосеева. — Есть еще Скифская могила — склеп, датируемый первыми веками нашей эры. Этот памятник, расположенный между Белгород-Днестровским морским торговым портом и бывшим мясокомбинатом, превращен… в общественный туалет. (Мы побывали возле склепа. Состояние объекта, как и путь к нему, ужасает. Нам довелось продираться сквозь заросли, затем идти по железнодорожному полотну, перепрыгивая через экскременты явно не звериного происхождения. — Авт.).

Еще одна местная достопримечательность — церковь Успения Пречистой Богородицы (Армянская церковь), сохранившаяся со времен средневековья. Чтобы это здание увидеть, в Белгород-Днестровский приезжают ученые со всей Европы! Но власти города не думают о том, что лет через пять старинный объект превратится в руины. Почему так? Да, потому, что ни склеп, ни храм деньги не приносят. В них, наоборот, нужно вкладывать. Но зачем?! Ведь проще брать, ничего не внося. Это я о крепости.

Действительно, долгие годы город, который не вложил в старинный объект ни копейки, распоряжался деньгами, заработанными крепостью. С лета прошлого года эта идиллия закончилась. О каких суммах идет речь?

Согласно официальной финансовой отчетности, за прошлый год число посетителей — девяносто тысяч триста сорок три человека, проведено тысяча шестьсот четыре экскурсии. Общий доход КП «Фортеця» составил миллион двести четыре тысячи семьсот девяносто гривень. За девять месяцев 2012 года крепость посетили более ста семидесяти тысяч туристов, заработок составил около двух миллионов гривень.

Эти суммы «проплыли» мимо городских властей Белгорода-Днестровского. Именно это, по мнению сотрудников КП, да и не только их, стало яблоком раздора. То есть туалет — всего лишь карта, ставшая козырем в не совсем честной игре.

 — Наша задача — не только спасти памятник национального значения, провести необходимые работы по консервации, реставрации, берегоукреплению, нужно сделать все, чтобы памятник жил, — говорит Наталья Штербуль. — Поскольку не было достойной эксплуатации комплекса, многое мы потеряли. Поэтому сегодня мы ставим перед собой цель как сохранить крепость, так и превратить ее в туристический объект со всеми необходимыми элементами инфраструктуры.

Готов проект развития крепости, одобренный Центральным органом охраны объектов культурного наследия (между прочим, информационные павильон и туалет строятся именно в рамках этого проекта). Его разработчики уверены, что одновременно с первоочередными противоаварийными и реставрационными мероприятиями в Аккерманской крепости необходимо создать туристически привлекательный комплекс. Этот проект предполагает много интересного (не новым же туалетом, в самом деле, все завершится!), например, предполагается обустройство причала, который будет использоваться для стоянки судов, для парусных судоходных экскурсий по Днестровскому лиману. В цитадели предполагается расположить ряды ремесленников — кузнецов, ткачей, гончаров и прочих умельцев, чтобы они знакомили посетителей с секретами древних ремесел.

Но все это все-таки планы. А сейчас…

 — Скоро зима, — говорит Тина Федосеева. — Если раньше крепость зимой «умирала», то уже в прошлом году, несмотря на холода, в ней кипела жизнь. Впервые мы украсили огромную елку, на которую пригласили воспитанников детских домов (все ребята после представления получили новогодние подарки), отпраздновали Крещение, Масленицу. Этой зимой в крепости будет, надеемся, так же многолюдно. И мы обязательно завершим строительство административного павильона и туалета. Иначе нельзя.

Что ж, хочется верить, что благие начинания по сохранению национального достояния не зарубят на корню. Ведь подобных памятников архитектуры нет не только в Украине, но и во всей Восточной Европе. Будет обидно, если крепостные стены, выдержавшие множество войн, не сумеют дождаться окончания местных туалетно-бетонных баталий…

Анжела ВОЛКОВА // yug.odessa.ua

На фото вверху: Аккерманская крепость
На фото вниху: Т. Федосеева, П. Остапенко

    powered by CACKLE