Одесса, «МИАР»: судебный спектакль «Марышева «против» Микулича»

 Скажите, ну что криминального в том, что следователь по уголовному делу и адвокат обвиняемого вместе вошли в туалет суда?! Причем адвокат и следователь - одного пола, то есть молодые женщины.

И даже если следователь провела в означенном помещении секунд тридцать. Неужели на этом основании их надо подозревать в каком-то сговоре?
Конечно же, подобные подозрения абсурдны. И, в конце концов, следователь и адвокат в каком-то уголовном процессе могут быть процессуальными соперниками, но в жизни - лучшими подругами и обсуждать в коридорах суда либо иных его помещениях дела не только судебные, но и, к примеру, обновку в гардеробе или планы на летний отдых.

Однако когда подобная ситуация возникла под вечер 8 мая в Приморском местном суде города Одессы, некоторые из полутора десятков потерпевших, ставших свидетелями этого (свидетелями чего?!), начали нехорошо отзываться о старшем следователе областного милицейского следственного управления Наталье Марышевой. Это были потерпевшие по уголовному делу, которое ведет Марышева в отношении группы лиц из организованной преступной группировки "МИАР". Но в данном случае собрались они в качестве зрителей на судебное заседание, в ходе которого должна была быть рассмотрена мера пресечения - взятие под стражу - 51-летнему Ивану Микуличу, учредителю фирмы "МИАР".

Напомним вкратце, что по мнению правоохранительных органов, со второй половины 90-х годов группа лиц, имеющих отношение к "МИАРу", или формально с ним не связанных, занималась махинациями с недвижимостью. Под видом договоров займа либо других договоров, при помощи сомнительнейших судебных решений, о которых потерпевшие зачастую даже не знали, людей лишали недвижимости. Причем на заключительном этапе обычно применялся агрессивно-силовой захват.

Преступная деятельность миаровцев насчитывает многие десятки эпизодов. Но долгое время им удавалось уходить от ответственности, так как правоохранительные органы почему-то их взаимоотношения с людьми сводили к гражданско - правовым отношениям. Многие потерпевшие убеждены в том, что у миаровцев была, да и по-прежнему существует, мощнейшая "крыша" из лиц, имеющих отношение к высшим эшелонам судебной и правоохранительной систем Украины и Одессы.

И все-таки несколько лет назад один судебный процесс в Малиновском суде Одессы начался. Это были восемь эпизодов в отношении ряда лиц. Однако затем процесс был прекращен в связи с тем, что эти эпизоды вошли в новое уголовное дело, которое расследовалось Главным следственным управлением МВД Украины под пристальным вниманием Генеральной прокуратуры Украины. Совершенно правильно в Генеральной прокуратуре поняли, что дело по "МИАРу" нужно вытащить из одесской клоаки, иначе оно не закончится никогда. Дело было расследовано и передано в суд. С марта 2011 года процесс проходит в Киевском местном суде Одессы. Речь идет о 13 эпизодах. Обвиняются 16 человек. К ним применены меры пресечения, не связанные с лишением свободы.

В то же время следственным управлением ГУ МВД Украины в Одесской области расследуется очередная порция преступных эпизодов. Их тридцать два. И практически в каждом из них, как рассказывают потерпевшие, фигурирует Иван Емельянович Микулич. Ведет досудебное следствие Наталья Валерьевна Марышева. И вот у следователя созрела мысль взять Микулича под стражу. Хотя следователь является лицом процессуально совершенно самостоятельным, трудится он не в вакууме. И можно предположить, что взять Микулича под стражу предложила областная прокуратура, которой было известно, что находясь на свободе, обвиняемый продолжает преступную деятельность. Апофеозом ее стали события в апреле 2012 года в селе Корсунцы под боком у Одессы. Там Микулич с группой близким ему лиц выбросили на улицу молодую женщину с полугодовалым ребенком и еще несколько несовершеннолетних. По утверждению женщины, которая 8 мая тоже находилась в Приморском суде, во время этого произвола судебных исполнителей не было, как не было, впрочем, и судебного решения вообще.

Давайте все же оставим в покое "дела туалетные" и перейдем непосредственно к судебному заседанию по мере пресечения. Напомним, что ушли в прошлое времена, когда "закрыть" человека мог непосредственно следователь. Теперь это может сделать только суд по представлению следователя, согласованному с прокурором. Это сделано для защиты прав подозреваемого, обвиняемого. Но как часто судьи просто штампуют представления следователей о взятии под стражу! Очевидно именно поэтому заседания об избрании меры пресечения проходят фактически в закрытом от публики режиме, хотя по закону они являются открытыми.

К чести судьи Виктора Пысларя он чинить препятствий зрителям не стал, и допустил в зал столько человек, сколько вмещали скамьи.
 Судья предлагает следователю обосновать свое представление о взятии Ивана Микулича под стражу. Следователь поднимается и...толком ничего не может сказать. Ее выступление и диалог с судьей здорово напоминали встречу на экзамене второкурсницы - юристки с профессором, причем студентка в ходе учебного семестра не столько усердно занималась, сколько пребывала в ночных клубах.

Следователь говорит об избрании меры пресечения, а судья объясняет ей, что мера пресечения Микуличу уже избрана и речь может идти только об ее изменении. Следователь оправдывается тем, что по данному эпизоду мера пресечения еще не применялась. Ладно,"избрание" или "изменение" - это в некотором роде при данных обстоятельствах - юридическая казуистика. И следователь могла тут ошибиться. Но какой эпизод она выбрала!

