Как надо понимать возбуждение Балинова после приговора по делу Убирии (видео)

 Начнем сегодня, пожалуй, с громкого заявления директора телеканала "Град" Анатолия Балинова по поводу решения Николаевского суда, занимавшегося так называемым "делом Убирии". Напомню вам о его сути.

Незадолго до местных выборов, в июне 2010 года, на полигоне твердых бытовых отходов "Дальницкие карьеры" имел место следующий инцидент. Группа рейдеров, защищающих интересы принадлежащей Маркову мусоровывозящей компании "Союз", с которой город незадолго перед тем разорвал юридические отношения в связи с ненадлежащим выполнением ею условий договора, попыталась захватить свалку, с которой фактически была выдворена. Опираясь на решение суда, разрешившего "Союзу" пользование полигоном – только пользование, а не владение им, - воинственно настроенные мусорщики ворвались на свалку, выгнали оттуда  штатных работников и начали поджидать, как, видимо, и было запланировано, появления здесь заместителя городского головы Вахтанги Убирии, отвечающего за состояние этого участка коммунального хозяйства. Рейдеров, естественно, сопровождала съемочная группа телеканала АТВ, являющегося собственностью того же Маркова. Правда, позднее выяснилось, что журналист, который спровоцировал инцидент, в телекомпании не работал.

 
Убирия, конечно, не замедлил появиться в зоне конфликта и попытался защитить городскую собственность. Переговоры между ним и  захватчиками полигона шли на все более высоких тонах, наверное, часа три. В конце концов, нервы пожилого человека не выдержали. Грузинские гены тому только способствовали. Вспыльчивый Убирия, на которого нагло, с издевкой, перед объективом видеокамеры, "наезжали" молодые ребята с каменными затылками и крутыми скулами, не выдержал. Сколько мы видели за последнее время таких стычек, где одна сторона (в нашем случае чиновник мэрии) готова рыдать от бессилия, возмутительной несправедливости ситуации, а другая  (в тот день - марковские пацаны и наемный журналист) делает вид, что ничего не понимает и действует в своем праве! Убирия был доведен до крайней степени возмущения. Присутствовашая здесь же милиция в дело не вмешивалась – видимо, получила соответствующие указания от своего начальства. Вот тут и прозвучал выстрел.
 
Убирия защищал городское достояние, честь городской громады, свою честь. Конечно, вице-мэр ни в кого не стрелял и ни за что бы не выстрелил. Это потом, позже, прикормленные медиашавки  начали нагнетать истерию – дескать, одна из них и доблестные боевики-мусорщики были на линии огня. Но передергивал ствол Убирия, направив свое наградное оружие в землю, палил в воздух. Он надеялся таким образом отпугнуть бандитье, которое вот-вот могло вступить в драку. Однако наивный грузин жестоко заблуждался. Марковцы все расчитали заранее. Они знали, что сюда приедет именно этот человек. Им было известно, что он, если его долго доставать, обязательно взорвется. Так и случилось.
 
Мои предположения подтверждает последующее развитие событий. Как только прозвучал выстрел, выездная бригада рейдеров и телевизионщиков сразу свернула  свои пожитки и убралась прочь. В тот же вечер или ночь, сейчас уж не помню, марковский десант тихо, без лишнего шума, тоже покинул полигон. А затем появилось уголовное дело. Друг Маркова, в ту пору николаевский прокурор, начал уголовное преследование на пустом месте.
 
Теперь возвратимся к тому, с чего начали. С чем же выступил громовержец Анатолий Балинов, честнейший Анатолий Балинов, который в свое время въехал в городской совет на плечах Эдуарда Гурвица, а потом, когда последний не пожелал уступить мэрское кресло его хозяину - Алексею Козаченко, стал последовательным  врагом Гурвица, регулярно, по крайней мере, раз в неделю, оскорбительно и подло отсылая того в страну "Гурвиландию"? Анатолий Конкович выступил с заявлением о том, что он и возглавляемая им телекомпания "на всех уровнях" будут оспаривать решение николаевского суда, который на минувшей неделе закрыл судебное производство по делу Убирии – тот по одной из  надуманных статей был амнистирован, а по другой оправдан. Суд не нашел в его действиях на полигоне преступного умысла, более того – вернул ему наградной пистолет. Вот, оказывается, отчего всполошился Балинов. Убирия, вопреки его сладким надеждам, на свободе, да еще и с  оружием. "Вооружен и очень опасен!" – возопил Балинов, беспокоящийся о здоровье своих сограждан.
 
