Оппозиция, власть и вопросы языкознания

 Два политика с милицейским прошлым, два инициатора «закона о языке» своего добились. Их усилиями из искры медленно, но верно возгорается пламя. Призрак мордобоя, покинув стены парламента,

бродит просторами Украины. Как фон для парламентских выборов это в равной мере устраивает и оппозицию, и партию власти. Не устраивает только рядовых граждан, которым в очередной раз навязывают выбор между «языком» и «мовой», а не выбор своего будущего и будущего страны.

ЗА ТО, ЧТОБЫ ПРАСКУ НАЗВАТЬ УТЮГОМ

 Для разжигания культурной и национальной розни «языковая» проблема подходит лучше других, поскольку с помощью закона решить ее нельзя принципиально. То есть вмешаться можно, но нельзя предсказать результат. Рейтинги, соотношение политических сил в этой области в наши дни, может быть, имеют значение, но не большое. Времена, когда постановлением пленума или съезда партии внедрялась «коренизация» или уничтожался вместе с языком и культурой «национализм», прошли безвозвратно.

 Как правильно заметил один из немногих здравомыслящих народных депутатов, «мы бьемся насмерть за то, чтобы на упаковке «праски» написано было «утюг». Но если «праску» хотят продать, «утюг» напишут без всякого закона. И документ официальный переведут, и лекцию прочтут на языке, слушателю понятном. Как, собственно, в Украине происходит уже двадцать лет.

 О том, что нынешняя «битва за язык» придумана не для решения проблемы, а вброшена как предвыборная технология, не говорит и не пишет только ленивый. И только политические невежды не понимают, что технологию эту применяют от отчаяния. У власти нет достижений, которые можно предъявить избирателю, у оппозиции нет общей реальной, привлекательной для большинства избирателей и понятной всем программы действий. А уровень доверия населения к оппонентам примерно одинаков, и он не выходит за рамки расхожего утверждения — воруют все.

 Единственное, что оправдывает оппозицию в этой ситуации, — она не была инициатором окончательного решения языковой проблемы, а сейчас только держит оборону. Причем обороняется не только из идейных, а преимущественно из политических соображений. О каком сопротивлении режиму может идти речь, если перед самыми выборами защитниками украинского языка будет проиграна решающая война? И без этого Комитет сопротивления диктатуре упрекают в бездеятельности.

 Поэтому на будущей неделе, когда избранники народа вернутся в Киев после работы в округах Лазурного берега, Сейшельских островов или Кипра и приступят к защите народных интересов, следует ожидать такой же, если не более жесткой, рукопашной, как 24 мая. Подготовка к этому идет вовсю, и самым ярким примером является формирование широкой группы поддержки оппозиции.

 Принятое депутатами Львовского горсовета решение провести 5 июня выездную сессию в Киеве под стенами Верховной Рады возвращает обстановку в стране к апрелю 2010 года, когда патриоты таким же образом пытались помешать подписанию «харьковского пакта». И к тем дням, когда украинский парламент начали штурмовать чернобыльцы и «афганцы».

 Но два года назад кредит доверия к Януковичу, по крайней мере, на юге и востоке страны, не был подорван. Успешно завершались переговоры по Договору об ассоциации Украина — ЕС, члены бывшего правительства не сидели в тюрьмах, не было речи о международной изоляции режима. И главное — впереди не маячили парламентские выборы.

 А теперь маячат. И у власти, и у оппозиции поэтому есть искушение сыграть ва-банк, одним ударом обеспечить плацдарм для победы в конце октября. Отступят защитники «мовы» — значит слабаки, святое не защитили, своих предали, таким власть доверять нельзя. Отступит власть — не такая прочная диктатура. Нажмем, и рассыплется, полетят клочки по закоулочкам.

БОЛЬШОЙ КРОВЬЮ НА СВОЕЙ ТЕРРИТОРИИ

 Нет сомнений, что все опасности видят и понимают на Банковой, где сидят хозяева положения, люди, в силах которых пока дать отбой, найти выход из крайне опасного противостояния, хотя бы изобразить компромисс. Но хотят ли они найти выход? Если хотели бы, обуздать Кивалова и Колесниченко — плевое дело. Виктор Федорович сам может справиться. Руками. Прецеденты были. Значит президент не хочет, значит настроен на выполнение своих предвыборных обещаний любой ценой. Как мечтали некогда — малой кровью на чужой территории.

 Однако не исключено, что воевать регионалам вскоре придется большой кровью (хотелось бы думать — в переносном смысле) на своей территории. И территория эта не выборы, а ближе — чемпионат Европы по футболу. В связи с Евро-2012 в Киев уже направляются болельщики из дальнего зарубежья. Штурм украинского парламента, если такой состоится, или разгон демонстраций они могут воспринять как забавный бесплатный аттракцион, как зрелище. Но могут принять непосредственное участие. Испытать на себе гуманизм нашего «Беркута».

 Лидеры Евросоюза, как известно, высказались против поездок лидеров стран ЕС и своих чиновников в Украину во время футбольного чемпионата. Но они высказались и против бойкота, призвали своих политиков как частных лиц приехать в нашу страну, попытаться посетить украинских политзаключенных, публично высказать отношение к режиму.

 К политзэкам режим их, натурально, не пустит, но кто запретит европейским демократам защищать демократические ценности там, где они больше всего нуждаются в защите — в толпе перед Верховной Радой или в колонне протестующих на Крещатике демонстрантов? И как бы не вышло конфуза. Украина — не Россия и тем более не СССР, а Киев — не Москва 1980 года, когда перед Олимпиадой город зачистили так, что улицы превратились в пустыню.

 Некстати то есть разгорелась «война за язык», невовремя обнажили клинки, преждевременно расчехлили орудия. Хотя как сказать… Существует версия, что в бессмысленных, несвоевременных и вредных для государства языковых конфликтах заинтересованы внешние силы. Вернее, одна сила, которая только и может выиграть от дестабилизации обстановки в Украине.

 Испытывая искреннее отвращение к теориям заговора и сказкам о происках темных сил, к тому бреду, который внедряют в сознание адепты отечественной конспирологии, автор не может все-таки пренебречь очевидными фактами. А именно: происходящей открыто, провозглашенной декларативно политикой Российской Федерации по втягиванию Украины в орбиту своего влияния, политикой изоляции нашей страны от цивилизованного мира.

 В 2004 году такая политика дала сбой, но в 2010-м ее сторонники не просто отыгрались. В результате многоходовой, но хорошо рассчитанной спецоперации они сделали все, чтобы на западной границе нашей страны выросла стена выше бывшей берлинской. Чтобы в результате в глазах западных политиков Украина стала страной-изгоем, символом коррупции, судебного беспредела и жесткой диктатуры.

 Воплощением этого является, конечно, фигура Януковича, но отвращение к этому человеку усилиями западных и восточных соседей распространяется на всю страну, на весь народ. Народ, который не только не смог отстоять завоевания «оранжевой революции», но не способен защитить свою культуру, свой родной язык. Помните, Путин в Бухаресте говорил Бушу-младшему, что Украина не государство? Так кто был прав, спросит сейчас Владимир Владимирович у Ангелы Меркель.

Только от нас зависит, как сможет она ответить на этот вопрос.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ
yug.odessa.ua

    powered by CACKLE