Речь идет об эпизоде 2000 года! По договору цессии некий гражданин Станев лишился своей недвижимости и не получил полагающихся тридцати тысяч долларов. В 2004 году в отношении Микулича в связи с этим было возбуждено уголовное дело. Позднее этот эпизод фигурировал в многоэпизодном уголовном деле, по которому Печерский суд Киева взял Микулича под стражу, но затем Апелляционный суд Киева эту меру пресечения изменил.

Тут нужно напомнить, чем занимается судья во время решения вопроса об изменении или избрании меры пресечения. Он должен заниматься только этим и не решать вопрос о виновности либо невиновности обвиняемого. Об этом судья в достаточно шутливой, но вполне законной форме, напомнил следователю. Он также объяснил, что рассматривает только данное представление.

Судья абсолютно прав. Он поначалу ориентируется только на представление следователя, согласованное с прокурором. Здесь, в зале он не знает и знать не хочет никакого Микулича, никакой "МИАР", и только хочет понять, почему он должен лишать человека такой абсолютной ценности как свобода. Эпизод произошел в 2000 году, уголовное дело уже восемь лет тянется. Обвинение ему предъявили только 8 мая 2012 года. Что такого экстраординарного произошло, что человека требуется упрятать за решетку? Следователь пытается сослаться на тяжесть совершенного преступления, которое вменяется Микуличу. Затем ей на помощь приходит прокурор, пытаясь как бы выправить ситуацию.

Во время выступления следователя потерпевшие в зале начинают возмущенно шептаться. Почему она ничего не говорит об организованной преступной группировке? Почему не говорит о том, что Микулич, оставаясь на свободе, продолжает свою преступную деятельность? Почему не говорит о самом свежем эпизоде в Корсунцах?

Судья успокаивает публику и обращается к следователю. Вы, мол, говорите, что оставаясь на свободе, Микулич может продолжить преступные деяния. Это ваши предположения или у вас есть доказательства этому? Это предположения, говорит следователь. Потерпевшие ошеломлены.Эти люди за годы лишений стали специалистами в юриспруденции и прекрасно понимают, что предположения не могут быть положены в основу судебных решений. Но что же она, следователь, вытворяет?! Что за спектакль устроила?!

Адвокат и сам Иван Микулич поясняют суду, что ни преступления по упонянутому эпизоду со  ни каких- либо других преступлений он не совершал. Характеризуется положительно. Несудим (приговоров-то нет!) и является добропорядочным гражданином.

Микулич рассказал, что у него был гипертонический криз и сегодня утром,8 мая, его выписали из реанимационного отделения больницы и он направлялся в стационар, когда почему-то был задержан сотрудниками милиции.

Еще Микулич пояснил, что он учредитель фирмы "МИАР", деятельность которой сейчас приостановлена. Является частным препринимателем по аренде недвижимости, проживает фактически по Преображенской,88,где раньше находился "МИАР".По делу Станева он не скрывался от следствия одиннадцать лет и делать это не собирается.Так же, как не скрывается от следствия по уголовному делу, которое слушается в Киевском суде Одессе, и не скрывается по уголовному делу о Корсунцах.

Услышав о Корсунцах, судья прервал обвиняемого,сообщив,что это к данному представлению отношения не имеет. Конечно,не имеет! Ведь этого нет в представлении.Как нет и того,что Микулич подозревают в руководстве организованной преступной группировкой и обвиняют в десятках преступлений. Следователь сознательно вырвала из всего многолетнего и многоэпизодного контекста один эпизод 12-летней давности. Вместо того,чтобы в своем представлении обложить Микулича многочисленными эпизодами с совсем свежим апофеозом в Корсунцах. Цель? Можно предположить,что это было стремление во что бы то ни стало оставить Микулича на свободе.И самой остаться при этом в девственной чистоте: я,мол,сделала,всё,что могла,а суд не захотел его закрывать.

Что это: глубокий непрофессионализм? Непрофессионализма, конечно,хватает, но в нем ли только дело?
Во всяком случае,после случившегося судебного заседания многие потерпевшие говорят о том.что будут делать отвод следователю.
А каково же решение судьи Виктора Пысларя? Он справедливо отказал следователю в заключении Микулича под стражу и оставил тому меру пресечения в виде подписки о невыезде. Это блестящее решение с точки зрения юриспруденции и оно может стать поистине учебным примером того, как судить надо.

Суд в частности пояснил,что по "тяжести совершенного преступления" не мог лишать обвиняемого свободы,потому что тем самым заранее определял бы виновность обвиняемого, которая совершенно не доказана. Еще суд указал. что взятие под стражу не должно использоваться в качестве давления на обвиняемого.Также суд учел положительные характеристики Микулича (вот бы здесь в противовес рассказать о его преступной деятельности, но следователю надо было совсем не это).

Судья по данному представлению принял совершенно законное и справедливое решение. Но давайте уж будем последовательными и в других случаях тоже не идти на поводу у правоохранительных органов, отправляя в тюрьму и тех совершенно невиновных, кто во множестве оказывается за решеткой.
А спектакль "Марышева "против" Микулича" удался на славу.

    powered by CACKLE