Кино в Одессе: Штырь в голове, или Сколько же она стоит?

 На Одесском международном кинофестивале достаточно ярко прозвучало, что в современной жизни различные телевизионные реалити-шоу и прочая шелуха в СМИ, всё больше заменяют саму человеческую жизнь. И даже настоящая трагедия получает свою рыночную стоимость, зависящую от умения договориться с боссом телеканала.

Итальянский фильм "Реальность" (Маттео Гарроне). Торговец рыбой вроде бы прошел на телевизионное реалити-шоу. Так, во всяком случае, ему пообещали. Он ждет вызова, которого всё нет, и потихоньку сходит с ума. Ему уже приходит в голову, что организаторы шоу за ним следят. Поэтому бродягу, которого раньше гнал, уже привечает, да еще раздает бригаде бомжей вещи из дома. Надо, мол, хорошо выглядеть перед всевидящим оком.

Уходит жена с детьми, хотя и пытается его как-то привести в чувство. Рыбный магазин уже продан. А кандидат в шоу всё ждет вызова на телеэкран. Скорее, машина из психушки за ним приедет.

Пикантную атмосферу вокруг этого фильма создает то, что Аньело Арена, играющий главную роль, в реальной жизни - убийца, отбывающий длительное наказание (может быть, даже, пожизненное заключение). По этой причине приехать в Одессу он не смог.

Американский фильм "Голливудский мусор" (Фил Волькен). Двое мусорщиков, много лет обслуживающие Голливуд, находят на свалке статуэтку Оскара, врученную полтора десятка лет назад за роль второго плана. Из совершенно никчемного информационного повода СМИ создают настоящую бурю. И вот уже парни выходят в местный высший свет, а мусорщик, нашедший статуэтку, через день уже уволится, чтобы давать интервью участвовать в шоу, консультировать создателей многосерийки о себе.

Но что это?! Внезапно мусорщики оказались в информационном вакууме. Просто случился новый информационный повод - кража у какой-то более или менее известной личности. И все теле- и прочие СМИвзоры обратились туда. А наш герой- мусорщик уже на грани помешательства.

Испано-французский фильм  "Последняя искра жизни" (сценарий - Ренди Фельдман). Классный пиарщик Роберто уже два года без работы. Он в отчаянии. Его не берут даже те, кого он считал если не друзьями, то хорошими знакомыми наверняка. Жена душевно поддерживает его.

После еще одного отказа Роберто едет в гостиницу, где полтора десятка лет назад провел с женой медовый месяц. Но гостиница снесена., а на ее месте отрыт древнеримский театр, который как раз сегодня представляют журналистам. Но театр еще не до конца реконструирован. Роберто срывается с большой высоты, но, упав на спину, обходится почти без травм. Кроме одной: его затылок пронзил здоровенный штырь, и Роберто теперь похож на нанизанную бабочку. При этом, несмотря на боль, он остается в сознании. Пока всё решил миллиметр-другой, и то, что штырь не даёт вырваться фонтану крови. Но вечно  так продолжаться не может.

Ситуация вокруг Роберто меняется постоянно. Сначала мэр города и директор музея захотели скрыть от журналистов случившееся и побыстрее вывезти пострадавшего. Но те узнали. И теперь уже Роберто лежит на глазах у журналистов и подтягивающихся болельщиков за его жизнь.

Приехала скорая помощь. Приехала жена, потом - сын и дочь. Роберто решает сделать свою лучшую пиар-акцию на собственном положении между жизнью и смертью, и заработать так, чтобы семье хватило на долгие годы. И вот он уже со штырем в голове подписывает договор с агентом. Тот начинает работать. За эксклюзивное интервью предлагают сто пятьдесят тысяч. Они хотят вдвое больше.

Уже ничего не предлагают. И снова поступает предложение: два милллиона! Но - только в случае, если Роберто умрёт.

Агент сначала скрывает это, а потом сообщает супруге Роберто. И получает от нее пощечину. Справедливую при тех обстоятельствах.

Супруга просит  репортершу малоизвестного телеканала взять интервью у Роберто. Но не для выхода в эфир, а для семьи. Та соглашается, а потом отдает супруге кассету. Можно сказать, что девушка уже уволена.

Поскольку Роберто перевозить нельзя, операционную привозят на место падения и будут оперировать здесь. Роберто снимают со штыря. Получившая свободу кровь бьет вовсю. Больного уносят в шатер и оперируют.

...Выходит врач и говорит, что сделал всё, что мог. И тут уже начинаешь сомневаться в его словах, так как вся эта суета вокруг жизни больного коснулась и врача. Но не будем безосновательно плохо думать о человеке.

Ну почему же все-таки жена не взяла те деньги?! Никто же теперь, после смерти мужа, ей ничего не даст. Однако мы видим телевизионного босса, в руках которого тоненький чемоданчик. В таком как раз уместятся два миллиона.

Телебосс ставит чемоданчик на  пути вдовы с детьми. Женщина с размаху бьет по чемодану ногой, и семья уходит под аплодисменты зала.

А, может, всё-таки, стоило эти чёртовы деньги взять, чтобы Роберто там, наверху, было спокойней за семью?

Борис Штейнберг.
Для Интернет-газеты "Взгляд из Одессы". 

    powered by CACKLE