Круги ада приватизации общежитий. Одесский опыт

 Сегодня в Украине насчитывается более 10,6 тысячи общежитий. Большая их часть, до 7 тысяч, является собственностью предприятий и организаций, многие из которых почили в бозе,

вместе со страной, которой уже нет на карте. Так появилась у государства серьезная «головная боль» — ничейные дома, которые никто не желает (и не обязан!) обслуживать, и «ничейные» люди без надежды на собственное жилье.

ВОПРОС С ПОДВОХОМ

 В июне нынешнего года была ратифицирована государственная программа на 2012—2015 годы по передаче общежитий в собственность местных громад. Такой передачи ожидают более тысячи домов, в них проживают 460 тысяч человек. В Одесской области под действие программы подпадает 120 общежитий со всеми вытекающими отсюда проблемами. Прежде всего, новый собственник (который и со своим-то имуществом справляется с большим трудом) хочет получить здания в надлежащем виде. Для этого необходимо провести капитальный ремонт, починить крыши, подлатать фасады, подкрасить внутренности парадных. Это как минимум. Как максимум — качественно обновить сети тепло- и водоснабжения. Сразу же возникает вопрос: за чей счет будут проводиться работы? Программа дает четкий ответ: за счет государственного и местных бюджетов. Казалось бы, основная проблема решена, осталось только согласовать детали. Но как говорится, быстро сказка сказывается, да не быстро дело делается. В реальной жизни препятствий на трудном пути приватизации «брошенных» общежитий обнаруживается столько, что в успех предприятия верится с трудом.

 На прошедшем недавно в обладминистрации заседании «круглого стола» представители общественности и чиновники обсудили вопрос со всех сторон и приняли некоторые решения...

СЛОВО — НЕ ДЕЛО

 По словам вице-губернатора Валерия Матковского, в Одесской области насчитывается более шестидесяти восьми «зависших в воздухе», ожидающих передачи на баланс местных советов общежитий. Большинство домов стали ничейными, потому что собственник, то есть предприятие, прекратил свое существование, оставив, естественно, принадлежавшее ему имущество на произвол судьбы. Есть на «карте приватизации» и другие варианты: у здания появился другой владелец, частное лицо, перекупившее предприятие, а вместе с ним и всю его собственность, включающую в себя те самые злосчастные общежития. Однако чаще всего новый хозяин в той местности не живет и найти его бывает трудно. Понятно, что довесок к купленному, разваливающиеся дома, его не волнуют, как там живут люди — тем более.

 Очевидно, что и эти общежития территориальной громаде придется взять на себя.

 — Закон гласит: государство и собственник должны принимать долевое участие в мероприятиях по привидению зданий в надлежащий вид. Государством заложено в нынешнем году в бюджет на софинансирование по общежитиям около 160 миллионов гривень. Но это только полдела. Нужны еще средства из местных бюджетов. А у местных властей, как правило, денег не хватает, — объяснил Валерий Матковский.

 Можно только добавить — и неизвестно, когда будут, по крайней мере, на эти цели.

 Однако представим себе невозможное — все общежития отремонтировали, стены подлатали, крыши заштопали, ливневки почистили. Остается только передать здания новому собственнику, а гражданам начать процесс приватизации того жилья, в котором они живут уже много лет, а зачастую и всю свою жизнь.

 Вот тут, оказывается, и начинается самый сложный этап.

 Первое — чтобы легализовать отремонтированный дом документально, необходимо изготовить на него технический паспорт, который в свое время не был сделан, так как того и не требовалось. Процедура, по свидетельству Валерия Матковского, довольно дорогостоящая. Кто за нее будет платить? Государство? Коммунальное предприятие? Сами жильцы? Легко понять, что делать этого не хочет никто. И на этом этапе процесс приватизации зависает надолго.

 Следующее — за прошедшие годы подавляющее число квартир в общежитиях были переделаны, конечно же, без официального подтверждения со стороны БТИ. Кто из временных (так им тогда казалось) жильцов стал бы этим заниматься, тратить свое время и деньги? К тому же никто от них ничего подобного и не требовал. Теперь же оказалось, что без такого узаконивания многочисленных перестроек и переделок внутри здания процесс приватизации не сдвинется с мертвой точки.

 Опять вопрос: кто захочет за это платить? Тем более что перестройки вела целая череда жильцов и совсем не обязательно, что сегодняшний владелец вообще имеет к ним какое-нибудь отношение.

