Одесская газета «Юг»: «Люди уже сложили цену этой власти»

 На прошлой неделе Одесщину посетила народный депутат Украины Леся Оробец. Основная цель поездки — встреча с жителями региона. Однако нынешняя власть «зеленый свет» для встреч с людьми включает исключительно

для себя и своих политических сателлитов. А так как Оробец представляет объединенную оппозицию «Батьківщина», то, разумеется, режим видит в ней опасного противника, а потому не церемонится.

 «Не пущать!» — такое решение, видимо, было принято неким не очень умным чиновником, и исполнители взяли под козырек. В результате на одну из встреч с одесситами, запланированную на пять часов вечера шестнадцатого августа на площади имени Бориса Деревянко, народный депутат опоздала почти на час. Почему?

 — Не случилось ничего экстраординарного. Власть в очередной раз продемонстрировала, что боится своих оппонентов, а посему задействует все имеющиеся в ее арсенале механизмы, лишь бы не позволить представителям оппозиционных сил встречаться с людьми.

 В программе моей поездки в Одесскую область, кроме встреч с одесситами, была запланирована встреча с жителями поселка Коминтерновское. Местная власть была уведомлена о времени и месте проведения этой акции — площадь перед рынком. Но уже в Одессе мы узнали, что в Одесский окружной административный суд обратилась некая организация «Вибір комінтернівщини», требуя запретить нашу акцию. Мы пытались выяснить, что это за организация, в органах статистики, но нигде упоминания о ней не обнаружили.

 Судья назначила слушание дела на пять часов вечера, хотя была осведомлена, что именно на это время у меня запланирована встреча с одесситами на площади Деревянко. Я не стала дожидаться конца «представления» под названием «правосудие по-одесски», посчитав, что встреча с людьми куда важнее.

— А в Коминтерновское вы так и не попали?

 — Конечно, попала. Правда, местная власть к нашему визиту подготовилась. Дорогу к рыночной площади перегородили грузовиком с камнем, по периметру расставили палатки Партии регионов и мальчишек с партийными флагами. Но это не помешало нашему общению с коминтерновцами. Люди уже сложили цену нынешней власти, которая обещала «покращення життя вже сьогодні». Не случилось. Одна из самых больших проблем поселка — нехватка воды — остается нерешенной. Вот и вся «стабильность», и все «благополучие» от регионалов…

 Раньше был хоть какой-то баланс властей. И человек имел возможность добиться правды через районные, областные органы власти, через Верховную Раду, наконец. Сегодня ситуация дремучая. Простого человека власть в упор не видит. А на каждого порядочного, работающего по закону чиновника «вертикаль» находит управу — его «ввинчивают» в систему либо взятками, либо провокациями, либо давлением сверху.

 Сакраментальная вещь для сегодняшней Украины: коррупция — единственный механизм общения народа с властью. Система поборов существует в правоохранительных органах, в медучреждениях, учреждениях образования, в социальной сфере. Не дашь взятку — тебя не обслужат, не помогут. Коррупция системно выстроена, а механизмов общественного контроля над властью у общества почти нет. И главная задача оппозиционных сил — кардинально изменить ситуацию.

 Еще один любопытный нюанс. Если раньше власть, стараясь сохранить симпатию и доверие людей, пыталась хоть как-то доказывать, что она лучше предыдущей, то нынешние власти предержащие, понимая, что в сказку об их «белизне и пушистости» народ не поверит, вводят в практику политтехнологию, которая называется «все политики одинаковые». Но правда же в том, что нет, совсем не одинаковые. И когда на «Украинской правде» в рейтинге вопросов президенту Украины на вэб-конференции побеждает вопрос: «Виктор Федорович, а не могли бы вы вернуть «руїну і безнадію»?» — становится ясно: люди понимают, что происходит на самом деле и с властью, и с государством.

