Предсмертные откровения одессита: «Я знаю, что умираю. Так дайте мне умереть спокойно…»

 Я получила письмо. Привожу его полностью с сохранением орфографии и стиля. «Журналисту прав человека Колтуновой В. Г. От больных гуртуббольницы №1. Федоров Яков Николаевич – Кокорева Евгения – Рябоконь Александр – Мартинюк Алег

                                                       Заявление

Мы больные городской больницы категорически отказиваемся от перевода обласной белогнестровской или оболтуббольниц. Ми уже неоднократно находились там гараздо хуже условие чем ГТБ № 1. В случае перевода насильствена, мы забракадируемся в больнице и преизвлдем Акт самосожение, потомушто нарушение права человека Мером Костусевым А.А. и начальником говсдрав оделом Шпаком И.В.

21.06. 2012.

Подписи»

Из этого письма видно что, во-первых, люди доведены до отчаяния, во-вторых, это люди необразованные, явно неустроенные в жизни. Даже не средний класс. И расчитывать на платную медицинскую помощь им нечего.

А вот такие письма были отосланы другими пациентами этой больницы на имя мэра Одессы,  губернатора, Президента страны и премьер-министра.

«Мы, больные, лечащиеся в городской туберкулезной больнице №1, обращаемся к вам с просьбой. В ГКБ №1 лечатся в основном люди с непростой судьбой и соответствующими заболеваниями (туберкулез, спид, гепатиты), бомжи, люди, освободившиеся из заключения.  Мы твердо знаем, что в этой больнице нас обязательно примут на госпитализацию, и будут лечить бесплатно. Для других областных  учреждений мы нежелательные пациенты. Теперь, когда встал вопрос о закрытии больницы, мы очень обеспокоены такой постановкой вопроса. Конечно, лечить и опекать богатых интереснее. Зачем тратить деньги на больных, от которых нет отдачи, как от гостиниц и развлекательных комплексов.  Но мы тоже граждане этой страны и болезни не выбирают людей по социальному статусу. Мы тоже хотим выздороветь и продолжать жить. Почему нужно закрыть единственную городскую больницу. Больные и персонал больницы старались поддержать больницу в рабочем состоянии без помощи извне.

Никакие реформы не оправдают жестокость по отношению к беззащитным людям».

И так далее.  Подписи.

Что же случилось, что послужило причиной тревоги больных людей, для которых одесская ГТБ №1 стала родным домом, зачастую единственным? По сути, приютом для бездомных, зараженных многими страшными инфекциями. Почему ее собираются закрыть?  

Вернемся на год назад. Как рассказала мне одна из медсестер больницы, в одно невеселое утро, на территории больницы, насчитывающей 4 га земли в Черноморке, бывшей немецкой колонии Люстдорф (что, как известно, в переводе на русский означает, «Веселая деревня»), появились некие молодые люди. Они по-хозяйски обошли сад больницы, полюбовались столовой - пышным зданием в стиле 50-ых годов прошлого века, постояли над обрывом, ведущим к морю.

На вопрос медсестры, кто они такие,  что им здесь надо, и почему они не подойдут к главврачу больницы, чтобы решить свой вопрос, молодые люди, улыбаясь, отвечали: а он тут уже не хозяин, зачем он нам нужен.

Вскоре в больницу нагрянула высокая комиссия из СЭС Киевского района Одессы и провела проверку  санитарного состояния больницы. После чего главврач туббольницы получил постановление  Киевской СЭС № 30/3-1 «О временном прекращении функционирования КУ Гортуббольница №1 по ул. Прибрежной, 17 с 17.05. 2012 г.» за подписью главврача СЭС И.М. Сафяна. Официально это постановление имело то объяснение, что больница закрывается на ремонт, а все больные будут перераспределены по другим городским больницам, то есть в центр города.

Правда, денег на ремонт город не выделяет. Когда ремонт будет произведен – неизвестно. А больных, соответственно постановлению, больница уже перестала принимать. Они уже среди населения.

ГКБ №1 специализирована на туберкулезе. Это кровожадная инфекция, каждый день  на планете туберкулез уносит 5 тысяч жизней, и это число постоянно растет. В СССР туберкулез был сведен до минимума, сейчас же в Украине мы уверенно говорим  об эпидемии туберкулеза в стране. Вызывается заболевание бациллой, называемой палочкой Коха. Трудности борьбы с этим заболеванием связаны с некоторыми особенностями возбудителя. Бациллы Коха устойчивы к воздействию факторов внешней среды. Они выдерживают замораживание при температуре до -180° С в течение восьми дней, сохраняют жизнеспособность на одежде больного 3-4 месяца, на страницах книг — до 6 месяцев и т.д. На земле до 6 месяцев в сырую погоду. При определенных условиях мокрота может выделять палочку на земле до 3-х лет.