 — Может быть, есть другой путь? — рассуждает вице-губернатор. — Привести все перестроенное в первоначальный вид? Но и в этом случае мы упираемся в тот же вопрос: кто это будет делать? И за чей счет?

 Очевидно, что никто.

 Еще один бюрократический «крючок» — передача на баланс внутридомовых сетей. Прежде чем это сделать, необходимо привести их в порядок, но и здесь ответственного «днем с огнем» не найдешь. А нет ответственного — нет и финансирования.

 Но вот наступил решающий момент — все, что нужно, все-таки сделано, и сессия принимает решение о передаче дома в коммунальную собственность. И дальше, по словам Валерия Матковского, «наступает полная тьма».

БАРЬЕР, ЕЩЕ БАРЬЕР...

 Когда жильцы приступают, наконец, к процессу приватизации, обнаруживается множество вещей, на которые никто раньше не обращал внимания — ни к чему было. Зачастую вызывает большие сомнения законность документов на собственность. Общежитие есть общежитие, это не собственное жилье. На протяжении многих лет из квартир одни люди уезжали, вселялись другие, документально это никак не оформлялось. Нередко новые жильцы, по тем или иным причинам, не слишком и стремились легализоваться. И теперь многие из них так и живут, не имея официального документа на право пользования жильем.

 Кто, как и когда вселился в эти квартиры? Сколько комнат и кому принадлежит по закону? Две, три, одна? Может быть, ни одной? На каких документальных основаниях можно начать процесс приватизации? Суть в том, что люди, прожившие в таких квартирах практически всю жизнь, не имея официального ордера, в любую минуту могут оказаться на улице. И закон им здесь не помощник.

 Еще одна проблема — необходимо, чтобы согласие на приватизацию дали люди, живущие в соседних комнатах (эдакий вариант коммуны по-общежитски). Однако, по свидетельству Валерия Матковского, достичь соглашения между жильцами, среди которых попадаются, мягко говоря, люди разные, зачастую бывает достаточно сложно.

 По данным Всеукраинской ассоциации содействия самоорганизации населения (СОН), жители более 280 общежитий Одессы (в них проживают 42 тысячи человек), а это 85 процентов всех имеющихся в городе общежитий, даже теоретически не имеют возможности реализовать свое конституционное право на собственное жилье, поскольку приватизация их пока не разрешена.

 Глава Всеукраинской ассоциации СОН Андрей Крупник считает: одним из действенных путей достижения положительного результата является образование СОН.

 Действительно, организация, пусть и общественная, — это ни один человек, который, как известно, в поле не воин. Вместе добиться чего-либо от государственной чиновничьей машины более вероятно.

 К тому же организованным жильцам проще привести свою собственность в порядок (здесь вступает в силу негласный, но действующий в нашей стране закон о спасении утопающих, которое, как известно, дело рук самих утопающих).

 Так, СОН №№ 10, 11, 13, 14 (в районе поселка Дзержинского) за свой счет отремонтировали канализационную систему, снизили тариф за электроэнергию с 36 до 28 копеек за киловатт и т.д.

 — Как только будет принят во втором чтении и вступит в силу новый Жилищный кодекс (а это произойдет, скорее всего, до конца нынешнего года), тем, кто проживает сегодня в общежитиях, добиться своего права на жилье будет практически невозможно, — убежден Андрей Крупник.

 Выходит, надо спешить. Но как, если это от жильцов не зависит? И что делать, если препятствия кажутся порой непреодолимыми?

 Посовещавшись, участники «круглого стола» предложили обратиться в Кабмин с рекомендациями о внесении изменений в порядок передачи в коммунальную собственность государственного жилого фонда, который находился в свое время в собственности либо оперативном управлении предприятий и организаций.

 Что ж, обратить внимание на проблему — тоже путь. Тем более что другого пока не видно. Круг проблем замкнулся, и немногим в нынешних условиях удастся выбраться на прямую дорогу.

 Слушая чиновников и самих жильцов, понимаешь, что ситуация практически патовая. И невольно думаешь, раз так, то, может быть, в самом деле, можно найти другой путь — и проще, и действеннее? Например, предоставить таким жильцам новые квартиры, задействуя социальный резерв? Может быть, выгоднее построить новые дома на месте старых полуразрушенных зданий? Да не за государственные средства, а за счет инвесторов, договорившись с застройщиком о долевом участии.

 Впрочем, специалистам виднее. Хочется надеяться, что они не упустили ни одного из возможных вариантов, облегчающих судьбы людей во вверенном им государстве.

Елена АНТОНОВА // yug.odessa.ua

    powered by CACKLE