 За два последних месяца я побывала и в Донецке, и в Одессе, и в Чернигове, и в Западной Украине, в Закарпатье. И всюду люди говорят: «Мы голосовали за Партию регионов и жутко в ней разочаровались». А во время встречи с одесситами на Куликовом поле меня спросили: «Получается, что принятый закон о языках мне разрешает по-русски написать заявление властям о том, что у меня пустой холодильник, нечего надеть и лекарства купить не на что?». Вот такой эффект от провокации с новым законом о языках. Людям нужна достойная жизнь, хорошие пенсии и зарплаты, качественное образование и медицинское обслуживание.

— Чем программа объединенной оппозиции отличается от программ других участников выборов?

 — Принципиальное отличие состоит в способе ее написания. Свой вариант мы предложили на широкое общественное обсуждение. По всей Украине прошли сотни «круглых столов», на которых детально обсуждался каждый пункт программы. Мы хотели услышать мнение людей в регионах, экспертов. И за время обсуждения наш вариант претерпел существенные изменения. Это во-первых.

 Во-вторых, нам удалось познакомиться с людьми деятельными, активными, готовыми воплощать эту программу в жизнь на местах.

 Эта программа не столько лозунги и обещания «золотых гор», сколько конкретные задачи, которые мы перед собой ставим. И  без команды единомышленников, готовых ее воплощать, это все неосуществимо. В их числе и одесские кандидаты в депутаты Верховной Рады от объединенной оппозиции Александр Остапенко, Сергей Фаермарк, Александр Сомов, Константин Усов, Владимир Усов. И многие другие.

 Да, еще одно значимое отличие нашей программы — под каждый ее пункт уже написан или разрабатывается отдельный конкретный законопроект.

— Если оппозиция победит на выборах, вы уже знаете, какие законы будут приняты парламентом в первую очередь?

 — Мы будем настаивать на принятии серии законов, призванных сделать работу депутатского корпуса эффективной. Очень важный закон о персональном личном голосовании депутата в сессионном зале. Второй законопроект — об отзыве депутата. Необходимо, чтобы он был подотчетен своему избирателю и, попав в Верховную Раду, не затеял бы игру в «тушки». Ну, естественно, и закон об импичменте президенту Януковичу, чтобы он тоже почувствовал личную ответственность перед теми, кто его избрал. И, конечно, разработка и принятие системных реформ по примеру Грузии.

 Лично я сторонник люстрации действующих чиновников, позволяющих себе недопустимые вещи, которые прощать нельзя.

 Я уже имею так называемый «черный» список чиновников, позволяющих себе хамить и обворовывать, которые в ответ на мои и граждан обращения не реагируют. Последние полтора года я занимаюсь борьбой с коррупцией, когда ловлю чиновников на завышенных ценах на тендерах, на покупке оборудования и услуг у своих аффилированных компаний.

 Люстрация, по сути, это единственный способ поменять среднее звено чиновников — основной тормоз таких необходимых Украине реформ.

 Удивительное дело, о «языковом» законе власть орет во всю глотку, а вот об измененном законе о госзакупках — молчок. А ведь это вопиющий факт. Коммунист Мартынюк поставил вопрос на голосование, и в течение трех с половиной минут представители большинства Верховной Рады одобрили изменения в этот закон. И тем самым из-под контроля общественности одним махом были выведены двести пятьдесят миллиардов гривень. Наших с вами. Сегодня они распределяются втихую. Но почему-то партия власти отмалчивается. Впрочем, объяснять «почему» не надо… Американцы подсчитали, что каждого украинца обворовали в среднем на полторы тысячи гривень. Это цена вопроса такого вот голосования.

— Кстати, почему в Одессе нигде нет наружной рекламы объединенной оппозиции?

 — Нас физически не допускают к рекламным носителям. Опять же — боятся, надо думать. Но пользуясь случаем, скажу одесситам: мы сделаем все возможное, чтобы оппозиция победила на выборах и защитила ваш голос, ваш выбор.

Анна КОСТИНА // yug.odessa.ua

    powered by CACKLE