Одесситы требуют приостановить строительные работы (ФОТО)

 На месте двухэтажного дома №15 на улице Канатной теперь вырыт котлован под строительство семиэтажного отеля. Жильцы тринадцатого, оставшегося одноэтажного корпуса пятнадцатого и семнадцатого домов в шоке

от такого неожиданного соседства: проект с ними не обсуждался, их мнением никто не интересовался, жалобу на имя мэра в горисполкоме не приняли. Ее копию жильцы направили в «Юг».

 Котлован, оголивший фундаменты соседних домов, огорожен по периметру металлическим забором и зеленой москитной сеткой. Над забором возвышается рекламный щит, извещающий о строительстве семиэтажного гостиничного комплекса.

 От семнадцатого дома котлован находится на меньшем расстоянии, чем требуют правила пожарной безопасности, то есть менее чем на восемь с половиной метров. Забор установлен на самом краю котлована, а следовательно, чтобы представить себе, где будет стена будущего новостроя, достаточно взглянуть на забор. Она будет вплотную примыкать к нему.

 Жильцов пугает перспектива увидеть перед своими окнами этакую махину, почти вдвое превышающую высоту их четырехэтажного дома. Раньше из их двора было два выезда на случай пожара или других непредвиденных обстоятельств. С новым проектом жильцов не ознакомили, и для них остается загадкой, что уготовили им проектанты.

 — Двухэтажный пятнадцатый дом имел статус памятника архитектуры. В нем было девять квартир. В девяностых годах его готовили к восстановлению, и людей отселили, — рассказывает Лариса, проживающая в семнадцатом доме. — В двухтысячном году дом несколько раз пытались снести, но мы его отстояли как памятник архитектуры. Насчет него мы консультировались в управлении по вопросам охраны объектов культурного наследия. Тогда нам сказали, что любой памятник подлежит восстановлению, даже если в нем остался один элемент памятника. Например, в нашем случае это была стена. Пару лет назад статус памятника был снят.

 Жильцы семнадцатого дома рассказали, что четыре квартиры в ныне снесенном пятнадцатом доме были выкуплены одним хозяином, а затем перепроданы другому. Новый собственник четырех квартир почему-то получил разрешение на строительство гостиничного комплекса на месте всего дома, несмотря на то, что пять квартир дома, по сведениям МБТИ, поныне числятся за конкретными физическими лицами. Ничего, кроме фамилий этих людей, жильцам семнадцатого дома о них неизвестно. Как и куда их отселили, соседи не знают, но не исключают, что они ютятся где-нибудь в маневренном фонде и, возможно, не ведают, что дом снесли и восстанавливать его как жилье не будут. От адреса Канатная, 15 остался одноэтажный дом в конце двора, в котором проживает одна большая семья одесситов трех поколений.

 — Мой муж ходил в горисполком с коллективной жалобой жильцов, проживающих в тринадцатом, пятнадцатом и семнадцатом домах, — сказала Ирина Рубан из семнадцатого дома. — Жалобу принимать отказались. Пришлось отправить ее по почте заказным письмом. Это наводит на мысль, что работники, которые должны были зарегистрировать жалобу, были заранее проинструктированы так, чтобы ее не брать. Было похоже, что они чего-то боятся. Мужу сказали, что заявление написано не по форме, и даже пошутили: если, мол, опустите жалобу в почтовый ящик на стене горисполкома, то и тогда получите официальный ответ, что заявление поступило «не по форме».

 — Поведение работников горисполкома, мягко говоря, странное, — подключился к разговору Андрей, жилец семнадцатого дома. — По закону они были обязаны принять жалобу либо дать письменный мотивированный отказ. Нас же просто «отправили» без всяких объяснений.

 Кто даст нам гарантии, что в процессе строительства наш дом не пострадает: застройщик или мэрия? Нам сказали, что горсовет принял решение о строительстве здесь гостиничного комплекса. Кто готовил проект такого решения? Как его принимали, если нас даже не поставили в известность? Нам неизвестно, откуда, например, будет заезжать тяжелая строительная техника? Откуда будут завозить стройматериалы? И, в конце концов, как будет в дальнейшем функционировать гостиничный комплекс? Ведь его ежедневно должен обслуживать грузовой транспорт. Это и доставка белья из прачечной, доставка продуктов в кафе, бары и рестораны отеля, и многое другое. Кто-нибудь о нас подумал?

 С жильцами тринадцатого дома мне пообщаться не удалось. Охранник дома предоставил мне возможность поговорить по его мобильному телефону якобы с одним из жильцов. Не представляясь, мужчина сообщил, что жильцы претензий к стройке уже не имеют.

 — Как же не имеют, если они лично подписывали коллективную жалобу, указывая свою квартиру и номер дома? — удивилась Лариса. — Никто из них не пришел и не сказал, что претензий не имеют!

 И действительно, из двадцати восьми человек, подписавшихся под жалобой, двенадцать живут в тринадцатом доме.

 Обращаясь к мэру Алексею Костусеву, жильцы, в частности, просят: до начала строительных работ провести за счет средств застройщика экспертизу технического состояния дома №17, в непосредственной близости к которому будет вестись строительство. С этой просьбой они обращаются уже не первый раз, но экспертизу до сих пор не провели.

 Исходя из того, что с разрешительными документами на строительство гостиницы жильцов не ознакомили, они в своем обращении к мэру просят посодействовать им в этом. Они хотят иметь копии следующих документов: градостроительное обоснование на строительство и эскизный проект здания гостиницы, утвержденные управлением архитектуры и градостроительства, утвержденный проект отвода земли под строительство, решение горисполкома Одесского горсовета №959 «Про надання дозволу ТОВ «Фуртіус» на будівництво готелю за адресою: м. Одеса, вул. Канатна, 15».

 Подрядчики — люди подневольные, с жильцами не общаются. Собственником строительства числится некий человек по фамилии Данилюк, но жильцы его не знают и не верят тому, что он реальный собственник.

 — Судя по размаху строительства, собственниками являются какие-то очень влиятельные люди, — сказал Виталий из семнадцатого дома. — Не исключаю, что именно поэтому нашу жалобу в мэрии не хотели принимать.

 В обращении к мэру жильцы просят приостановить строительные работы до того момента, пока они не получат перечисленные документы. Надежда на то, что застройщик придет спрашивать их согласие, с каждым днем становится все призрачнее.

 Кстати, сама норма закона, предписывающая застройщикам согласовать с соседями новое строительство или реконструкцию, стала все чаще распространяться исключительно на «простых смертных». Только на их головы сотрудники разрешительных организаций всех уровней обрушат свой далеко не праведный гнев, если те не получат автографы соседей. Только люди «не состоятельные» будут годами выхаживать по инстанциям разрешение на расширение балкона или лоджии. Остальным на эту норму наплевать, даже если соседи в знак протеста выйдут с пикетом к мэрии или перекроют дорогу. Как говорится, закон есть, да не про нашу честь.

Елена УДОВИЧЕНКО // yug.odessa.ua

Забор стройки во дворе на Канатной, 17; Жалоба на имя мэра, не принятая в гориспокоме

 

    powered by CACKLE