Ну, как тут не спросить этого хамелеона: что же вы, господин хороший, не поднимали народ в рогатины, когда ваш патрон и кормилец, запершись в кабине своего джипа, не попугал, а хладнокровно расстрелял человека, в котором почуял угрозу себе, любимому?! Что же вы тогда  не предупреждали одесситов  о том, что они должны, завидев, этот самый прОклятый джип, разбегаться по подворотням? Да что там! Вы тогда всячески выгораживали своего безрассудного, позабывшего о страхе Божьем хозяина. Даже, помнится всем скопом фильмец отлудили, где представили его ангелом во плоти. Так что, не смущайте, Конкович, народ. Не наводите тень на плетень. Не удалась ваша, общая с Марковым провокация. Смиритесь с этим. И ради всего святого, не вспоминайте где надо и не надо, как ваших папарацци  кто-то отлупил на Думской площади. Папарацци, которые лезут к людям в постели, заглядывают в  карманы, плюют в чужие кастрюли с борщом, подсматривают в замочные скважины, лупят всегда и везде. Это закон жизни. Против него не попрешь.
 
Ну, ладно. Теперь – о приятном. Несколько дней назад город облетела, да простят меня верующие, благая весть.  Мутант Кваснюк, брутальный модератор безобразной программы "Правда" на том же  АТВ и бывший глава городской организации  марковской партии, был освобожден от должности главного редактора газеты "Одесский вестник", которую занимал достаточно долго и в которой прославился лишь тем, что упоенно печатал, иной раз по четыре в номере, фотографии своего начальника - врио городского головы. Это для тех, кто еще листает иногда городскую газету, большая радость. Кваснюк, как-то не удосужившийся получить высшего образования; малограмотный тип, чудом угодивший в телевизионные ведущие, конечно же, не мог одолеть премудростей работы в  газете, где слово, отнюдь, не воробей; где и топором не вырубишь того, что оттиснуто на полосе с помощью типографской краски. А ведь он привык нести околесицу в прямом эфире. Ему, сидящему за столом, заваленным чужими газетами, использующимися им, как  доносы, кажется, что его безответственная болтовня, по крайней мере, для него безвредна. Мало ли что ляпнешь сплеча! Ан нет. Посмотрел я несколько минут очередную "Правду", уже после его ухода из "Вестника", и понял – нужно продолжать. Нужно контролировать каждое его слово; нужно фиксировать злобную, ксенофобскую ахинею, которую он упоенно несет, и как только снова начнет обзывать честных, патриотично настроенных националистов  фашистами, украинцев - "хохлопитеками" или выкинет еще какой-нибудь, столь же омерзительный фортель – а в том, что он это сделает, нет никаких сомнений, - тут же брать его за шиворот и - на солнышко, пред светлы очи генпрокуратуры. Пусть избавят нас, наконец, от этой заразы.
Что же до телеведущего Дейча, которого назначили редактировать газету, вместо Кваснюка, я ему крепко сочувствую. Он начал с дипломатического намека на болезнь своего предшественника, хотя тот тут же вылез на телеэкраны. Да ладно, Бог с ним. Сочувствую я ему потому, что работать с врио городского головы, с этим составом мэрии и совета, безумно сложно, если возможно вообще. О правде тут и речи не идет. Удержаться бы в рамках  элементарных приличий. Но что тут скажешь Дейчу, у каждого свой скелет в шкафу…
Интересно, как расскажет "Одесский вестник" при новом своем руководстве о работе ревизоров из Контрольного управления Администрации президента, которые вновь приехали в Одессу и начали приставать со своими претензиями все к тому же заму городского головы Ильченко, недавно обвинявшемуся во мздоимстве. Помнится, он несколько дней провел тогда в Киевском СИЗО. Затем Приморский суд отпустил его на волю вольную, но сегодня Областной аппеляционный удовлетворил требование прокуратуры  вернуть дело в первую инстанцию для нового судебного разбирательства. Теперь это будет происходить уже в другом суде, с другим составом судей. Так что, Николаю Ильченко, который  долго вел себя как невинно оклеветанный гражданин предстоит ответить на множество новых неприятных вопросов. Среди них и те, что задают ему киевляне. А касаются они, например, незаконного, безвозмездного выделения случайным, ничем не отличившимся перед городом гражданам  сорока шести соток драгоценной земли в Отраде. Дело в том, что ни на один из письменных запросов киевских контролеров мэрия внятного ответа не дала. Не дает его и сейчас.  Правда, теперь в деле фигурирует заявление одного из давешних счастливчиков, в котором тот  называет автором преступной схемы начальника департамента земресурсов горсовета Коврижных. У меня нет на этот счет иной информации. Но я знаю, что Ирина Коврижных, как бы к ней не относиться, дурой никогда не была, и уверен - донос, о котором идет речь, продиктован  костусевским окружением, быть может, опять таки, проштрафившимся вице-мэром. Эти ребята хотят выйти сухими из воды, слив одну лишь Коврижных. Скоро мы узнаем, что там к чему. А пока Ильченко, вероятнее всего, на некоторое время оставит в покое предпринимателей, с которых, при помощи управления архитектуры, исполкомовское чиновничество вознамерилось взимать совершенно незаконные поборы за право эксплуатировать давным-давно функционирующие торговые точки. О новых я уж и не говорю! Наводить порядок в сфере уличной торговли, конечно, нужно, но не карательными методами. С малого бизнеса вполне достаточно  драконовского налогового кодекса. Ему, бизнесу, помогать нужно, всеми силами, а не шантажировать его, не устраивать погромов.
 
