Одесские СМИ о «языковом» вопросе: Моя хата в центре

 На днях известный общественный деятель Украины сменил фамилию, имя, отчество, партийную принадлежность, национальность, одежду, обувь, семью и машину. Господин Завсих согласился на интервью с одним условием —

прошлое имя политика останется между нами.

 «СУРЖЫК — МИЙ РОДНЫЙ ЯЗЫК»

— Уважаемый Грыцько Соломонович! Давайте уточним, на каком языке будем беседовать. Принятый недавно закон, как известно, разрешил писать, читать, разговаривать, думать и видеть сны тем, кто раньше не имел на это права. Интересно, как люди выходили из положения?

 — Воны мовчалы. Я, напрыклад, был вымушен прыховывать всэ, що заробляю, тому що нэ миг перекласты цыфры в налоговий декларации з одной мовы на иншу. В Украине багато людей самэ тому трымалы и трымають свои гроши в оффшорах.

— А с какого на какой язык вы, если не секрет, не могли перевести свои деньги?

 — Ни, звычайно, ниякои таемныци. Мий родный язык — суржык. На ньому розмовляе бильше ста процентив тых, хто мае гроши. У нас спильный язык, спильни погляды, спильнэ життя. Нам даже розмовляты нэ трэба. Тым бильше перекладати. Хиба що з одной кышени в иншу. Писля того, як прынялы закон про мовну политыку, все, канешно, покращало. То есть надо не перекладать гроши, а ховать. И всим ховаться. Тому я поменял призвыще и всэ инше.

— И хотите уйти из политики?

 — Ни. Самэ в политыци краще всего прятаться. Спочатку я хотив балотуватысь до Верховной Рады по багатомандатному округу. Як людына багата я звернувся до партий. Спочатку до правящей. Воны сказалы, будь ласка. То есть, сколько та ласка стоит. Ви не подумайте, я пидтрымую Януковыча, але ж цэ видверта грабижка.

 Прыйшлось, шоб не опоздать, шукать в оппозыции мисцэ. Гроши взялы, алэ в спысок я нэ потрапыв. Кинулы, падлюки.

— А деньги вернули?

 — Вы що, насмихаетесь? Цэ ж оппозыция. Але ж и я нэ дурэнь. Авансом дав десять видсоткив, хоч вымагалы двадцять.

 (На основании вступившего в силу Закона Украины «Об основах государственной языковой политики» и решения Одесского горсовета от 13 августа 2012 года дальнейший текст ответов Завсиха Грыцька Соломоновича мы перевели и публикуем на русском — языке регионального меньшинства. — Прим. ред.).

— Грыцько Соломонович, фамилию новую вы выбрали наугад или с определенным смыслом?

 — Фамилию я выбрал после того, как пару лет назад прочитал в вашей газете интервью с Остапом Степановичем Протыпсихом («Марсиане начинают кампанию», «Юг», 12.11.09. — Прим. ред.). Этого человека несколько раз похищали инопланетяне, но не смогли запугать, не смогли заставить уйти из политики.

 Марсиане добились, что ему, как и мне, ЦИК в регистрации отказала. Но многое из того, что Остап Степанович пообещал сделать как президент (например — отменить для себя все законы), сделал Виктор Федорович Янукович. Его тоже марсиане, видно, по ночам похищали. Или облучали — не в этом дело.

 К мысли сменить фамилию на Завсих я пришел под влиянием Остапа Степановича. Еще до того, как жизнь покращилась, он предлагал объединить украинские партии в одну. И перемешать. Эту мысль регионалы украли и испоганили. То есть не довели до результата. А я доведу.

 Мне думать не надо. Рецепт есть. Осталось влить в кастрюлю Партию регионов, перемешать с «Батькiвщиной», посыпать коммунистами, поперчить «Свободой» и «УДАРом» засадить в печку. Готовность определять по запаху. На большом расстоянии от носа.

 — Грыцько Соломонович, скажите, пожалуйста, где ваше место в этой кастрюле? И где гарантия, что вас не схарчат вместе со всеми?

 — Украинского олигарха К. перед президентскими выборами 2010 года спросили о том же. Он честно ответил: «Мое место в эмиграции». К. еще до принятия закона о языке перевел деньги с украинского на региональные языки Швейцарии. И вступил в Евросоюз. Индивидуально. Таких денег, как у К., я не заработаю за двадцать две жизни. Поэтому выбора нет. Будем жить с вами вместе. Без гарантий.

— А как жить?

 — Просто. Мой дворник месяц назад подал заявление. Теперь — член Партии регионов. Через пару лет станет командовать ЖЭКом, научится воровать, выучит суржик, пойдет по партийной линии, станет депутатом. А не научится воровать — останется дворником. Проблем нет.

— Проблема в том, что воровать он будет не у марсиан, а у своих соседей. И соседи не будут терпеть вечно.

 — Вечно не будут, а на нашу жизнь терпения у народа хватит. Моя программа политика, программа человека с фамилией Завсих в том, чтобы объединить в одну партию тех, кто ворует, с теми, у кого крадут. Только этим можно склеить восток и запад, свести правый и левый берег Днепра, покращить жизнь до того, что краще быть не может.

КУДА Ж НАМ ПЛЫТЬ?

 С Грыцьком Соломоновичем мы беседовали долго и весело. Потом даже навеселе. За его счет, естественно. Неэтично поэтому передавать его оценки конкретных политиков. Лексика, которую в этом случае употреблял господин Завсих, выходит далеко за рамки как принятого недавно закона, так и Европейской хартии языков национальных меньшинств. Ограничимся поэтому изложением отдельных фрагментов и общих мест.

 Предстоящие выборы в Верховную Раду объединитель всех партий в одну считает самыми честными и справедливыми из тех, что были и будут. Грыцько Соломонович, как и следовало ожидать, поддержит всех кандидатов морально, а тех, от кого зависит его маленький бизнес, — материально. Но даст только аванс. Партии власти двадцать, оппозиции — десять процентов.

 На вопрос, что делать, если в Европе не согласятся считать выборы честными и применят санкции, господин Завсих ответил — пойдем в Таможенный союз. На вопрос, что делать, если Таможенный союз пошлет Украину подальше, господин Завсих ответил — вернемся в Европу. На вопрос, где окажется страна, которую пошлют все, господин Завсих ответил. Но ответ из цензурных соображений мы опубликовать не можем.

 Из цензурных соображений мы вынуждены исключить из публикации также ответ Грыцька Соломоновича на вопрос о будущем курсе гривни и ряд оценок деятельности руководства Национального банка Украины. Исходя из тех же мотивов (ненормативная лексика, клевета и личные оскорбления премьера), мы отказываемся передавать мнение господина Завсиха о Кабинете министров нашей страны.

 Под конец беседы уличенный в противоречиях, отсутствии логики и воли к объединению со всеми Грыцько Соломонович растерялся. Но ненадолго. Из Киева пришла радостная весть. Героя нашего интервью ЦИК зарегистрировала как кандидата в народные депутаты по одномандатному округу. Под прежней фамилией. Сами догадайтесь — какой.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ // yug.odessa.ua

    powered by CACKLE