В связи с тем, что заражение туберкулезом наиболее часто вызывает поражение легких, главное значение в распространении туберкулезной инфекции имеет мокрота больного туберкулезом человека — она считается основным источником инфекции. Выделяемая мокрота попадает на белье неопрятного больного, предметы быта, на пол и стены жилого или производственного помещения. Вместе с пылью частицы высохшей мокроты проникают в дыхательные пути здорового человека. Заражение туберкулезом возможно не только через пыль, но и путем непосредственного попадания капелек мокроты в легкие. При кашле мельчайшие капельки мокроты разносятся на два 2-3 метра, а при чихании — даже на 9 метров. В таких капельках диаметром 0,5 кубических миллиметров содержится до 500 БК.

Больной туберкулезом способен заразить 12-15 человек в год. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), на планете каждую секунду туберкулезную инфекцию получает один человек. Количество инфицированных растет стремительно, но инфекция число больных и сокращает – каждый четвертый из умирающих взрослых погибает от заболевания туберкулезом. То есть 25 процентов заболевших умирают. Даже вполне благополучных людей, из обеспеченных слоев населения. 20 процентов больных туберкулезом погибают неизбежно.

Но в одесскую ГТБ попадают как раз самые необеспеченные слои. Там лечатся бывшие зэки и бомжи, наркоманы, алкоголики, и просто очень бедные люди. Как правило, у них туберкулез сочетается со СПИДом, сифилисом,  гепатитами, кожными инфекциями. Многие по нескольку лет не выходят. И вот печальная статистика, за год в больницу поступают до 1000 человек, одновременно находятся 250, но каждый месяц умирают человек 10-12.

Социально благополучные больные лечатся в больницах на Белинского, на Ядова. Запущенных бомжей с кучей сопутствующих заразных болячек туда не берут. Это удел ГТБ №1.

И тем не менее…

Что-то я не помню такого, чтобы больницу, состоящую из четырех корпусов, разом закрывали на ремонт, собственно говоря, на неопределенное время. Нормальное явление, когда корпуса ремонтируются по очереди, а больные из одного корпуса распределяются по остальным. Представьте себе, что завтра разом закроют на ремонт 20 отделений психиатрической больницы на Воробьева. И всех ее пациентов выпустят в город. А денег, скажут, нет, и когда будут, неизвестно. Во что превратится Одесса?

Но тут понадобилось разом прикрыть все. Почему?

Не с тем ли таинственным визитом молодых людей, имевшим место год назад, связано нелепое постановление закрыть больницу в ожидании денег, которые «когда будут, неизвестно»?

Отделения, где размещены больные, отремонтированы в 1997 году. Я знаю дома, которые не ремонтировались с 1937 года и ничего… Никто не чешется.

Больница занимает территорию в 4, 216 гектара, расположена на возвышенности, имеет хорошие подъездные пути. Расстояние до моря – 500 метров. Вокруг степная зона. Имеются очистные сооружения, своя котельная на газовом топливе, централизованое водо- и электроснабжение. Ба! Да здесь делать нефиг, почти готовый отель, вот только чуть-чуть бабок вложить. Правда, кругом эти самые зловредные бациллы, которые тут выхаркивались на землю с самого 1946 года, ну и что. Нам не страшен серый волк, потому что не будем же постояльцам сообщать, что тут когда-то было. Они по 300 долл. в сутки за человека платить будут, пусть себе спят спокойно. Так что получат все «олл инклюзив».

А вот одесситам спать спокойно не придется. Потому что в город хлынут те самые 1000 человек, которые каждый год поселялись в палаты больницы, а теперь заполонят городские парадные, «Привоз», скверы. И понесут в центр курортного города СПИД, чесотку, вирус гепатита С, бледную спирохету, гоноккоки и ту самую, знаменитую палочку. На себе понесут, в себе. Начнут на нас чихать и кашлять. Знаете, какой способ завтрака у бездомных? Пройтись по базару, там руками кусочек творога отхватить, попробовать, тут. Глядишь,  и поел. И так же в обед. А за ними мамы для детишек покупать этот творог пойдут.