Кстати, возвращение дела Ильченко в суд – знак хороший. Возможно, придет время и будет оспорено утверждение облпрокуратуры о том, что аэропорт "Одесса" был законно передан из коммунальной собственности в частное владение. Да, скорее всего, процедурных нарушений при проведении этой фантастической операции не было. Но что это по существу? Акт завуалированного дарения прибыльного, приносящего немалый доход казне предприятия жалкой фирмочке с уставным капиталом в тысячу гривней, да еще под туманное обещание искать в течение года инвестора, который, разумеется, найден не был. Мы столько раз уже толковали об этом; столько раз спрашивали о том, как город мог лишиться контроля над аэропортом, ничего не получив взамен, что повторяться не имеет смысла. Не поинтересоваться ли контролерам, приехавшим в Одессу, и этой махинацией. Ведь врио городского головы совсем недавно на полном серьезе собирался взять кредит для строительства взлетно-посадочной полосы аэропорта, 75 процентов которого подарил дяде. Да ведь за это его следует упечь в каталажку лет на десять. А прокуратура, видите ли, не находит нарушений. Смеху подобно!
 
Столь же смешными кажутся мне  заказные исследования разного рода, согласно которым город, где прорехи на каждом шагу; где только благодаря  высокому уровню выживаемости, чуть ли не генетически свойственному одесситам, сохраняется еще кое-какая видимость нормального существования, вдруг присваиваются высокие рейтинги конкурентоспособности (фонд "Эффективное управление"), богатства (GFk Ukraine), уровня доходов населения (агентство UBR), благоприятствования ведению бизнеса (украинский FORBES). Мы постепенно нищаем, цены катастрофически растут, недострои на каждом шагу, безработица зашкаливает, а эти заробитчане шаманят что-то свое, не считаясь с реальностью. Ужас, да и только!
 
Мнение громады при этом, естественно, не учитывается. Интересно, что на самом деле сказали одесситы парням и девчонкам, то и дело анкетирующим их  на улице, по поводу строительства подстанции Облэнерго в парке Шевченко, которую начали возводить, как честно говорят энергетики, с конца. Вспомните, как это было. Нельзя в парке? Замечательно. Тогда передвинем его границы. Нельзя на людной улице? Прекрасно. Закамуфлируем мину замедленного действия под изящный дом. Ну, а поскольку проект здания соответствующими инстанциями еще  не согласован, начнем с коммуникаций, чтобы потом отступать было некуда. Как вы понимаете, протесты экологов, общественности учтены городскими властями не были. Нечто сходное происходило в Усатово, жители которого восстали против  того, чтобы высоковольтные линии электропередач висели над их домами. Там успеха добились. Энергетики, которые так же, как в Одессе, утверждали, что другого пути у них нет, отступили. Здесь же мы продемонстрировали поразительную мягкотелость. А чиновникам с Думской на нас наплевать. Они даже о сохранности одного из немногих одесских раритетов - Потемкинской лестницы – не желают думать. Если бы Гурвиц не ушел, внизу под ней, где мы видим страшные руины, наверняка, давно кипела бы работа. А сейчас даже предположить трудно, когда сюда спустится первая рабочая бригада. Не дай Бог,  сползет с оползнем  часть бульвара. То-то шума будет!
Зато пошли разговоры о необходимости реконструкции другого бульвара, Французского. Тут, конечно, нет ничего невозможного. Я однажды подсчитал: достаточно вырубить где-то шесть десятков деревьев – от киностудии до улицы Белинского - и опустить трамвайное полотно с двух сторон на уровень брусчатки, чтобы тесный бульвар, не  утрачивая своего очарования, стал просторной четырехполосной магистралью. Нам рассказывают, что области и, соответственно, городу выделена грандиозная субвенция на строительство дорог. Казалось бы, тут найдутся средства и для преображения бульвара. Однако заклинаю тех, кого это касается, не торопиться. Во-первых, от обещания субвенции до реального ее получения, как от неба до земли. А во-вторых, реконструировать дороги нужно уметь. Это врио городского головы не по зубам. Ему, наверное, тошно оттого, что в городе не пострадала – ни от снега, ни от ливней – ни одна из улиц, которые привели в порядок при Эдуарде Гурвице. Давайте подождем с бульваром до его возвращения. Тогда сделано все будет на ять!
    powered by CACKLE