И еще напрашивается ехидный вопрос: если больница временно закрывается на ремонт, то почему начальник Горздравотдела В.И. Шпак поставил на заседании Горздравотдела вопрос о демонтаже нового итальянского рентгеновского аппарата «Виромантик» стоимостью 980 тыс. гривен и передаче его в другую больницу? Потому что он «после ремонта» не понадобится в данном месте?

Это еще вежливый вопрос. А вот больные, когда В. И.Шпак приехал в больницу успокаивать их, и раздавать сладкие обещания, вежливо выражаться не стали. Те слова и посылы, которыми они встретили высокое медицинское начальство, я здесь привести не могу. Не для печати.

Но вот фраза, которую произнес один из больных, и которая рвет сердце.

«Я знаю, что умираю. Так дайте мне умереть спокойно. В нормальной постели. Как человек. Потому что я тоже человек».

В.И. Шпак аргументирует необходимость закрытия больницы тем, что она находится в рекреационной зоне, в Черноморке. И предлагает перевести больных в самый центр города на улицу Белинского. Два шага от парка Шевченко, главного парка отдыха одесситов. Железная последовательность.

Верховная Рада приняла Постановление о принудительном лечении больных туберкулезом, которые уклоняются от лечения в стационарах (есть и такие), а СЭС Киевского района это Постановление своим Постановлением корректирует. Мол, мы тут у себя, на своем болоте, сами себе кулики.

К кому только не обращались измученные тревогой сотрудники и больные ГТБ №1. К министру здравоохранения, к мэру Одессы,  к губернатору Одесской области, С. В. Кивалову, А.А.Гончаренко, Н.Я. Азарову, в различные влиятельные СМИ, но проблема так и висит в воздухе.

«Победить туберкулез реально» - надеется председатель комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения Татьяна Бахтеева. Но признает, что в нашем государстве эпидемия туберкулеза перешла в категорию национальной проблемы. Каждый год 30 000 украинцев заболевают этим страшным недугом, 8 000 из них умирают. Для того, чтобы остановить распространение инфекции, Т. Бахтеева предлагает прекратить свободный вход и выход больных из туберкулезных диспансеров и больниц. Сейчас они свободно выходят в город, посещают кафе, развлекательные учреждения, ездят в трамваях и т.д. При этом стойкие мокроты, которые они распространяют воздушно-капельным путем, опасны для окружающих. Поскольку некоторые больные относятся легкомысленно к свой болезни, бросают курс лечения антибиотиками, то бацилла Коха привыкает к данному препарату,  и он перестает на нее действовать. Самое страшное, что появляются уже мультирезистентные штаммы бацилл. То есть не поддающиеся никаким препаратам. Больного мультирезистентной формой туберкулеза можно сравнить с ходячим бакериологическим оружием, утверждает пани Татьяна. На то, чтобы поставить туберкулезу заслон, и расчитан принятый ВР в марте этого года Закон Украины «О противодействии заболеванию туберкулезом».  В случае, если больные заразными формами туберкулеза нарушают больничный режим, то они могут быть принудительно госпитализированы в на лечение в противотуберкулезные учреждения без права свободного выхода оттуда.

Но это в Киеве так решили. В высших сферах. А у нас тут, мы помним, свое болото и свои кулики. И свои «меры противодействия инфекции». На улицу ее, вон!

И еще один аспект проблемы. Мало кто хочет работать в подобных лечебных учреждениях. Медицинские работники, занятые в этой сфере находятся в зоне повышенного риска. Ежегодно из наших украинских медиков 500 человек сами заболевают туберкулезом. Поэтому Закон предусматривает сотрудникам таких учреждений повышенные оклады и надбавки за выслугу лет, другие методы поощрения. Тем не менее, желающих рисковать собой очень мало. Выпускники вузов всеми правдами и неправдами стараются открепиться от направлений в тубзаведения. А в одесской ГТБ №1, сложившийся годами коллектив, 130 человек, с огромным опытом работы, огромным терпением по отношению к самой тяжелой группе больных, наоборот, цепляется за ставшей привычной и любимой работу. Даже, если больницу закрыть на время, в чем я очень сомневаюсь, думаю, это навсегда, то этот коллектив распадется тоже навсегда. Потому что в основном он состоит из пожилых женщин, то есть самой работящей и ответственной части трудового населения, но куда они пойдут? Со своими знаниями, навыками, опытом…  Такой коллектив уже больше не собрать.

Так что, граждане одесситы, готовьте марлевые повязки. И хлорку для посыпания своих лестниц. Опять же, навсегда.

Если хотите жить.

Виктория Колтунова

для интернет газеты "Взгляд из Одессы"

    powered by CACKLE